1news.az

Ахмед бек Агаев – вдохновитель идей азербайджанского патриотизма в начале XX века

28 Мая, 2011 в 17:00 ~ 13 минут на чтение 18760
Ахмед бек Агаев – вдохновитель идей азербайджанского патриотизма в начале XX века
АХМЕД БЕК АГАЕВ (1869-1939), после 1908 года чаще всего упоминался как АХМЕД БЕК АГАОГЛУ.
 
Родился в 1869 году в г. Шуша в знатной азербайджанской семье.  Его дед и отец владели арабским, персидским и русским языками, для своего времени считались образованными людьми, знатоками в области теологии. 
 
Первоначальное образование Агаев получил в религиозной школе моллахана, но затем   был определен в русскую гимназию, функционирующую в Шуше.  Успешно завершив учебу в гимназии, в 1887 году он едет на учебу в Петербург с целью получения образования в Технологическом институте.  Здесь при поступлении его поджидала неудача, и тогда не унывающий юноша отправляется в Париж.
 
С 1888 года Агаев - студент  знаменитой Сорбонны и одновременно слушатель Высшей исследовательской школы, в которой знакомится с программами ряда курсов по   истории восточных стран и восточных языков.  Любознательный юноша уже вскоре становится автором интересных публикаций в парижских исламоведческих и политических  изданиях.
 
Он - корреспондент по Персии в знаменитом французском издании «Журналь де Деба». Главными темами публикаций Агаева являются проблемы истории стран Востока, восточной философии, исламской религии, Тогда же началось его сотрудничество с издаваемой в Тифлисе  газетой «Кавказ». 
 
В 1892 году Агаев принимает участие в востоковедческой конференции в Лондоне, где он выступил с анализом шиитского направления ислама. Выступление Агаева было отмечено ценным подарком, врученным ему от имени шаха Персии.  
              
В 1894 году, получив известие о смерти отца, Агаев возвращается на Родину. Три года он прожил в Шуше.   Жизнь в провинции не устраивала кипучую натуру 25-летнего молодого человека.
 
В 1897 году он переезжает в Баку и становится редактором и одним из ведущих авторов газеты «Каспий». Одновременно он работает преподавателем французского языка в Бакинской   торговой школе.   Статьи Агаева охватывали широкий круг вопросов политической и общественной жизни Азербайджана и Востока того времени. Но более всего его привлекала тема единства мусульманских народов.
 
По его мнению, жителям Азербайджана надо брать пример с  борьбы народов  Индии, арабских стран   за   свои права.  Преувеличение политической сознательности мусульманских народов в других странах было вполне естественным, и проистекало у Агаева из недовольства состоянием национального самосознания у родного ему народа.  
 
Это было время, когда вопрос о национальной самоидентификации жителей Азербайджана приобретает особое значение. Агаев, как и многие другие «продвинутые» в интеллектуальном отношении представители немногочисленной интеллигенции Азербайджана, все чаще обращаются к теме национальной принадлежности мусульманских народов России. 
 
Вот почему тюркская тема все чаще занимает приоритетное место в рассуждениях Агаева. Все чаще он говорит об общности тюркоязычных народов, и в этой связи   уповает на особую роль в обеспечении прогресса тюркоязычных народов единственной тогда независимой мусульманской и при этом тюркоязычной страны - Османской империи.
 
Это уже в те годы вызывало раздражение царских чиновников, подогреваемое доносами «бдительных» армянских верноподданных самодержавия. Тем не менее, особый размах общественно-политическая деятельность Ахмед бека приобретает с началом  первой русской революции.
              
Представляется, что политическая активность Агаева в значительной степени стимулировалась тем особым, трагическим положением мусульманского населения, в котором оно оказалось в связи с началом кровавого армяно-азербайджанского противостояния. 
 
Изначально стало очевидным, что при всех нюансах симпатии российских властей и русского общественного мнения на армянской стороне. Это настораживало передовых представителей общественного движения в Азербайджане.  И это подтолкнуло их к мысли необходимости объединения всех мусульман России в рамках единой организации, независимо от различий региональных и в вопросах толкования религиозных сюжетов. Тем более, что такая возможность предоставлялась сложившимися условиями  времени.
 
8 апреля на квартире популярного общественного деятеля того времени Габдеррашида Ибрагима в Петербурге собрались представители мусульманских регионов России.
 
Азербайджанскую общественность представляли Али Гусейнзаде, Али Мардан бек Топчубашев и Ахмед бек Агаев. Там и было принято соответствующее решение.
 
Оно предопределило созыв I Всероссийского мусульманского съезда, состоявшегося в августе 1905 года в Нижнем Новгороде. Созыв съезда, принятые на нем решения вдохновили Агаева на проведение в дальнейшем  большой, и как показала жизнь, плодотворной работы.
 
Защищая интересы мусульман России, Агаев добился в Петербурге аудиенции у российского самодержца Николая II. После съезда в Нижнем Новгороде он был участником в последующих двух съездах российских мусульман, активно участвуя в выработке стратегии и тактике движения мусульманских народов.
 
Но особое значение имела его защита интересов азербайджанского населения против армянской агрессии. С этой целью он активно использует газету «Каспий». В этой связи он остро критиковал российскую сторону за необъективность в вопросах оценки характера межнациональных столкновений. Он обвинял петербургские газеты в распространении «небылиц и клевет по адресу мусульман».  
 
Но еще большее значение имела его деятельность по мобилизации самой азербайджанской общественности на отпор армянской агрессии. 
 
В этой связи огромное значение имело восстановление деятельности газет на азербайджанском языке, запрещенных после закрытия газеты «Экинчи» еще в 1878 году. Использовав благоприятную ситуацию в России, Топчубашев, Агаев и Гусейнзаде добиваются разрешения на издание газеты «Хаят» на тюркском языке.
 
Вокруг газеты группируются лучшие силы азербайджанской интеллигенции того времени: Мирза Алекпер Сабир, Наджаф бек Везиров, Аббас Саххат, Мамед Эмин Расулзаде, Нариман Нариманов, Узеир Гаджибеков и многие другие.
 
Безусловно, идейными вдохновителями публикаций в газете были Ахмед бек Агаев и Али бек Гусейнзаде.    Вслед за этим Агаев добивается издания еще одной газеты - «Иршад», главным редактором которой он становится.   Если подходить к оценке содержательного направления издаваемых Ахмед беком и его единомышленниками   газет с советских идеологических позиций, то действительно их можно квалифицировать как панисламистские, и даже как  пантюркистские. В них пропагандировалась идея общности интересов всех мусульман,    тождественности тюркских народов, идея особой миссии Османского государства.
 
Так, уже в первом номере газеты «Хаят» Агаев писал: «Если мы желаем идти вперед и быть нацией, обладающей жизненной силой, мы, прежде всего, должны оставаться мусульманами. Наше продвижение вперед, наши усилия к улучшению жизненных условий могут быть успешными в сопряжении с исламскими законами».  
 
Но если подходить к этому вопросу с точки зрения реалий того времени, то позиция Ахмед бека может быть расценена как, прежде всего патриотическая, направленная на развитие национального самосознания азербайджанцев, четкого определения у них чувства национального «Я».
 
Это нашло свое четкое отражение в его практической деятельности, направленной на отражение армянской агрессии. 20 февраля-6 марта 1906 года в Тифлисе под председательством наместника на Кавказе графа И. И Воронцова-Дашкова был проведен армяно-азербайджанский примирительный съезд. 
 
На съезд были приглашены высшие военные чины и должностные лица    со всего Южного Кавказа, в том числе губернаторы Бакинской, Иреванской, Тифлисской, Елизаветпольской губерний. Азербайджанскую сторону представляли Ахмед бек Агаев, Исрафил Гаджиев, Мухаммед ага Векилов, Карабек Карабеков, Алекпер бек Хасмамедов, Адиль хан Зиядханов и другие.
 
Но, по справедливой оценке азербайджанского исследователя Вилаята Гулиева, центральной фигурой среди азербайджанских представителей был Ахмед бек Агаев, проявивший на съезде завидную принципиальность и конкретность.
 
В одном из своих выступлений он четко определил свою позицию на день проведения съезда и программу будущих действий: «На Кавказе многие ответственные лица и руководители, боясь армянских террористов, вершат дела не по совести, не по справедливости. Мы, азербайджанцы, не намерены долее терпеть такое положение, и открыто заявляем, что до тех пор, пока на Кавказе будут править группы террористов, здесь не восстановятся ни мир, ни покой. Мы говорим, если вы действительно желаете мира, то наряду с другими мерами надо положить конец террору. Нам отвечают, что мы имеем в виду «Дашнакцутюн». Мы не говорим о «Дашнакцутюне». Мы требуем ликвидировать террор. А армяне почему-то думают только о «Дашнакцутюне». Очевидно, «Дашнакцутюн» как-то связан с террором. Мы теперь должны позаботиться о себе.  Нам тоже следует создать крепкую, вооруженную партию. И у нас должен быть свой «Дашнакцутюн». Если правительство позволяет подобные акции одной стороне, то должны позволить и другой, иначе здесь явное двуличие».
                 
Слова у Ахмед бека не разошлись с делом. Полностью разочаровавшись в способности царского правительства справиться с армянской опасностью, он на самом деле приступил к созданию боевой организации, способной оказать организованный отпор врагу.
 
Еще в 1905 году по инициативе Агаева было создано общество «Федаи».  Но подпольная боевая организация была создана осенью 1906 года в Баку. В середине октября 1906 года в губерниях Южного Кавказа было распространено извещение, сообщающее о создании организации «Кавказского Всемусульманского комитета обороны – Дифаи».  
 
В этом воззвании партия Дифаи заявляла о своем желании противостоять армянскому терроризму, которому, по убеждению составителей воззвания, протежировало правительство и его представители на Кавказе.  В воззвании говорилось, что «армяне без различия возраста и общественного положения, объединившись вокруг «Дашнакцутюн», располагали значительными материальными средствами, оружием, хорошо обученными и вооруженными «зинворами», а через своих членов из высшего общества и администрации оказывали давление на распоряжения правительственных органов при подавлении столкновений между азербайджанцами и армянами, добиваясь таким образом склонять эти распоряжения в защиту своих интересов».  
 
Воззвание от имени создаваемой организации «Дифаи» предупреждало должностных лиц, деятельность которых будет расценена, как направленная против мусульманского населения и потворство армянским националистам, что их ждет возмездие. В составлении текста воззвания, как и других документов «Дифаи», несомненно, была велика роль Ахмед бека, который принял активное участие в формировании организационных структур и отделений партии.
 
Он часто выезжал в провинцию, пропагандируя необходимость пополнения рядов организации. Благодаря деятельности А. Агаева и других деятелей партии, «Дифаи» превратилась в мощную организацию, способную защитить азербайджанское население от армянского терроризма и его покровителей. В результате действий «дифаистов» были казнены многие армянские террористы, покровительствовавшие им царские чиновники.
 
Действия «Дифаи» на время положили конец армянскому «беспределу» на Южном Кавказе. Дашнаки поняли, что есть сила, способная дать им отпор, а власти осознали, что с азербайджанцами нельзя не считаться. Во всем этом нельзя не видеть организующей роли Ахмед бека Агаева. Ахмед бек намерен был создать партию, способную решать большие программные задачи. Террор был навязан азербайджанской общественности агрессивностью армян. Но Агаев видел будущее организации в проведении большой просветительской и культурной работы среди населения. Об этом свидетельствует проект программы партии, опубликованный в газете «Иршад» в декабре 1906 года, текст которого, скорее всего, был составлен Ахмед беком.  
 
В нем вопросам культурно-воспитательной работе среди населения уделено было первостепенное внимание. Как бы то ни было, первая национальная политическая партия в Азербайджане была создана Ахмед беком Агаевым в 1906 году, и по справедливому замечанию исследователя Ирады ханум Багировой, до 1917 года «Дифаи» оставалась самой крупной азербайджанской партией, как по численности, так и по своему влиянию на массы.
                  
Опасаясь преследований за свою деятельность, Ахмед бек Агаев в 1909 году переезжает в Турцию. Здесь он принимает активное участие в движение младотурков. Его публикации регулярно появляются в газетах «Тюрк юрду» и «Тарджеман и-хагигат». Главной темой его статей являются призывы к развитию просвещения, экономики. Он утверждал, что процесс формирования единой тюркской нации необратим, и ссылался при этом на исторический опыт Европы. 
 
В годы Первой мировой войны он вошел в состав «Комитета по защите прав мусульман России».  Он активно ратует за предоставление тюркским народам России всех гражданских и политических прав. 
 
После заключения Брестского мира между Россией и странами Четверного союза, в том числе с Османской империей, Ахмед бек в качестве советника турецкой армии прибывает в Азербайджан. Здесь он сыграл немаловажную роль в утверждении азербайджанской государственности, создании и укреплении Азербайджанской Демократической Республики.
 
С уходом турецких войск из Азербайджана, Ахмед бек принимает активное движение в обновленческом движении в Турции. За это английские власти ссылают его, как и многих других патриотов, на остров Мальту.
 
В 1921 году он возвращается в Турцию, где становится активным сторонником движения и борьбы под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка.  Большая роль Ахмеда Ага оглу   в становлении Турецкой Республики достаточно подробно освещена в мемуарах первого посла РСФСР в Турции Аралова. В Турции Ахмед бек становится редактором официального органа правительства Мустафа Кемаля – газеты «Хакимиет-и-миллие». Впоследствии он становится директором главного управления прессы турецкой республики, избирается депутатом Великого Национального Собрания. Скончался Ахмед бек Ага оглу в 1939 году.
                
Ахмед беку Агаеву (Агаоглу), несомненно, принадлежит особая роль в становлении национального самосознания всех мусульманских народов России, всех тюркских народов и, прежде всего, азербайджанского народа, в пробуждении   патриотизма, в  выработке чувств обеспечения этнической безопасности и   самосохранения.
 
ЭЛЬДАР ИСМАИЛОВ,
 
Доктор исторических наук, профессор
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net