1news.az

Александр Перенджиев: «Для Азербайджана Франция теряет какую-либо легитимность»

16 Февраля, 2012 в 09:24 ~ 5 минут на чтение 5417
Александр Перенджиев: «Для Азербайджана Франция теряет какую-либо легитимность»

Интервью 1news.az с экспертом Ассоциации военных политологов России, кандидатом политических наук Александром Перенджиевым.

— Чем вы можете объяснить принятие французским парламентом закона о криминализации отрицания так называемого «геноцида армян», якобы имевшего место в Османской империи?

— Пытаясь анализировать ситуацию во взаимоотношениях Франции и Турции, я, во-первых, хотел бы отметить, что закон в первую очередь направлен на обострение отношений между этими двумя государствами. Цель — не допустить Турцию в ЕС. Во-вторых, я много читал о том, что многие обвиняют в принятии закона армянское лобби. Я считаю, что игра, за которой мы наблюдаем, более крупная. Сейчас объясню.

Вспомните обострение отношений между Турцией и Израилем. В настоящий момент конфликт этот скрытый. И я считаю, что в данном случае Израиль использовал армянское лобби, чтобы ударить по Турции таким вот образом.

То есть закон во Франции был принят под давлением внешних сил. Не будем забывать, что и во Франции есть очень сильное израильское лобби. Оно очень сильно и в Штатах. И, естественно, поступок Турции с флотилией, направлявшейся к берегам Палестины, из-за чего собственно и испортились отношения Тель-Авива и Анкары, не мог понравиться израильскому лобби в Штатах, Франции и других странах. Конечно, сегодня открыто ни США, ни Израиль против Турции выступать не будут. Поэтому и были найдены подобные ответные меры.

— Вы считаете, что Конституционный совет оставит закон в силе или отправит его на доработку?

— Думаю, Совет оставит в силе решение парламента Франции.

— И что потом? Как дальше будут развиваться отношения Анкары и Парижа, тем более, с учетом того, что обе страны — члены НАТО, позиции стран по сирийской проблеме идентичны, а бизнес-связи очень тесно переплетены?

—  Турция и Франция, будучи членами НАТО, находятся под влиянием США, поэтому разбежаться окончательно им не дадут. При этом надо отметить, что и внутри НАТО, и в целом в западном мире сейчас внутренние противоречия очень сильны.

Что касается Сирии, то уверен, что здесь Франция и Турция будут выступать единым фронтом. Уже дальше, на последующих этапах, могут возникнуть противоречия, но на начальном этапе такого не будет. 

— А как вообще будут развиваться события вокруг Сирии?

— В первую очередь отмечу позицию России, которая рассматривает Сирию как очень серьезный геополитический бастион. Потеряв его, Москва лишается какого-либо геополитического влияния на Ближнем Востоке, в арабском мире, да и в мире в целом. Поэтому Россия будет очень серьезно выступать на стороне режима Асада и оказывать ему всевозможную помощь.

— Открытый военный конфликт в Сирии мы увидим или нет?

— Сказать сложно. Какие-то боевые действия ожидать можно. А вот в какой форме, я сказать затрудняюсь. В любом случае, убежден, что Штаты готовятся как к нападению на Сирию, так и к нападению на Иран.

— То есть вы считаете, что после Сирии последует Иран?

— Не исключено, что кампании против этих стран будут вестись одновременно.

— А хватит ли у Запада сил?

— А тут как раз и вся загвоздка. США и страны НАТО в данном случае надеются на помощь таких государств, как Саудовская Аравия, Катар, Оман и т.д. Возможно, Запад попытается вовлечь в эту игру и Азербайджан.

— Но официальный Баку уже давно дал понять, что не намерен участвовать в антииранской коалиции и даже предоставлять свою территорию для западной авиации.

— Я приветствую позицию Азербайджана. Однако уверен, что давление на Азербайджан Запад будет пытаться оказывать и дальше. Будут просить, торговаться, предлагать какие-то ответные меры, лишь бы Баку согласился.

— В Баку сегодня серьезно обсуждается вопрос взаимоотношений с Францией. Стоит ли, как по-вашему, Азербайджану поднимать вопрос о замене Франции в качестве сопредседателя МГ ОБСЕ на другую страну Евросоюза?

— Я согласен с тем, что для Азербайджана Франция теряет какую-либо легитимность как сопредседатель МГ ОБСЕ. При создавшейся ситуации Баку есть смысл поставить подобный вопрос. Партнер в лице Франции утратил доверие Азербайджана. Единственный вопрос возникает: «На кого можно поменять Францию?» В ЕС, в принципе, политику определяют два государства — Франция и Германия. Можно ли поменять Францию на Германию? Как Азербайджан отнесется к подобной замене? Ответив на эти вопросы, можно понять, как действовать дальше.

В конечном итоге, Германия сегодня проводит наиболее трезвую, взвешенную политику. Они не пытаются влезать в суверенные дела других государств и выражают свое мнение с учетом не только своих интересов.

Так что, смысл в том, чтобы менять Францию на Германию, есть. Тем более что в Германии, насколько мне известно, сильного армянского лобби нет. Напротив, там есть серьезное турецкое лобби, что для Азербайджана может стать дополнительным плюсом.

Гамид ГАМИДОВ

Москва, Россия 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net