1news.az

«Вступление Азербайджана в ОДКБ не изменило бы отношение Москвы к конфликту в Карабахе» - Российский эксперт

14 Сентября, 2018 в 11:27 ~ 6 минут на чтение 6766
«Вступление Азербайджана в ОДКБ не изменило бы отношение Москвы к конфликту в Карабахе» - Российский эксперт

Интервью 1news.az со старшим научным сотрудником Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Андреем Девятковым.

- Как вы считаете, насколько обоснованы дискуссии относительно вступления Азербайджана в ОДКБ?

 - Ставка азербайджанского руководства всегда была на стратегическую самостоятельность, что обеспечивается энергетическими ресурсами и достаточно стабильным развитием государства.

Вопрос вступления в военно-политический блок обсуждается, но в итоге это останется на уровне обсуждений.

По крайней мере, мы слышали заявление одного из депутатов  азербайджанского парламента, но пока руководство Азербайджана  по этому поводу  четкой позиции не озвучивало, и думаю, что нет пока предпосылок для того, чтобы реально что-то изменилось.

Россия смотрит на это как на внутреннее дело Азербайджана.

- Какие преимущества дало бы Азербайджану вступление в эту организацию, способствовало бы это урегулированию нагорно-карабахского конфликта?

- Россия, в принципе, на протяжении всей постсоветской истории занимала достаточно взвешенную позицию по нагорно-карабахскому конфликту.

Если вы считаете, что вступление в ОДКБ может изменить отношение Москвы к конфликту, к Баку или к Еревану, то этого не произойдет.

У нас с Азербайджаном очень тесное сотрудничество в сферах продажи вооружений и борьбы с терроризмом, региональной безопасности. 

Членство в ОДКБ открывает возможность для участия в совместных учениях по антитерроризму, для обмена информацией по наркотрафику - это все прикладные вещи, которые к конфликту прямого отношения не имеют.

-  МИД Армении выступил с заявлением, что наложит вето на вступление Азербайджана в ОДКБ.

-  Прием в члены ОДКБ основан на консенсусе.

Мне кажется, что армянские политики просто сделали дежурное заявление. Они не могли сказать иначе, они должны были, у них общественность очень эмоционально воспринимает этот вопрос ввиду конфликта в Нагорном Карабахе. Поэтому они не могли не сказать этого.

Этот вопрос не стоит в повестке дня обсуждений между Арменией и Россией. Там более сложные вопросы, связанные с сохранением председательства Армении в ОДКБ, каким образом заменить генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, или все-таки это будет другая страна.  Как я понимаю, принят консенсус, что в принципе за Арменией должность генсека будет закреплена.

- В связи с происходящими в последнее время в Армении событиями  обеспокоена ли Москва вероятностью ее потери?

- Ситуация на самом деле находится в стадии развития. Какой-либо определенности пока нет, есть определенные внутриполитические реалии, революционная логика.

Армения живет в стадии  мощного эмоционального подъема и, естественно, есть такие эксцессы, которые являются результатом эмоционального всплеска. Политические активисты, которые делали  революцию, ждут каких-то действий  против тех людей, которые, с их точки зрения, в 2008 году каким-то образом нарушили их политические права.

Но, как мы видим, Пашинян пытается поддерживать тесное сотрудничество с президентом России Владимиром Путиным и российским руководством.

Россия озвучивает свои сомнения, Армения их слышит. 

Политическая ситуация в Армении сохраняется в конституционных рамках.  Мы не видели создания чрезвычайных судов, каких-то расправ. Да, есть отдельные случаи, но пока они не стали системной проблемой.

Есть преследование отдельных политических лидеров, их родственников. Но пока не понятно, приобретет ли это какое-то  системное значение. Ситуация на самом деле неопределенная.

Я не вижу сильной активизации Запада, потому что Запад  прекрасно  понимает, что это – взрывоопасный регион, и повторять украинский сценарий было бы крайне рискованно.

Пока мы имеем хороший диалог с Арменией, так же как и с Азербайджаном, и будем его поддерживать.

- То есть, вы считаете, что у РФ нет обеспокоенности по поводу Армении?

- Обеспокоенность есть, другое дело, если вы видите, что проблема приобретает системный характер, то  вам нужно делать организационные выводы.

То есть, в данном случае  имеются отдельные точечные эксцессы, которые в целом удерживаются в рамках какого-то конституционного поля.

Был момент, когда активисты  препятствовали проведению пресс-конференции бывшего президента Роберта Кочаряна, это выглядело не очень хорошо.

Но системной проблемы нет, да есть обеспокоенность, озвученная как главой МИД Сергеем Лавровым, так и устами отдельных российских экспертов.

-  Как вы считаете, возможны ли боевые действия в Карабахе в ближайшее время?

- Для этого пока нет внутренних предпосылок. В Азербайджане  прошли президентские выборы, в Армении – «бархатная революция», все пока держится в определенных рамках.

 Если мы говорим в глобальном  контексте, то сейчас  между мировыми  державами есть взаимопонимание, что возобновление нагорно-карабахского конфликта - большая угроза для региональной безопасности.

 Между Турцией и Россией, РФ и Ираном, РФ и Западом, Турцией и Западом существует понимание, что сейчас эскалация этого конфликта никому пользы не принесет.

Будут тысячи убитых, если не десятки тысяч.

У вас постоянно происходят перестрелки, нет четкой линии разграничения, есть постоянно тлеющей конфликт. Но я думаю, что эскалации конфликта пока не предвидится.

- В экспертном сообществе АР бытует мнение, что в связи с тем, что у Сергея Лаврова армянские корни, он лоббирует интересы армян и выступает против более тесного сотрудничества РФ с Азербайджаном и против урегулирования карабахского конфликта?

- В принципе, у нас решения по внешней политике принимает только президент и институты власти. От одного человека, даже министра иностранных дел, это не зависит.

МИД  реализует внешнеполитический курс по концепции внешней политики, которая  полностью соответствует реалиям. Этническое  происхождение какого-либо человека вряд ли играет более серьезную роль, чем это могли бы приписывать.

Как я уже сказал, в принципе, Россия пытается поддерживать баланс и в отношениях с Арменией, и в отношениях с Азербайджаном.

Нет, в моем понимании, предпочтения одного партнера другому. Почему Азербайджан должен быть менее важен?

Есть понимание того, что обе страны играют очень важную роль в разных областях, начиная от энергетики и заканчивая вопросами безопасности.

 Нельзя взять и предпочесть какую-то страну.  Да есть ОДКБ,  есть определенное тесное военно-политическое сотрудничество в рамках этой организации, есть большое количество инвестиции России  в Армении. Но если взять  Азербайджан,  то там тоже есть много чего в сотрудничестве.

А.А.

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net