1news.az

Эльчин Азизов об успехе в Большом театре, Москве, семье и не только…

3 Марта, 2011 в 16:36 ~ 10 минут на чтение 10085
Эльчин Азизов об успехе в Большом театре, Москве, семье и не только…

БАКУ, 3 мар – 1NEWS.AZ

Эльчин Азизов – первый азербайджанец, ставший солистом оперной труппы Большого театра.

Человек, который должен быть примером для каждого, кто хочет связать свою жизнь с творчеством и активно пропагандировать свою страну за пределами родного Азербайджана.

Он умен, харизматичен и, безусловно, талантлив. Но это не мешает ему с гордостью говорить о том, что ему еще многому нужно учиться. О возвращении в Москву, о вкусе победы и, конечно же, о Большом театре Эльчин Азизов поведал главному редактору «ОК! Азербайджан» Кенуль Нагиевой.

- Эльчин, в первую очередь, хотела бы рассмотреть с вами в комплексе три понятия: Москва, творчество и азербайджанец. Вы оказались белой вороной, в хорошем смысле этого слова. И мне бы хотелось узнать, как вам удалось добиться успеха и удержать свои позиции.

- Для начала я бы объединил два понятия: Москва и азербайджанец. А что касается творчества, оно не имеет ни границ, ни национальности, ни вероисповедания. Творчество - это абсолютная единица. И когда я начал заниматься своей карьерой, я не ставил перед собой какие-то ограничения в достижении своих целей. Я азербайджанец и горжусь этим! Но, на мой взгляд, планка всегда должна быть мировой и это то, к чему я стремлюсь. Если рассматривать то, чего я добился на данном этапе, я громко добавляю, что я первый азербайджанец, который поет в Большом театре. Это мировой уровень.

Государственный Академический Большой Театр - это бренд, о котором знает весь мир. Но хочу отметить, что и это не есть мой предел.

- Как вы думаете, почему азербайджанец, добившийся успеха в творчестве за пределами Азербайджана, это редкость. Ведь если даже брать наших соседей - армян и грузин, то даже в российских СМИ их намного больше, чем наших соотечественников.

- Так было всегда. Они активно работают над этим, и это появилось не сегодня. Это имеет определенные исторические корни. На телевидении их всегда было много, в кинематографии их тоже было немало. Но и мы стараемся не уступать. Я знаю много выходцев из Азербайджана, которые работают на телевидении и не только, но хочу, чтобы их было больше. Должна быть некая преемственность поколений, должно быть протежирование. Нужно активно пропагандировать свою страну и своих талантливых соотечественников любым путем. Спустя всего лишь полтора года, после того как я стал солистом Большого театра, еще одна азербайджанка, Динара Алиева, стала моей коллегой. Не могу сказать, что это моя заслуга, но как факт - это замечательно…

- Думаете, лед тронулся?

- Да, лед тронулся. Уже завтра, когда в театр придет азербайджанец, его будут воспринимать через призму меня и Динары. И, слава Богу, мы делаем свою работу на высоком уровне. Нам доверяют, нас с ней уважают и дают петь, что немаловажно. Это абсолютно нормальное явление. Это сегодняшний день. Когда я пришел в «Большой», меня воспринимали через призму наших великих мастеров, и я всегда старался и стараюсь выглядеть достойно. Тяжело, безусловно. Москва - это мегаполис, такой же большой, как Нью-Йорк, Лондон. Но с уверенностью могу сказать то, что человек, добившийся успеха в Москве, может добиться такого же успеха в мире. Потому что это большая школа.

- Давайте вернемся к истокам. Вы ведь часто приезжали в Москву в составе команды «Парни из Баку». Но, как говорится, гастроли это гастроли, а постоянное место жительства это нечто иное.

- Я очень долго об этом думал. Первое время я возвращался из Москвы в Баку, а сейчас я возвращаюсь и в Баку, и в Москву. Они оба мне теперь родные города. Я не приезжаю в эти города. Приезжаю я в какие-то города Европы, Азии, Америки и так далее, когда бываю на гастролях. А возвращаюсь в свои города, в города, где у меня работа, где я сейчас живу, где мои родные и близкие. И это очень тонкая грань внутри человека, между «приехал» и «вернулся».

- Бытует мнение, что, живя продолжительный период в Москве, невозможно уже находиться в другом городе.

- Я не буду отрицать это мнение, потому что это на самом деле так. Тот поток информации и энергетики, который человек получает в Москве, не получишь в другом городе. Я до сих пор полностью не адаптировался здесь. Нужно достаточно много времени, чтобы осознать, понять этот город. Как я отметил ранее, я пока сам не до конца осознал это и вполне возможно, что мой организм отторгает эту информацию, потому, что я больше люблю немного другую обстановку. Мне намного роднее Баку, потому что это мой город, и по мне – лучше жить в небольшом спокойном городе. Но никогда невозможно угадать, куда закинет тебя судьба.

- Давайте вернемся к вашему творчеству. Мне бы хотелось, чтобы вы рассказали поэтапно о своем приходе в Большой театр.

- Я стажировался и стал солистом центра глубоко мною любимой и уважаемой Галины Вишневской, куда регулярно приходила на спектакли и концерты уникальная певица, директор оперной труппы «Большого» Маквала Касрашвили. После одного из моих выступлений поступило предложение прийти на прослушивание. В течение нескольких месяцев я раза четыре проходил прослушивание. И в один прекрасный день я понял, что меня берут в Большой театр.

- Вы проходили какие-нибудь тренинги?

- С точки зрения вокала тренинги я проходил и прохожу сейчас. Ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом. Надо учиться чему-то новому. Потому что существует большое количество опер, безумное количество партий. Нельзя петь все одинаково. Тем более что я имею возможность заниматься с таким блестящим певцом и педагогом, как Бадри Майсурадзе. Вообще тема педагогов для меня очень важна. Все мои педагоги - уникальные люди и замечательные музыканты. В связи с чем не могу не сказать о человеке, с которым начал заниматься в Баку и чей совет мне важен всегда. Это прекрасный дирижер, заслуженный деятель культуры Азербайджана Азад Алиев.

- Что для вас значит чувство победы?

- Само это чувство я испытал не раз, переживал неоднократно. И сейчас каждая удачно спетая мною партия есть для меня победа. Это заснуть и проснуться с улыбкой. Это блаженство. Это то, что человек испытывает в момент победы, иногда бывает тяжело, а иногда закрываешь глаза, и на протяжении 4-5 часов в голове гудит оркестр. Победа - это уникальное ощущение.

- Кому в первую очередь вы звоните после бурных аплодисментов?

- Супруга практически всегда в зале. А первый звонок всегда маме.

- Как родители отреагировали на ваш переезд? Для любого родителя тяжело осознавать, что их ребенок далеко.

- Что меня радовало с детства, это то, что мои родители не ставили мне рамок. С одной стороны, они уделяли моему воспитанию и образованию очень много времени, с другой, я всегда старался быть самостоятельным. И я, и мои родители, конечно, сейчас страдаем от такого нечастого общения. Но мы все понимаем, что на данном этапе так правильней, так оно логичнее, так надо.

- Какие партии исполняет Эльчин Азизов на сегодняшний день?

- За два года своей работы в Большом театре я спел 5 партий. Это Эскамильё в опере Бизе «Кармен», Леандр в опере Прокофьева «Любовь к трем апельсинам», Доктор Фальк в оперетте Штрауса «Летучая мышь», Ибн-Хакия в опере Чайковского «Иоланта» и партию Грязного в опере Римского-Корсакова.

Помимо этого, я исполнил партию Яго в опере Верди «Отелло», в концертном исполнении вместе с маэстро Федосеевым, а также Евгения Онегина в одноименной опере Чайковского, в Михайловском Театре, в Санкт-Петербурге.

Меня радует, что во всех перечисленных операх у меня главные партии. Мне не дают второстепенные роли. Только в «Большом» за два года я спел около 25-30 спектаклей.

- Если я не ошибаюсь, все, что вы перечислили, это абсолютно разные направления.

- Да, это абсолютно разные оперы. Во-первых, там есть и русские оперы, и иностранные. Ни одна не похожа на другую, к каждой нужен индивидуальный подход.

- Любимая есть?

- На данном этапе - это «Царская невеста». Уникальная музыка, безумно сложная партия. Она требует большой отдачи. У меня есть еще много любимых композиторов, один из них Джузеппе Верди, и я уверен, что еще исполню то, что хотел бы исполнить от всей души.

- Дай Бог. Мне кажется, что когда мы слушаем классическую музыку, если тебе она действительно нравится, то ты ее чувствуешь, погружаешься в свой мир. В голове, в душе появляются картины, фантазии. У вас тоже так? Или для вас это уже чисто работа?

- Если я участник действий, то полностью погружаться в какой-либо мир нельзя. Всегда надо помнить, что ты на сцене, в зале зрители, а перед тобой оркестр и дирижер. Вот если я слушаю музыку, то, безусловно, я погружаюсь в тот мир, о котором вы говорите.

- Ваша супруга Гама Меликова - художник, а вы солист Большого театра. Интересно, чем увлекается ваш сын Джамиль?

- То, что он будет стоять на сцене или перед камерой, в этом у меня уже сомнений нет. Но в каком амплуа, пусть решает сам. Я ему мешать и настаивать на чем-то не буду. Он творческий человек, безусловно. Он любит сцену, внимание, микрофон. Выбирать будет он.

- Напоследок, ваши пожелания нашим читателям…

- Нужно верить в себя, и тогда у вас все получится. Если работать над собой, то получится абсолютно все. Я желаю всем верить в себя и желаю всем удачи.

Интервью опубликовано в рамках сотрудничества 1news.az с журналом «ОК! Азербайджан».

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Шоу-Бизнес

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net