1news.az

Ненависть и экстремизм в «Фейсбуке»: нужен ли Азербайджану закон против хаоса? – ФОТО

11 Января, 2018 в 16:25 ~ 9 минут на чтение 2300
Ненависть и экстремизм в «Фейсбуке»: нужен ли Азербайджану закон против хаоса? – ФОТО

Во время терактов социальные сети во многом помогали людям, которых затронула трагедия, узнать о судьбе близких, обменяться последней информацией, выразить сочувствие и просто следить за последними событиями.

Так, к примеру, в Фейсбуке недавно появилась функция Safety Check («Проверка безопасности»), благодаря которой пользователи, оказавшиеся в зоне теракта или стихийного бедствия, могут отметить, что находятся в безопасности.

Однако нередко социальные сети становятся удобной платформой для экстремистов и разного рода негодяев, которые выливают на своих страницах потоки желчи и ненависти, а порой и напрямую призывая к агрессивным действиям в отношении той или иной группы людей.

Активно пользуются соцсетями и террористы, причем их порой открытые сообщения о готовящемся теракте привлекают интерес пользователей и спецслужб уже после того, как трагедия произошла. Так было, к примеру, в случае теракта на Бостонском марафоне в апреле 2013 года. Тогда исполнители теракта – братья Царнаевы – открыто писали в социальных сетях о своих планах.

Террористические группы имеют свои страницы и каналы в социальных сетях, через которые регулярно информируют «аудиторию» о своих достижениях. Так, группировка ИГИЛ выкладывала в Интернет огромное количество видео, на которых демонстрировала массовые жестокие казни «неверных».

В распространение экстремистского и террористического контента волей-неволей все больше вовлекаются журналисты, которые, тиражируя информацию о террористах, непроизвольно становятся для них средством еще большего информационного давления и запугивания.

По мере того как проблема становилась все более актуальной, а социальные сети практически - «параллельной виртуальной жизнью» каждого человека в мире, в Европе задумались о контроле этого безграничного информационного пространства.

Так, в Германии летом прошлого года был принят закон об уголовном наказании в отношении социальных сетей за пособничество в распространении экстремистской информации и ненависти.

«Споры в Сети очень часто агрессивны, оскорбительны и нередко наполнены ненавистью. […] Каждый может оказаться оскорбленным за его мнение, цвет кожи или происхождение, религию, пол или сексуальность», - говорится в документе.

Новый немецкий закон обязывает соцсети удалять информацию, содержащую оскорбления, угрозы, клевету, пропаганду антиконституционных организаций, использование их символики, оскорбление государства и его символов, подстрекательство к преступлениям, одобрение незаконных действий и даже богохульство.

«Мы не можем согласиться с тем, что социальные сети игнорируют наши законы, - говорит министр юстиции Германии Хайко Маас. - Они больше не могут злоупотреблять своей инфраструктурой для того, чтобы совершать преступления».

«Речь идет о принципиальном решении, подходящем для цифрового века. Мы должны привнести, наконец, право и закон в Сеть, чтобы Интернет больше не был пространством, свободным от закона», -  заявил Маас, который является инициатором ужесточения контроля над соцсетями.

На удаление неправомерного контента соцсетям отводятся 24 часа в случае, если нарушение очевидно, и неделя, если случай спорный. Удаленные записи социальные сети обязаны сохранять в своем архиве для их последующего использования в качестве доказательств. Штраф за нарушение закона составляет до 50 млн евро.

Закон вступил в силу в начале октября 2017 года, и социальным сетям был предоставлен период до конца года, чтобы должным образом подготовиться к соответствию новым требованиям.

У нового немецкого закона есть и много противников. Правозащитные организации, некоторые СМИ и общественные деятели назвали закон репрессивным и вводящим в Германии цензуру в Интернете. По мнению критиков, он дает слишком широкое определение «социальных сетей» и приводит слишком обширный список запретов. Противники закона отмечают, что он фактически наделяет анонимных модераторов соцсетей судейской функцией.

Аналогичные законы продумывают в Великобритании, Ирландии и Франции.

В Британии, к примеру, требуют, чтобы такие компании, как Google или Facebook, классифицировались как издатели, а не как каналы для информации, с тем чтобы их деятельность поддавалась большему контролю. Еврокомиссия также опубликовала правила поведения для социальных сетей, призывая их действовать быстрее в удалении экстремистского контента.

Обсуждения о законодательном закреплении ответственности социальных сетей велись в прошлом году и в Госдуме РФ. Российский законопроект фактически повторяет немецкий в том, что касается определения понятия «социальная сеть», перечня запретов и налагаемых штрафов.

Даже в такой стране, как Египет, планируется принять ряд законов, нацеленных на регулирование социальных сетей для противодействия киберпреступлениям, распространению экстремистских идей и терроризма.

Нужен ли в Азербайджане контроль над сомнительным контентом?

В Азербайджане социальные сети, преимущественно Facebook и Twitter, тоже пользуются большой популярностью. Предположительно, в стране около миллиона пользователей Facebook. И если террористические угрозы предотвращаются благодаря работе соответствующих органов, то случаи выражения нетерпимости, оскорблений, а порой и призывов к жестокости нередки.

Депутат Милли Меджлиса Азербайджана Айдын Мирзазаде видит позитивный прецедент в ужесточении законодательного контроля над социальными сетями по примеру немецкого закона.

«Вопрос актуальный, и хорошо, что передовые европейские страны первыми откликнулись на этот вызов времени. Если бы первой такой закон приняла африканская или азиатская страна, против нее ополчились бы всем миром, обвиняя в нарушении прав человека, хотя о каком именно праве идет речь в данном случае, еще остается вопросом», - сказал депутат в разговоре с 1news.az.

Отметив, что в Милли Меджлисе время от времени также поднимается данный вопрос, Айдын Мирзазаде сказал, что стоит лучше изучить опыт стран, в которых закон о соцсетях уже принят либо обсуждается на законодательном уровне.

Говоря о публикациях экстремистского характера в азербайджанском сегменте социальных сетей, депутат подчеркнул: насколько эти люди действительно азербайджанцы, остается вопросом.

«Порой за азербайджанской фамилией и прекрасным знанием азербайджанского языка кроются сотрудники армянских спецслужб или тайных антиазербайджанских центров за границей», - сказал Айдын Мирзазаде, замглавы парламентского комитета по безопасности и обороне.

Основное препятствие принятию в Азербайджане закона по типу немецкого он видит в том, что Азербайджан представляет собой слишком маленький рынок для таких крупных корпораций, как Facebook или Twitter. «Вопрос в том, будут ли такие гиганты выполнять требования Азербайджана», - сказал Айдын Мирзазаде.

Альтернативным вариантом действий депутат считает ужесточение уголовной ответственности для пользователей, публикующих информацию, носящую характер нетерпимости, ненависти и экстремизма.

Но и здесь есть свои сложности, говорит он. Заключаются они в том, что пользователь может не иметь азербайджанского гражданства или же быть гражданином, но находиться на территории другой страны. Могут возникать и спорные моменты, добавляет он - когда одна сторона будет позиционировать свои статусы как выражение оппозиционных взглядов, а другая - будет видеть в них экстремистский уклон.

Глава Интернет-форума Азербайджана Осман Гюндюз также позитивно оценивает тенденцию в Европе по приведению социальных сетей в национальное законодательное поле, учитывая рост экстремизма в мире.

Применение таких жестких мер, как полное ограничение доступа населения к социальным сетям (что имеет место в Иране, Турции и некоторых других странах), введение запретов и прочие репрессивные меры могут привести к нежелательным последствиям, считает он, и они не дают гарантии устранения проблемы экстремизма.

«Поэтому я считаю верным более гибкий подход к решению этой проблемы. В частности, посредством сотрудничества с руководством крупных социальных сетей», - сказал Осман Гюндюз в разговоре с 1news.az.

По его мнению, в случае Азербайджана выдвигать требования таким крупным международным корпорациям, как Facebook, Twitter, Skype или WhatsApp, не будет иметь продуктивных последствий.

«Наша страна нуждается в крупных социальных сетях по типу Facebook больше, нежели Facebook нуждается в азербайджанском рынке. Мы попросту слишком маленький рынок для него», - сказал Осман Гюндюз, возглавляющий НПО «Мультимедиа».

«На попытку Азербайджана каким-либо образом контролировать поток информации в Facebook или другой соцсети может обернуться тем, что эти компании просто откажутся работать в Азербайджане. Поэтому вижу как  оптимальный выход компромиссный подход, основанный на сотрудничестве с руководителями социальных сетей», - продолжил он.

Генеральный директор Facebook Марк Цукерберг в начале января назвал своей целью на предстоящий 2018 год «исправить Facebook».

Он заявил, что компании «предстоит много работы» в плане борьбы с домогательством, оскорблениями, риторикой ненависти и сторонним вмешательством в избирательные кампании. В 2018-м он обещал «сосредоточиться на решении этих важных проблем».

«Мы не сможем предотвратить все ошибки и все случаи некорректного поведения, но в настоящее время мы совершаем слишком много промахов в попытках ввести правила и не допустить злоупотребления нашими средствами, - сказал Цукерберг. - Если мы достигнем успеха в этом году, то к концу 2018 года выйдем на гораздо лучшую траекторию».

Елена Остапенко

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net