1news.az

Руслан Байрамов: «Мой жизненный путь привел меня к мысли о том, что надо делать проект, который будет объединять народы»

5 Августа, 2009 в 10:00 ~ 12 минут на чтение 20635
Руслан Байрамов: «Мой жизненный путь привел меня к мысли о том, что надо делать проект, который будет объединять народы»

Эксклюзивное интервью 1news.az с российским бизнесменом Русланом Байрамовым

Наш соотечественник Руслан Байрамов родился 7 августа 1969 года в селе Ново-Ивановка Гедабейского района Азербайджанской ССР в семье учителей русского языка и литературы. Село Ново-Ивановка - это село русских староверов, которое основал в 1852 году дед Р.Байрамова Григорий Никифорович Иванов.

Внутренняя сила, вера в людей, которые работают в команде, убежденность в успехе начатого дела, соблюдение этики бизнеса – вот далеко не все критерии, которые позволяют Руслану успешно реализовывать бизнес-проекты, а также проекты в социальной сфере: создание торгового комплекса «Трамплин»; благотворительного фонда «София»; международного благотворительного фонда «Диалог культур – единый мир».

За значительный вклад в развитие Москвы Р.Байрамов в 1997 году удостоен медали «В память 850-летия Москвы». В 2004 г. за помощь в строительстве Храма святого праведного Иоанна Русского в Кунцеве был награжден Московской Патриархией благодарственным письмом и медалью «За строительство православных храмов». В данное время идет активная работа по запуску основных проектов фонда «Диалог культур – единый мир»: строительству Русского подворья и созданию Мировой этнической деревни.

- В сегодняшнем прагматичном мире вряд ли найдется большое количество бизнесменов, готовых создавать проекты, которые не имеют под собой коммерческой основы. Как вам пришла эта мысль?

- Проект родился несколько лет назад. Так или иначе, мы всегда занимались проектами, связанными с диалогом культур, дружбой народов или социальными вопросами, но в виде «ЭТНОМИРа» идея родилась на берегах Иссык-Куля, куда я поехал к своему другу и впервые переночевал в юрте. После этого я решил, что надо привезти юрту в Москву. В итоге у людей была очень позитивная реакция, и мы поняли, что нащупали правильную тему - вспоминать свои корни и узнавать другие культуры.

Безусловно, популяризировать идею ради идеи тяжело, мы люди практики, и потому решили действовать. Стали искать землю вокруг Москвы и других регионов. Предлагали проект, описывали идею и представили возможность построить жилища народов мира. Главная идея «ЭТНОМИРа» - пережить культуру, страну, народ, этнос в ощущениях, через быт, жилище, приобщение к кухне, к интерьерам. Это этнографическая, культурная, образовательная составляющая, а также бизнес-стратегия, которые друг друга дополняют. На тот момент рынок стремительно развивался, мало кому было интересно заниматься этим. Однако мы нашли участок под Боровском - это Калужская область, купили землю, поставили юрты и представили администрации Калужской области. К счастью, нас очень поддержали. Надо сказать, что Калуга является сейчас инновационным центром, а еще плюс хорошая команда в администрации, светлый губернатор.

- Какова сейчас площадь проекта?

- Общая площадь 260 тысяч кв. м, 93 гектара земель уже куплено и 46 арендовано. Разрешения на все 250 сооружений мы уже получили. Мы поделили «ЭТНОМИР» на 52 этнодвора, постарались разместить все страны и регионы. Большим странам по одному гектару, а маленьким - на несколько стран один гектар земли.

- Какая же самая большая страна в «ЭТНОМИРе»?

- Россия - занимает 10 гектаров, в нашей концепции объединяет Восток с Западом и находится посредине, таким образом, мы отвечаем на вопрос России: кто же она? Сейчас мы обращаемся во все страны, чтобы они представили свою культуру и этнографию и презентовали проект бизнесменам.

- Правильно я вас поняла, в основном участники проекта - это страны СНГ?

- Нет, мы начали с России, Индии и Китая. Страны СНГ оказались самые неактивные. Своими силами строим сейчас Белоруссию и Украину, чтобы показать близость славянских народов. Принцип деления географический. Например, трем закавказским странам выделен один гектар земли.

- Не могу не спросить - Карабах учтен в вашей географии?

- Там есть три страны - Азербайджан, Грузия, Армения. Мы обходим острые моменты, так как позиционируем проект больше в культурно-образовательной сфере. Могу сказать так - сегодня есть гектар, где азербайджанские диаспоральные организации могут представлять культуру своей страны. Любящие свою культуру люди построят и представят, если захотят, конечно. То же самое грузины и армяне, поэтому если люди говорят не о политике, а о культуре, то пусть строят, мы всех приглашаем.

- То есть сейчас вы ждете инвесторов и, в принципе, отведенная территория будет принадлежать тем, кто быстрее вложит деньги?

- Мы предлагаем основные принципы толерантности, приятие уникальности своей культуры вне агрессии или политики. Обычно бизнесмены – это в хорошем смысле амбициозные люди, занятые делом, люди, которым трудно совместить разные цели. В данном случае проект настолько неординарен, что подходы дифференцированные. Бизнесмен думает о прибыли,  государственные или политические учреждения – ждут политических дивидендов. Общественная или культурная организации, как правило, говорят - дайте денег, мы построим, но мы призываем всех самим искать инвестиции. В нашей концепции есть три фигуры: меценат, проводник культуры, хранитель культуры и каждая из них выполняет свою роль.

- Сегодня есть претенденты на строительство и закавказских республик?

- Есть несколько потенциальных партнеров, но все ждут окончания кризиса. Мы сейчас больше работаем в стороне Азии - с Непалом, Индией и Китаем. Это население половины земного шара, глубокая история, древние традиции. Занимаемся также эскизом кавказского дома 35 народов Кавказа.

- Очевидно, для того чтобы начать заниматься такого рода проектами, надо иметь не только желание  и средства, по-моему, все-таки должен быть эмоциональный толчок?

- Мотивация присутствует. Весь мой эволюционный, жизненный путь вел к этому. Я вырос в горах Азербайджана, в русском селе Новая Ивановка. Мои родители были учителями русского языка и литературы. В 6 лет папа повесил на стену политическую карту мира, а к 11 годам я знал почти все страны и их столицы. Когда я приехал в Москву,  два раза поступал в мединститут, но не прошел. После армии поступил в МГУ на юридический факультет. Параллельно изучал философию и религии народов мира, а также стал заниматься бизнесом. Мы тогда арендовали на Молодежной киоск «Союзпечати» и вот уже 17 лет здесь наш бизнес.

- Я знаю, что вы были одним из основателей «Ассоциации выпускников юридического факультета МГУ»?

- По окончании учебы мы создали «Ассоциацию выпускников юридического факультета МГУ», хотели объединить гуманитариев. Затем я поступил в Академию народного хозяйства, на факультет стратегического менеджмента по специальности «Международный бизнес». Сегодня, зная как строится бизнес по всему миру, продолжая изучать религии народов мира, могу сказать, что на основе своего опыта могу кое-чем поделиться. У меня есть и свой личный опыт совместного проживания двух народов. В Азербайджане в нашей деревне бок о бок жили азербайджанцы и русские, среди русских были разные направления, баптисты, духоборы, староверы, молокане. Вот так мой жизненный путь привел меня к мысли о том, что надо делать проект, который будет объединять народы. Действительно, коммерческая составляющая не была первичной. Сейчас я получаю много писем в поддержку, выгода не явная и поэтому мало кто готов рисковать, но мы продолжаем вкладывать свои деньги. Два народа в крови: славяне и тюрки, образование и опыт  привели меня к этому проекту.

- Какая ваша конечная цель?

- Построить как можно больше этнодворов, желательно вместить все страны. Хочу, чтобы диалог культур состоялся, чтобы дружба народов была проявлена на территории нашего «ЭТНОМИРа», где будут проводиться форумы и встречи. Я считаю надо сделать так, чтобы «ЭТНОМИР» был медиатором в этом процессе.

- Мне кажется, что человек, который совмещает в себе две культуры, все равно на каком-то этапе задает себе вопрос: «Кто я»? Вы сами ощущали внутренний дискомфорт,  приходилось выбирать между двумя народами?

- Да, до 30 лет было трудно определиться - кто я. Но после понял, что я и азербайджанец, и русский, и перестал об этом думать

- Вы нарисовали довольно радужную картину, понятно, что за этим стоит много труда, старания, денег, а были ли серьезные преграды со стороны чиновников?

- Реально чиновники очень поддерживали. Я побывал на приеме у четырех министров РФ, три из них дали письма в поддержку. Представители администрации Калужской области с самого начала очень поддержали, показали по телевизору и надо отметить, что мы не испытываем трудностей с согласованиями. Это очень светлые и позитивные исключения для российской действительности и мы очень рады этому.

- То есть вы осознаете, что это исключения?

- Я живу в России…Мы выстраиваем диалог культур не только между народами, но и между обществом, бизнесом и властью. Принципы градации общества в моей картине жизни имеют несколько другой, не ориентированный на запад, российский акцент. Диалог между страной и обществом всегда возможно построить и я хочу, чтобы общество, бизнес и власть осознавали свое единство. Сначала главное было - убедить людей, что это возможно. Люди думали, у нас не хватит сил это воплотить. Многие считали, что идея слишком масштабна. Однако то, к чему мы пришли сегодня, на мой взгляд, своеобразная «точка невозврата». В частности, для властей, наверное, это произошло в прошлом году, когда Анатолий Дмитриевич (губернатор Калужской области - прим. автора) на открытии памятника Арине Родионовне сказал: «Нам надо не мешать людям строить то, что они строят». Во многих других проектах мы чувствуем поддержку властей: министерства по туризму и молодежной политике, министра культуры. Мы вряд ли нашли бы регион на территории России, где было такое отношение как в Калужской области. Сегодня туда приходят международные гиганты, Volkswagen, L'Oreal, Sumsung, это компании, которые могут выбирать среди 50 регионов России, но они выбрали Калужскую область, однако я об этом узнал после того, как начал реализовывать свой проект.

- Как охраняется территория?

- Там есть охрана, но нет заборов…

- А есть ли случаи провокаций со стороны националистов?

- Нет, не было. Мы вне политики, у нас нет проблем с национализмом.

- Когда убивают на улице по принципу национальной или религиозной дискриминации, вряд ли разбираются, политики они или нет

- Мы отходим от модели противостояния. Мы не боремся со злом, а создаем добро. Первая декларация нашего фонда: вспомнить свои корни, а вторая - толерантно принять другие. Невежество рождает агрессию, в любой культуре заложена доброта и любовь, так что до сегодняшнего дня Бог миловал. Религиозный и национальный экстремизм является инструментом для других целей, и попытки построить теократическое и фашистское государства в мире закончились не очень хорошо. Мы создаем пространство дружбы и любви. Чем больше будет таких мест, тем меньше будет возможностей для крайних форм противостояния.

- Сегодня есть уже какие-то отзывы от азербайджанских диаспоральных организаций?

- В ВАК я написал два года назад с пожеланием представить свою культуру. Наш фонд ведь еще ставит памятники, я бы хотел поставить памятник Низами. Со своей стороны мы все сделали: создали пространство, выкупили землю, а дальше зависит от того, насколько захотят поучаствовать в этом проекте диаспоры, ради бизнес-целей, или просто по порыву души. Я считаю, должны созреть не только мы.

- Вы довольны тем, что вы делаете?

- В эмоциональном плане я был доволен, как только все это придумал, а в финансовом я не буду доволен еще долго, пока проект не начнет себя окупать, сейчас работаю над этим. В данном случае считаю - менеджмент, сервис и качество - самое главное.

Саадат Кадырова, ИТАР-ТАСС, специально для 1news.az

Для просмотра лучшего вида нажмите на фото

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net