1news.az

Сабина Шихлинская: «Глупые штампы внедрены в сознание многих наших людей от отсутствия культурного образования» - ФОТО

18 Апреля, 2019 в 14:31 ~ 20 минут на чтение 14306
Сабина Шихлинская: «Глупые штампы внедрены в сознание многих наших людей от отсутствия культурного образования» - ФОТО

С художницей Сабиной Шихлинской – одной из знаковых фигур в современном искусстве Азербайджана – мы знакомы давно, часто пересекаемся на различных культурных мероприятиях.

Недавно мы встретились с Сабиной ханум, чтобы побеседовать о развитии искусства в нашей стране, и она сообщила, что в последнее время все меньше посещает выставки, потому что они… перестали ее цеплять.

Причиной тому, по мнению художницы, множество аспектов. Однако свет в конце тоннеля есть, благодаря энтузиастам, которые не готовы мириться со сложившейся ситуацией и пытаются всячески привнести новшество на местный рынок искусства. Об этом и о многом другом – читайте в нашем интервью.

- Почему Вы больше не следите за культурной жизнью нашей столицы? Проекты, которые здесь реализуются, не кажутся Вам достойными?

- Я не могу за ней не следить, потому что я в ней живу. И не могу представить себе, что в какой-то день перестану ею интересоваться. Просто я значительно сократила походы на выставки и посещаю исключительно те, которые проводятся не «ради галочки», а несут в себе определенную пользу обществу. При этом, организуя свои собственные выставки, я выдвигаю к себе аналогичные требования.

Например, последний проект, который я организовывала, назывался «Disappearance» («Исчезновение»). Эта выставка проходила в рамках фестиваля, проводимого в ноябре прошлого года в защиту культурного наследия Азербайджана. Целью было показать, что наше архитектурное наследие на сегодняшний день находится в ужасающем состоянии. Многое меняется, в частности в Баку, исчезают целые городские кластеры и вместе с тем уходит наша память.

Моя выставка была своеобразным тому протестом и проходила она не в галерее, не в музее, а в самой разрушенной части Советской, в Культурном клубе имени Абилова. В этом красивейшем здании 1895 года нет стекол, протекает крыша, то есть оно, к сожалению, запущено. И мы с несколькими художниками выставили здесь работы видео-арта на тему исчезновения Советской.

Эта выставка вызвала очень большой интерес. На ней присутствовали представители 24 посольств, можешь себе представить? Такого взрыва почетных гостей Советская еще не видела. Я не буду называть имена, структуры и институции, но буквально на следующий день был поднят вопрос о том, что раз наблюдается подобный интерес со стороны европейского сообщества, может, стоит внести это здание – Культурный клуб имени Абилова – в список исторического наследия? Сейчас этот вопрос стоит на повестке дня. И если это произойдет, можно считать, что наши усилия были потрачены не зря.

То есть, мне не интересно просто взять свою работу и повезти на выставку ради того, чтобы оставаться на плаву и мелькать в культурных новостях. Моя деятельность должна нести обществу какую-то пользу. Например, если мне скажут, что планируется проведение выставки, вырученные средства с которой пойдут в фонд помощи бездомным животным или больным детям, я согласна предоставить свою самую лучшую работу и установить на нее минимальную цену, лишь бы она продалась. Я согласна выставить ее в совершенно неизвестной галерее, в шопинг-молле, в сарае, в подъезде любого дома. В противном случае мне все это напоминает игры со своим эго, а я уже давно этот возраст переросла.

- Среди местных концептуальных художников очень многие сейчас затрагивают темы девственности, гомофобства, нелепых традиций наших поминок и свадеб и других особенностей азербайджанского менталитета, которые всегда находят отклик у зрителей. Однако зачастую в этих случаях художники даже не стараются преподнести свою работу на качественном уровне, потому что тема по умолчанию обсуждаемая. Как Вы считаете, тормозит ли развитие художника затрагивание подобных провокационных тем?

- Ты назвала эти темы несколько популистскими, с этим я попробую не согласиться. Есть темы философско-отстраненные, а есть темы критические. Например, модернистское искусство – искусство «измов»: абстракционизма, сюрреализма, импрессионизма и так далее, несколько отвлечено. Оно создает пространство между художником и зрителем, которое дает возможность последнему домысливать. А современное концептуальное искусство всегда бывает четким, чтобы художнику было легче донести свой месседж, который обязательно должен быть критичным. Потому что современное искусство не может быть украшательским. Оно изначально появилось благодаря критическому отношению, и было основано на исследовании и изучении определенной глубокой мысли.

Поэтому совершенно нормально, что художники посвящают свои работы теме селективного аборта, сексуальных меньшинств или другого какого-то невоспринимаемого обществом явления на сегодняшний день. Вопрос в том, как эта работа будет преподнесена. Потому что одна и та же мысль может быть представлена бездарно, а может, наоборот, талантливо. Бездарный художник в первую очередь будет преследовать цель пропиарить себя, а талантливый подойдет к проблеме основательно и раскроет ее так, чтобы его работа прозвучала как своеобразный манифест.

То есть я за эти темы, потому что они действительно проблемные. Я не за украшательское отвлеченное искусство, хотя и ему даю возможность быть и благословляю всех, кто рисует весну, птиц, закаты и восходы. Сама иногда грешу тем же. Но мне интереснее затрагивать именно проблемные актуальные темы.

Вообще, из-за того, что это искусство современное, очень сложно прямо сегодня дать ему объективную оценку. Оно как вино должно настояться. Если оно плохое и некачественное, то скиснет, а если хорошее, то со временем станет еще лучше. То есть, либо это поп-течение, которое останется как низкопробный китч, либо оно обязательно найдет свое место под солнцем. Вообще, я по прошествии стольких лет работы поняла одну потрясающую вещь – сделанное от души и даже незамеченное вовремя, каким-то образом потом начнет вызывать интерес профессионалов. То есть, существует какая-то высшая справедливость. Может, я мыслю глупо оптимистично, но верю, что все настоящее сохраняется навсегда.

- А насколько азербайджанская молодежь сегодня смелая в своем творчестве? Можете ли Вы назвать каких-нибудь местных художников, которые готовы пожертвовать своим телом ради искусства, как, например, Марина Абрамович в своих перформансах, или пожертвовать своей психикой, как, например, Вы сами, при создании проекта «Опасный красный»? То есть, таких художников, которые полностью пропустили через себя тему, и в итоге получилось нечто грандиозное?

- 5-6 лет назад я шла к себе в мастерскую в Доме художников и увидела парнишку, который с помощью баллончиков рисовал во дворе большую фигуративную работу. Насколько ты знаешь, в Азербайджане, как и во многих странах мира, стрит-арт запрещен. Можно, конечно, заниматься этим секретно.

Так вот, я замечаю молодого человека, рисующего на стене, и, понаблюдав какое-то время за его увлеченной работой, окликаю его. Он испуганно оборачивается, просит не вызывать участковых. На что я улыбнулась, сказала, что сама художница и мне очень понравилось то, что он делает, поэтому приглашаю его к себе в студию пообщаться за чашкой чая. С этого дня мы с ним подружились.

Потом он исписал очень много стен во внутренней части нашего двора, и это было еще позволительно, потому что рисунок не выходил на улицу. Сейчас сюда стекаются как на паломничество школьники из округи, которые приходят сделать фотосессию на фоне его граффити. Парня зовут Эмиль Меджнун – он, пожалуй, один из самых известных в Азербайджане граффитистов, который впоследствии создал свое пространство под названием «Бункер». Другой его коллега Самир Салахов тоже раскрасил несколько стен в нашем дворе. Два очень талантливых мальчика, которые пошли по нетрадиционному направлению.

Также мне нравится молодая девушка Чинара Меджидова, которая работает с темой штампов в азербайджанском обществе, опускающих женщину на более низкую ступень в социальной иерархии. Эти глупые штампы, к сожалению, внедрены в сознание многих наших людей от отсутствия культурного образования и хороших примеров, на которых можно учиться. Взять, к примеру, некоторые передачи на нашем телевидении, выступающие просто отвратительным учителем, неправильно формирующим мировоззрение масс. Поэтому всегда приятно видеть художников, которые борются с этим посредством своих работ.

Еще мне импонирует супружеская пара – фотограф Илькин Гусейнов и режиссер Лейли Джафарова. Они открыли в одном из разрушенных зданий – в Молоканском молельном доме кинотеатр и выставочное пространство «Salaam cinema». Денег у них практически не было, за исключением небольшого гранта, который они потратили на аренду помещения, сделав своими руками ремонт и объявив об открытии. На открытие их кинотеатра пришло 300 человек, большинство из которых стоя смотрели фильм ввиду отсутствия достаточного количества посадочных мест. Кстати говоря, они не показали какую-нибудь «голливудскую стрелялку», они показали потрясающий старый немой азербайджанский фильм на антирелигиозную тему, который назывался «Bismillah 1925» («Во имя Бога») и был снят в тот период, когда в стране шла борьба с исламской религией. Фильм был показан с русскими субтитрами. Также в зале находился музыкант, который играл на пианино на протяжении всего показа.

Эти ребята для меня – герои сегодняшнего дня. Он учился в Мадриде, она – в Амстердаме, и, вернувшись на родину, они использовали свои знания, чтобы создать здесь нечто новое. Они не показывают в своем кинотеатре что попало, они заботятся о нашем культурном наследии и образовывают нашу молодежь. И хотя они не жертвуют, как ты говоришь, «своим телом и своей психикой», они используют возможности своего тела и своей психики, свои ресурсы и свою энергию для того, чтобы приблизиться к какой-то чистой цели в творчестве. И это определенно достойно похвалы.

- Давайте поговорим о пробелах в современном искусстве. Несмотря на существование его достойных представителей, эта сфера, тем не менее, требует определенного развития и шага вперед.

- Начнем с того, что в нашей стране существует Академия художеств, которая обучает только реалистичному изображению. Это прекрасно для тех, кто хочет этим заниматься. Но что же делать человеку, который хочет стать концептуальным художником? Почему для него не создается условий?

Если бы в той же академии открылся сильный факультет композиции, на котором студентов не только обучали бы техническим навыкам рисования, но и развивали мышление, это помогло бы каждому в раскрытии творческого потенциала и поиске своего индивидуального стиля. А ежедневное копирование гипсовых конечностей и голов, естественно, приведет к тому, что художники не будут друг от друга отличаться.

По американской образовательной программе уроки творчества в средних и даже высших школах занимают примерно 35% всего учебного процесса. Неважно, что потом человек не станет профессиональным художником. Он может стать экономистом, юристом или выбрать любую другую специальность, но развитие творческого потенциала очень важно, потому что оно развивает в человеке все – его интеллект, его характер, а также таланты во всех других областях.

У нас пока этого нет. Наоборот, творческий талант человека постепенно сводится к нулю. Поэтому большинство из нас - абсолютно безынициативны.

Однако этот пробел заполняет Пространство современного искусства YARAT, которое каждую неделю по средам организует мастер-классы, проходящие в Музее живописи, и любой человек, успевший предварительно записаться, получает возможность на протяжении двух часов бесплатно позаниматься творчеством под руководством опытного художника. Каждую неделю YARAT приглашает к сотрудничеству новых художников, и у каждого педагога своя методика преподавания – кто-то учит смешивать краски, я же, например, помогаю человеку раскрепоститься, чтобы по завершению мастер-класса он ушел от меня с горящими глазами. И это действительно получается. Причем зачастую на мастер-классы приходят люди, которые вообще не умеют рисовать, – это могут быть люди разных профессий и разных возрастов.

Кстати говоря, это всего лишь малая часть из той масштабной деятельности, которую осуществляет YARAT. Эта платформа ежедневно проводит различные мероприятия, начиная от демонстрации познавательных фильмов, организации мастер-классов для всех желающих и заканчивая встречами с художниками, режиссерами, актерами, писателями, учеными и другими интересными людьми. У них достаточно насыщенная программа, благодаря которой они дают возможность молодому поколению просвещаться. Поэтому, если человек захочет влиться в современное искусство, узнать о нем и занять в нем какое-то место, он может воспользоваться этими совершенно бесплатными программами от YARAT. То есть, с появлением в Азербайджане данной платформы, положение в сфере современного искусства перестало быть безысходным.

- А насколько сегодня азербайджанцы готовы платить за произведения искусства?

- Те, у кого неплохое финансовое положение, готовы платить, потому что они начали понимать – произведения искусства сейчас имеют не меньшую ценность, чем благородные металлы. Вопрос в том, что они покупают. Совершенно не то, что мы называем современным искусством. То есть, они – не смелые игроки.

Чтобы азербайджанец, даже имеющий свою коллекцию произведений искусства, приобрел инсталляцию или видео-арт – это практически невероятно. Вообще, у нашего народа очень скептическое отношение к современному искусству, будто бы это обыкновенная игра в мусор. Поэтому они покупают картины, которые станут дополнением к их интерьеру. Подходящие к цвету их дивана или обоев. То есть, исключительно в целях декора, а что изображено на полотне – дело второстепенное. Обидно, что в нашей стране такое поверхностное отношение к искусству.

- А в Европе люди покупают инсталляции и видео-арты?

- Конечно, представители среднего класса нет, но крупные коллекционеры – да. Вообще, в целом их уровень художественного образования выше, чем у нас, и в первую очередь это объясняется тем, что в Европе уделяется огромное внимание публичному арту, нацеленному на то, чтобы вовлечь рядового гражданина в искусство. Речь не о том, чтобы человек купил билеты в музей и запланировал с семьей культурную программу на выходные. Если мы говорим о современном искусстве, то оно сейчас само идет к людям. Как следствие, искусство можно встретить в любых альтернативных пространствах – на почте, вокзале, в маркетах, где угодно в виде перформансов или различных фестивалей. Конечно, это образовывает население.

А если в Азербайджане кому-то придет в голову устроить, к примеру, перформанс в вышеперечисленных местах, администрация этих площадок им попросту не позволит. 

Я не хочу сказать, что в нашей стране положение в сфере искусства настолько плачевно. Просто мы бежим далеко не первыми в этом марафоне. И это должно мотивировать на то, чтобы менять ситуацию в лучшую сторону.

- Я слышала от некоторых людей искусства, что они с целью поймать вдохновение курят «травку», отправляются медитировать в горы или используют другие методы расширения сознания. Как Вы относитесь к таким методам побега от действительности, и есть ли у Вас свой метод генерирования творческих идей?

- Я далека от всего, что ты перечислила. Бутылка водки, заправленная сигареткой с марихуаной или вершина горы, чтобы уйти от этого мира – определенно не мои методы. Хотя я не осуждаю таких людей. Я вообще ничего не осуждаю и допускаю абсолютно все в этой жизни. Если кто-то выходит на сцену и исполняет с горящими глазами какое-то талантливое музыкальное произведение, или играет в спектакле, или создает красивейшее полотно, меня совершенно не волнует, как он к этому пришел. Это его путь, каждый выбирает сам, как проживать эту жизнь, которая далеко не праздник. Понимать ее и глубоко на нее рефлексировать – очень больно и тяжело, поэтому как человек лечится – личное дело каждого.

У меня есть своя методика, которую я практикую с детства. Я не люблю убегать от жизни, наоборот, я ею заряжаюсь. Я могу проникнуться какой-то идеей, находясь в общественном транспорте, например, в метро, испытывая раздражение и страх в этом подземелье в окружении неприветливых людей. Или могу уехать весной в район, вокруг будет зелень сумасшедшего насыщенного цвета и вдруг погода резко станет серой и начнется дождь. В этот момент я просто умру от счастья, потому что зеленый с серым – мое самое любимое сочетание, от которого мой глаз отдыхает. То есть, существует множество вариантов. В основном, это мелочи, из которых складывается наш день.

А еще есть техническая методика. Каждое утро я наливаю себе чашку кофе, ставлю перед собой белый лист формата А4, беру ручку, которая обязательно должна писать черным цветом, и пытаюсь разложить по полочкам свои мысли. Это своеобразная медитация, которая необходима мне, чтобы переварить восторг, радость, переживание, бешенство, злость и другие эмоции, которые я проживаю за предыдущий день. Я просто ложусь с этим багажом спать, а наутро с холодным рассудком преобразую свои чувства в слова.

Раньше, когда я была традиционным художником и писала исключительно картины, я зарисовывала свои мысли. Мои старые визуальные альбомы, конечно, интереснее, чем сегодняшние, в которых я только пишу. А сейчас, записывая свои мысли, я впоследствии выражаю их различными способами, начиная от инсталляции и заканчивая видео-артом. И это все для меня – процесс, который не менее важен, чем результат.

- Расскажите, над какими проектами Вы сейчас работаете.

- Я запланировала на этот год, наверное, целых 10 проектов. Да, реализовать их всех физически нереально, но если хотя бы половину получится, я буду очень рада. Практически все эти проекты связаны единой темой, которая меня волнует, и тема эта «To be a woman» – какого быть женщиной в Азербайджане, в частности, в регионах.

Я привлекла к участию в проекте много талантливых художников, которые выступят со своей работой, также подготовила свою собственную работу, и в сентябре планирую провести несколько мероприятий – форумов и выставок, на которых будут присутствовать иностранные гости. Эти выставки пройдут не в музеях и галереях, а в местах, не предназначенных для демонстрации искусства. Одним из мест станет, к примеру, разрушенная фабрика.

Мы затронем историю, вспомним, что Азербайджан стал первой мусульманской страной, где женщины получили право голосовать и обрели свободу наравне с мужчинами. Расскажем о наших потрясающих соотечественницах, которые этому поспособствовали. Некоторые из них расплатились за это жизнью. Например, на днях я прочитала статью о Хадидже Гаибовой – одной из первых азербайджанских пианисток, которая была расстреляна в 30-х годах в сталинских лагерях за свои либеральные взгляды. То есть, этот проект приведет множество примеров как из старины, так из современности, и я думаю, что будет необходимо вывезти его также за пределы Азербайджана и показать мировому сообществу.

Вторая идея, которой я горю, - это тема нефти. Мне очень интересно ее изучать, размышлять над вопросом, были бы мы несчастнее или счастливее, если бы наша страна не располагала богатыми нефтяными месторождениями. На первый взгляд кажется, что ситуация была бы гораздо хуже при отсутствии такого богатства, но однозначного ответа тут не дашь. Иногда хорошее расслабляет. А когда у тебя нет легких способов заработка, ты понимаешь, что прижат к стене и учишься выживать, развивая свой потенциал в других областях.

Помимо этих философских размышлений, я уже давно влюбилась в нефть как в природный материал и использую ее вместе с красками при написании своих картин. Проект, который я реализую на тему природных ресурсов Азербайджана, будет выглядеть как мультимедийная инсталляция. Надеюсь к концу апреля завершить эту работу.

- Благодарю за беседу!

Лейла Мамедова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net