1news.az

Ученый-историк Фарид Алекперли: «Ватиканские рукописи открыли нам неизвестные имена ширванских ученых XVI века…»

2 Мая, 2012 в 11:16 ~ 16 минут на чтение 8473
Ученый-историк Фарид Алекперли: «Ватиканские рукописи открыли нам неизвестные имена ширванских ученых XVI века…»

Интервью с заведующим отделом перевода и информации Института рукописей имени М.Физули НАНА, президентом Азербайджанской ассоциации историков медицины, доктор исторических и кандидат биологических наук Фарид Алекперли.

История каждого народа изобилует «белыми пятнами», ликвидация которых означает обретение новой познавательной информации о ее ходе, развитии в те или иные века, а значит, и о том, как шел процесс формирования, становления народа, изменения в его сознании, философии, культуре, традициях, научной мысли. Около года назад в Апостольской библиотеке и секретных архивах Ватикана было найдено несколько сотен различного характера документов, изучение которых позволит ученым воссоздать неизвестные страницы «биографии» азербайджанского народа.

Заведующий отделом перевода и информации Института рукописей имени М.Физули НАНА, президент Азербайджанской ассоциации историков медицины, доктор исторических и кандидат биологических наук  Фарид Алекперли, который вел поиск ценных документов, сегодня отвечает на вопросы корреспондента «БР».

— Фарид муаллим, когда вообще начался разговор о ватиканских рукописях?

— Нам было известно, что в Ватикане хранятся азербайджанские рукописи. Причем, не только там, но и по всему миру, и мы не можем сказать, что в Ватикане их больше всего. Просто нам необходимо вести поиск во всех хранилищах мира. Но преимущество Ватикана заключается в том, что там, в отличие, например, от Венской  библиотеки или лондонских архивов, наряду со средневековыми азербайджанскими рукописями, скажем, такими как рукописи Низами, Физули и других авторов, которые нам известны, хранятся редчайшие документы, в которых отражены неизвестные нам страницы истории Азербайджана. Уже много веков, как  минимум 1300—1400 лет, они лежат в секретных архивах Папской канцелярии.

— Перед поездкой в Ватикан вы, наверное, составили свой план того, как наиболее рационально и продуктивно вести поиск..

— Разумеется, в основном я работал по территориальному признаку: отбирал авторов, родившихся на территории Азербайджана или имевших псевдоним, связанный с топонимами  Азербайджана. Это общий подход, который мы всегда используем для того, чтобы считать какого-то автора азербайджанцем, потому что другой подход обычно создает проблемы. В средние века национальность не указывалась, паспортов, метрик не было, и вообще национальному фактору придавалось гораздо меньше значения, в основном играла роль религиозная принадлежность, поэтому, разумеется, они сами себя азербайджанцами не называли.

Если они писали на азербайджанском языке или принадлежали к каким-либо знаменитым азербайджанским родам, это было отражено в их псевдонимах, например, Ширвани, Нахичевани, Иревани, Тебризи, и служило свидетельством того, что автор — азербайджанец.

Сложность поиска в Ватикане азербайджанских рукописей заключалась в том, что  рукописи там распределены по языковому принципу и вошли в состав фарсо-, арабо- и тюркоязычных, откуда и предстояло их выделить, и  не все они описаны и включены в каталоги и картотеки. В электронный каталог  включено лишь ограниченное количество рукописей. Правда, «ограниченное количество» — это тысячи рукописей, но, учитывая то, что там множество сотен тысяч единиц  хранения, несомненно, это незначительная часть хранящегося там богатства. Одна из самых больших трудностей, создающих препятствия в работе, — это то, что ни в  Апостольской библиотеке, ни в секретных архивах нет единого сводного каталога, который бы включал в себя хотя бы половину этих рукописей. В ходе поиска мне приходилось разбираться в записях, сделанных гусиным пером в сохранившихся старых книгах. В них я находил упоминание о сводах документов, созданных в период правления того или иного Папы Римского, но в них нет точной информации — имени автора, названия  рукописи, и по этим спискам трудно что-либо определить. Поэтому фактически удалось найти только те, в которых было приведено достаточно информации для того, чтобы сделать вывод об их принадлежности Азербайджану.

— Фарид муаллим, вы, по сути, первый азербайджанский ученый, допущенный в секретные архивы Ватикана. Что вы скажете о созданных там условиях работы?

— Что касается условий работы, то там все компьютеризовано, отношение было очень доброжелательное, вежливое ко всем, независимо от национальной или религиозной принадлежности, да и  вопросы эти, собственно, там никого не интересовали. Директор, или иначе префект, Апостольской библиотеки монсеньор  Чезаре Пасини, как и  кардинал Рафаэль Фарина, несущий ответственность за Апостольскую библиотеку и секретные архивы, оказывали всяческую помощь при возникновении каких-либо проблем с поиском. Чезаре Пасини имел предварительную договоренность с нашим Министерством культуры и туризма об оказании  нам помощи в поисках, в дальнейшем он уже продолжил работу с Фондом Гейдара Алиева. Главное, что я был допущен ко всем фондам.

Из рабочей поездки я привез переписку средневековых правителей Азербайджана с Ватиканом, а также отчеты различных миссионеров, посланников Ватикана и некоторых других городов-государств на территории Италии, в том числе Венеции, Генуи, которые посетили в свое время нашу страну и собрали массу информации о ее жителях, географическом положении, культуре, традициях и др. Теперь их необходимо перевести. Поскольку они написаны на различных языках — латинском, староитальянском, старофранцузском, монгольском и уйгурском (это письма XIII века эпохи Эльханидов) и других языках, — то, конечно, для их перевода должна быть создана специальная комиссия, которая будет этим заниматься, потому что у нас специалистов по данным языкам, можно сказать,  нет. Нет специалистов по греческому языку, по современному итальянскому — один или два специалиста, а по староитальянскому вообще нет. Привезенные копии всех документов сейчас находятся как в Министерстве культуры и туризма, так и у нас — в Институте рукописей. Что касается тех, что хранятся у нас, то они открыты для всех исследователей, которые могут обратиться к нам. Без всяких проблем им будет предоставлена возможность работать над материалами.

— И все же, наверное, вы сами успели хотя бы поверхностно ознакомиться с некоторыми из документов или рукописей. Какие из них вас лично заинтересовали?

— Рукописи ширванских авторов, которые хранятся в основном в Апостольской библиотеке, и среди них, в первую очередь, относящийся к XVI веку труд Мухаммеда ибн Махмуда аль-Хаджи аш-Ширвани. Он жил на территории Османской империи, в Турции, хотя родился в Ширване. В то время в результате османо-сефевидских войн, то есть войн между шахом Исмаилом и турецким султаном, а также продолжавшихся далее войн шахов Аббаса и Тахмасиба с османами Ширван и Южный Азербайджан были захвачены османскими войсками. В этот период очень многие ширванские деятели культуры и науки переехали ко двору турецкого султана, где продолжали творить. В основном они писали на родном языке, потому что в то время при дворе турецкого султана использовали тот тюркский язык, который еще не был разделен на азербайджанский и османский и был общим праязыком. В Ватикане я нашел только четыре рукописи ширванских авторов, носящих  псевдоним Ширвани. Их трудов, а также копий у нас в Азербайджане нет, они вообще не введены в научный оборот, не исследовались и вообще до сих пор не были известны. Возможно, в библиотеке Ватикана о них кто-то и знал, но они не исследовались и не были известны научной общественности как азербайджанские рукописи. Труд Мухаммеда ибн Махмуда аль-Хаджи аш-Ширвани называется «Равзат аль-атир» и переводится как «Ароматный цветник». В нем приведено огромное количество различных рецептов и повествуется о способах приготовления целебных средств из лекарственных растений, минералов и средств животного происхождения.

— Любопытно, какие из приведенных там рецептов особо привлекли ваше внимание, ведь вы, наверное, единственный в республике специалист, выявивший в древних рукописях и исследовавший несколько сотен средневековых рецептов.

— В этой рукописи приведено около 2000 рецептов, связанных с лечением многих заболеваний, в частности, воспалительных заболеваний почек и мочевыводящих путей, таких, например, которые сегодня известны как пиелонефрит и  гломерулонефрит. Для их лечения, в частности, предложен рецепт, в состав которого входят различные виды хвойных деревьев, шишки можжевельника и кипариса — отвар специальной концентрации, который рекомендуется пить регулярно в течение недели. Фактически нет заболеваний, которые в средние века не были бы известны, просто  их этиология (происхождение) трактовалась по-иному, не так, как в наши дни. Для исследователя этот труд — непочатый край работы. Разумеется, все это вначале надо перевести. Эта рукопись является важным источником по истории науки Азербайджана, и с другой стороны — хорошим подспорьем для фармакологов. Ее ценность  не только в том, что в ней изложены забытые знания нашего народа, которые необходимо вернуть людям, но и в том, что это духовное наследие, общая память всего человечества. В современной культурологии есть такое понятие — этнознания. У каждого народа, как и у каждого человека, есть свой багаж копившихся столетиями знаний. Вместе они составляют общее богатство человечества, поэтому  то, что создали различные народы, пусть даже самые маленькие из них, — все это бесценная лепта в общую сокровищницу знаний человечества. На локальном уровне это надо изучать и сохранять, и ЮНЕСКО  в последние 10 лет тоже уделяет большое значение сохранению этнических знаний.

У Мухаммеда Ширвани есть немало и других трудов, которые в дальнейшем я обнаружил в других хранилищах мира. Их у нас тоже нет. Большое количество его трудов хранится в библиотеке музея Топкапы и библиотеке «Сулейманийя». Их более пятнадцати, и среди них есть труд по офтальмологии, который уже стали изучать турецкие ученые. Недавно он был опубликован в Турции. Копию этого труда также необходимо привезти в Азербайджан. Из других ширванских авторов, чьи книги хранятся в Ватикане, известен знаменитый труд  философа XVII века Абдулмеджида Ширвани.  Я могу назвать и немало других неизвестных имен, например, из такого города, как Занджан в Южном Азербайджане. Среди них — Ибрагим ибн Абдусалам аз-Занджани. У нас не было копий его трудов, относящихся к XVI веку.

— Чем он интересен?

— У него есть философский труд под названием «Шарх-ут-ташриф», в котором он затрагивает некоторые моменты философии суфизма. Он только привезен и нуждается в исследовании. Есть и другой автор из Занджана, ни одного труда которого у нас до сих пор не было. Это Абу Хафс  Махмуд ибн Ахмед Занджани. Его труд «Мухтасярус-сихах ал-лугят» представляет собой краткий словарь с объяснением грамматики арабского языка. В то время изучению арабского языка придавалось большое значение, поскольку на нем был написан Коран, и он считался священным языком. Этот труд азербайджанского автора также не был нам известен. Есть и много других трудов.

— А есть ли среди найденных рукописи  Насиреддина Туси?

— Очень много его рукописей, а также Низами Гянджеви, Физули, Шихабаддина Сухраварди — знаменитого философа, суфия, который был  казнен за свои взгляды. У него сохранилось несколько трудов, посвященных философии суфизма.

— Какой из его трудов хранится в Ватикане?

— Он называется «Анвар аль-маариф» («Свет знания») на арабском языке. Там излагаются вопросы постижения божества с помощью суфийской эзотерической практики.

— Значит, вы все-таки успели просмотреть содержание?

— Конечно, вообще я его философией увлекся, другие его труды я тоже читал и, естественно, не мог хотя бы  бегло не поинтересоваться содержанием  хранящейся в Ватикане рукописи. В принципе,  это очень значительное, выдающееся сочинение, думаю, что его тоже будут исследовать наши философы.

— Вы говорили, что должна быть  создана рабочая группа. Она уже создана?

— Дело в том, что прерогатива создания рабочей группы в руках руководства академии. Нужны специалисты по многим языкам. Помимо указанных выше, еще  и по арабскому, фарсидскому, турецкому. Сейчас к переводу одной из рукописей на староазербайджанском языке приступил наш ученый секретарь. В ней отражена история нашей страны. Труд анонимный, он называется «Сборник удивительных историй». Они фольклорного характера и представляют собой назидательные рассказы, в которых отражены средневековая мораль, нравы. С точки зрения изучения азербайджанской литературы и языка — это ценные рукописи. До этой находки отсчет литературы на азербайджанском языке велся от автора конца XIII — начала XIV века поэта Гасаноглу, от которого сохранились два стихотворения, а после него идут Насими, потом текст Деде Горгуд, у которого разные датировки по той причине, что это устное творчество и датировать можно только приблизительно. Самая древняя рукопись Деде Горгуд относится к XV веку. Этот крупный источник на азербайджанском языке лишний раз доказывает, что азербайджанский язык был и литературным языком, на  котором еще до XIII века создавались литературные произведения.

— Вам удалось походить по музеям?

— Конечно же,  Рим — один из центров мировой цивилизации, не случайно существует такая пословица: «Все дороги ведут в Рим». Рим — это музей под открытым небом. Там не только огромные библиотеки, в  которых собрано богатейшее наследие человечества, начиная от древнеегипетских папирусов и глиняных вавилонских табличек, заканчивая современными экспонатами и документами. Там можно найти записки Леонардо да Винчи, картины Рембрандта. Там сохранились древнеримское наследие  и еще более древнее наследие этрусков, развалины Колизея, Римский форум. В Ватикане есть огромный этнографический музей, где представлены и экспонаты из Южного Азербайджана, в числе которых предметы быта, найденные во время археологических раскопок. Вообще там много музеев, где надо было бы провести работу по обнаружению азербайджанских культурных ценностей.

— Вы, по-моему, уже второй раз были в Ватикане...

— Я там был четыре раза, но с исследовательской целью впервые. Первая моя поездка, которая длилась 5 дней, положила начало этим исследованиям. Тогда я наладил контакты, участвовал в конференции, посвященной музеям Ватикана, точнее, его библиотекам. Это было  осенью 2010 года. На конференции я выступил с докладом и в ходе работы познакомился с префектом ватиканской библиотеки Чезаре Пасини, а также с кардиналом Рафаэлем Фариной, который является куратором библиотек на территории Ватикана. Познакомился и с руководством секретных архивов Ватикана. Узнал, какие письма требуются для работы в Ватикане.

— Это была как бы предварительная «разведка»...

— Да, поскольку я поехал туда согласно договоренности по культурному сотрудничеству нашего руководства с Ватиканом. До этого азербайджанское правительство, Министерство культуры и туризма, Фонд Гейдара Алиева проводили консультации с Ватиканом, и было решено направить в Ватикан специалиста из Азербайджана. Когда я приехал, помощь оказал и посол Азербайджана в Ватикане Эльчин Амирбеков. Это было уже во время второй поездки. Я тогда проработал месяц и уже многое нашел. А третий раз я был уже не в Ватикане, а в Риме. Это было осенью прошлого года, где я принял участие в мероприятии Фонда Гейдара Алиева, посвященном 20-летию независимости Азербайджана. Тогда там для Ватикана была организована экспозиция старинных рукописей, включенных в программу «Память мира». Окончательным итогом всех этих поездок стало приобретение  копий необходимых нам рукописей и главное — тот факт, что в архивах Ватикана отныне утвердилось понятие «азербайджанские рукописи».

Интервью вела Франгиз ХАНДЖАНБЕКОВА

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net