1news.az

Ужас нашего городка: «Dönərçi» покажет «доняр» из человеческого мяса – ФОТО

18 Декабря, 2017 в 12:50 ~ 9 минут на чтение 26041
Ужас нашего городка: «Dönərçi» покажет «доняр» из человеческого мяса – ФОТО

Недавно на просторах Инстаграма я наткнулась на страницу нового отечественного фильма ужасов, который привлек меня своим названием.

Согласитесь, «Dönərçi» - звучит иронично и в то же время, учитывая жанр, достаточно зловеще, особенно вкупе с кровавыми сценами, которые можно увидеть на фотографиях. Как оказалось, это первый фильм Эмина Гулиева, решившего попробовать себя в качестве режиссера.

Также в беседе с 1news.az он отметил, что знает 25 языков и разработал уникальную методику по обучению любому из них на уровне разговорной речи за 20 дней. Наряду с этим, он – оперный певец, за плечами которого выступление в Испании перед Монсеррат Кабалье, и автор многочисленных книг.

И после такого довольно необычного послужного списка, который состоял из совершенно не связанных друг с другом сфер, Эмин решил податься в режиссуру. Судить о результатах его дебюта в кинематографе мы сможем совсем скоро, через пару месяцев, когда фильм выйдет в прокат. А пока представляем вам интервью, в котором он рассказывает о довольно волнительных и кропотливых съемках и о том, почему «Dönərçi» может запросто конкурировать с голливудскими триллерами и хоррорами.

- Название Вашего фильма наталкивает зрителей на определенные догадки по поводу сюжета. Полагаю, что донер будет приготовлен из человеческого мяса.

- Совершенно верно. Фильм начинается с того, что несколько молодых людей планируют поездку в горы, чтобы помирить друга с его девушкой, которые находятся в ссоре. По дороге машина ломается, и они встречают человека, который предлагает им помощь. В скором времени они понимают, что угодили в ловушку, однако бывает уже поздно – маньяк начинает по очереди их убивать, жарит их мясо и скармливает пока еще оставшимся в живых.

Причина подобных действий данного персонажа проистекает из детства. Он родился с серьезными физическими недостатками, грубо говоря, настоящим уродом, вследствие чего натерпелся множества обид от детей, которые зачастую бывают довольно жестоки. Поэтому, став взрослым, он решил сделать красивых людей своими жертвами: одних резал, а другим скармливал человеческое мясо, получая от этого садистское удовольствие. А еще у него был брат – шизофреник, который действовал с ним заодно.

- Во всех фильмах, особенно в фильмах ужасов, большое значение имеет выбор места съемок. Вы выбрали заброшенный дом с жутким фасадом – это было реальное строение или вы соорудили декорации?

- Заброшенным дом выглядит в фильме, на самом деле он жилой. Мы нашли его совершенно случайно после долгих и отчаянных поисков и разъездов по районам. Мы уже возвращались с опущенными руками, как вдруг в Сиязани увидели дом, от вида которого у меня сердце ушло в пятки. В этот момент я понял – именно здесь должно разворачиваться действо. Конечно, было трудно уговорить владельцев дать разрешение на съемки, но деньги решили все.

- Кстати, насчет денег. Известно, что снять фильм – достаточно дорогое удовольствие. Какой у Вас был бюджет, и откуда поступало финансирование?

- Бюджет фильма составил около 120 тысяч. Это не государственное финансирование. Меня спонсировал мой друг, которому было не жаль отдать такую большую сумму ради идеи.

- А как Вы подбирали актеров? Среди них были профессионалы или Вы искали новых талантов?

- Хотелось бы отметить, что в фильме нет ни одного известного актера, потому что для данного жанра ни в коем случае нельзя использовать людей, которых народ знает, иначе невозможно добиться правдоподобности. Поэтому мы оставили в Фейсбуке объявление, на которое откликнулись 60 кандидатов. Провели кастинг, отобрали 12 человек и обучали их на протяжении трех месяцев.

- Сейчас, по завершении съемок, можете сказать, что эти люди, далекие от актерской среды, справились с поставленной задачей?

- Думаю, да. Дело в том, что для меня не существует плохого ученика, я считаю, что у любого человека есть потенциал. Поэтому я выбирал людей, ориентируясь на внешние данные, а потом начинал играть с их психикой, обрабатывал, помогал вжиться в роль.

- Расскажите, с какими сложностями Вы сталкивались в процессе съемок.

- С природными явлениями. Это было какое-то проклятие – из-за того, что съемки проходили в районе, мы постоянно утопали по колено в грязи. По необъяснимым причинам ломались новые машины, создавая нам трудности с передвижением, и у меня создавалось ощущение, что вся наша команда настолько прониклась атмосферой фильма, что подсознательно захотела визуализировать этот ужас, прочувствовать нечто жуткое в реальности, и наши мысли материализовались. Хотя, может, я драматизирую.

Представляете, в один из съемочных дней, когда стояла тихая погода, нам довелось наблюдать довольно странный туман. Я видел такое впервые в жизни. Это был сгусток дыма, который приплыл из ниоткуда, описал несколько кругов перед нашими глазами и уплыл обратно.

Еще исчезали вещи. Мы оставались в отеле, поэтому не было вероятности кражи – они будто растворялись в воздухе, хотя мы точно помнили, куда положили их в последний раз. И, наконец, были драки, но это уже не из области фантастики.

 - С технической точки зрения снять качественный хоррор, от которого будет леденеть кровь, довольно непросто. Особенно, если учесть, что зрители непроизвольно будут сравнивать Ваше творение с голливудскими аналогами…

- К нашему случаю это не относится. Технический багаж фильма «Dönərçi» составляло профессиональное оборудование на миллион-полтора долларов, которое используется в Голливуде. Только один объектив для камеры стоил 100 тысяч. Естественно, мы не покупали снаряжение, а брали его в аренду. Так что в качестве фильма можете не сомневаться.

- А как Вы относитесь к компьютерной графике?

- Честно говоря, я ненавижу графику, в моем фильме все будет вживую. Я своими руками создавал атмосферу, привез из Москвы необходимые материалы – красную жидкость, лоскуты кожи, смотрел по YouTube, как создаются сгустки крови, как выглядит раскрытый череп. А еще самостоятельно работал над декорациями, устанавливал цепи, крючки и прочие атрибуты, необходимые для создания зловещего антуража, потому что единственное образование, которое я получил, – дизайнерское. В режиссуре и в оперном пении я – самоучка. Кстати, в «Dönərçi» я выступил не только как режиссер, но и как композитор, написал симфоническую музыку в качестве саундтрека к фильму. А сценаристом выступил мой друг Агиль Нагиев.

В общем, за последние несколько дней от напряженной работы и стресса я сбросил 5 килограммов (смеется). Зато в результате кино получилось настоящей мясорубкой не для слабонервных.

- Ваш фильм будет показан только в кинотеатрах Азербайджана или Вы планируете выходить на мировую арену?

 - «Dönərçi» будет доступен на пяти языках – мы его снимали на азербайджанском, потом дублировали на русский, на очереди – английский, испанский и турецкий. Так что мы не намерены останавливаться на своей стране.

- Многие режиссеры фильмов ужасов переносят в кино свои детские страхи. Вы тоже относитесь к таким людям?

- В качестве режиссера я пока не практиковал подобное. У меня есть книга, написанная в жанре беллетристики, под названием «Безликий идол», повествующая о человеке, который хочет жить вечно. Вот в ней сосредоточен мой главный и, можно сказать, единственный страх в жизни – не успеть. Мне хотелось бы прожить 300-400 лет, чтобы хватило времени реализовать все задуманное. На саму жизнь мне наплевать. Она не представляет ценности, если ты не занимаешься тем, что тебе нравится.

Главный герой этой книги – человек, который осознал, что не располагает достаточным количеством времени для того, чтобы сделать все, к чему стремится, поэтому он входит в транс. Закрывает глаза и живет жизнью дервиша, бизнесмена, любовника, чародея… В последний день медитации, пройдя через многочисленные перевоплощения, он собирает воедино весь свой богатый опыт и становится обычным человеком. Это очень сложная психологическая книга, которую я бы с удовольствием экранизировал, но боюсь, что ее не поймут.

Вообще я написал 16 книг, из которых 14 – на азербайджанском языке и две – на английском.

- Предполагаю, сюжеты всех остальных тоже рассчитаны на определенный круг людей…

- Да, в основном, мои книги нацелены на узкую аудиторию. Я люблю писать о теории трансгуманизма и о своей идеологии касательно того, в каком направлении должно двигаться человечество. Герои моих произведений ищут пути для того, чтобы реализовать эту идеологию, отличную от той, согласно которой мы сегодня живем. Это касается формы семьи, нашего образа жизни, роли человека в социуме и многих других важных аспектов. Данной теме я посвятил большое количество книг, которые в скором времени начну издавать.

- В таком случае желаем Вам удачи. Спасибо за интересную беседу!

Лейла Мамедова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net