1news.az

Азер Джангиров: «Серж Саргсян был исполнительным и далеким от интриганства, что сильно отличало его от Роберта Кочаряна»

10 Апреля, 2010 в 12:21 ~ 10 минут на чтение 6836
Азер Джангиров: «Серж Саргсян был исполнительным и далеким от интриганства, что сильно отличало его от Роберта Кочаряна»

Интервью 1news.Az  с публицистом журналистом-международником, членом Центрального Совета Всероссийского Азербайджанского Конгресса Азером Джангировым

- После того, как на 1news.Az  вышел аналитический  материал под названием «Аттракцион неслыханного цинизма: от Абеля Аганбекяна до Сержа Саргсяна», в котором мы приводили контрдоводы  озвученным в интервью президента Армении Сержа Саргсяна телеканалу «Евроньюс» тезисам и доказали, что экономика НКАО являлась органичной частью народно-хозяйственного комплекса Азербайджана,  что НКАО был одним из самых развитых в социально-экономическом отношении регионов советского Азербайджана и он мог бы стать самым развитым регионом независимого Азербайджана, в котором могли бы дружно, счастливо и обеспеченно жить азербайджанцы и армяне, если бы не оккупация этой части территории нашей страны со стороны Армении, в армянских СМИ началась истерика, и утверждения о том, что озвученные нами тезисы не имеют под собой основания.  Поэтому мой первый вопрос к Вам будет таким:   согласны ли Вы с тем, что НКАО была одной из самых динамично развивающихся областей Азербайджана?

- Как карабахцу, родившемуся в Ханкенди и прожившему там 16 лет, мне далеко не безразличны любые обсуждения, связанные с моей малой родиной, особенно в СМИ и по  линии народной дипломатии. Но вступать в полемику по совершенно очевидным обстоятельствам  или фактам и тратить на это время не желаю. Поэтому даю односложный ответ на поставленный вопрос:  да, согласен с утверждением, что экономика НКАО развивалась синхронно со всем народно-хозяйственным  комплексом Азербайджана, и вы достаточно убедительно это продемонстрировали в своей обзорной статье от 25 марта «Аттракцион неслыханного цинизма: от Абеля Аганбекяна до Сержа Саргсяна».

- Согласны ли Вы с тем, что экономически НКАО была намного более тесно связана с Азербайджаном, а не с Арменией?

- Не буду повторять признание на сей счет небеспристрастного политического деятеля А.И.Микояна,  и, отвечая однозначно «да» на поставленный вопрос, хочу добавить лишь некоторые факты, как говорится, из жизни. На «Каршелккомбинат», который стал эпицентром взрыва карабахской трагедии в 1988 году, не только сырье доставлялось из Шеки, но и рабочая сила. Наш сосед Мурсал-киши Джафаров, дважды в неделю совершал рейсы в Шеки, откуда привозил работниц в количестве 15-20 человек, которые трудились на комбинате вахтовым методом. Местные же женщины не желали трудиться на этом шумном и тяжелом производстве.  А рабочая сила одной из самых крупных в Азербайджане Степанакертской обувной фабрики пополнялась юношами и девушками из близрасположенных азербайджанских поселений – Кяркиджахана, Ходжалы, Малыбейли, Косалара . В то же время местная молодежь работе на конвейере, отдавала предпочтение  индивидуальному пошиву обуви, одежды. Эти два примера я привел, в том числе, и в ответ на «душераздирающие» утверждения  идеологов «миацума» о хронической безработице и нехватке рабочих мест в областном центре. 

- Как Вы прокомментируете заявления армянских "аналитиков", утверждающих, что "дети-студенты карабахских армян, в "годы процветания" везли к родителям в деревню из Еревана все: одежду, обувь, продукты - даже лук, картошку, масло, мед"?

- Бред какой-то!  Даже комментировать не хочу эту глупость, особенно по части картошки, лука, меда.  Несложно оглянуться немного назад и вспомнить, что одежду, обувь, продукты – позволю себе даже припомнить основные составляющие ассортимента: колбасы, шпроты, ветчину югославскую, венгерскую, чай индийский, конфеты и многое другое  все везли, причем из Москвы,  не только в «обделенный» край тех «аналитиков», но и в сам Ереван, Баку, Тбилиси, далее безошибочно можете вставить любой  населенный пункт бывшего Советского Союза. Так что, похоже, с памятью тех «аналитиков» не все в порядке, либо она сфокусирована лишь на страданиях самого «древнего» и «многострадального» народа.

- Имела ли место какая-либо дискриминация по отношению к армянскому населению НКАО со стороны азербайджанцев?

- Я бы поставил вопрос с точностью до наоборот: ущемлялись ли права азербайджанцев Нагорного Карабаха? Вот кто бы занялся исследованием этой темы! По сути поставленного вопроса приведу такой пример, о котором, не пойму, почему, но замалчивают. В русских школах НКАО, начиная с четвертого класса, дети изучали азербайджанский язык.  И вдруг неожиданно в середине 1962 -63 учебного года вместо государственного языка республики стали преподавать армянский. С «нуля», то есть  с алфавита и одновременно во всех классах с 5-го по 11-й. Спешно из Армении были доставлены учебники, из соседних армянских школ были переведены учителя, разработаны новые методические пособия для ускоренного освоения языка старшеклассниками…  Несложно представить, какая психологическая нагрузка свалилась в той суматошной среде на учащихся. Мой отец, в ту пору работавший заместителем заведующего областным отделом образования, с иронией говорил, что в официальных документах это решение принято «идя навстречу пожеланиям трудящихся». Странно, что мнение другой, азербайджанской части «трудящихся» даже не учитывалось.

Я и мои братья учили армянский, причем, часто учителя ставили нас в пример горе-одноклассникам из числа армян, а наш папа был прекрасным переводчиком-самоучкой с армянского языка. Пользуясь случаем, хочу напомнить, что в его переводе на сцене Степанакертского драмтеатра в середине 50-х годов шла известная комедия М.Ф. Ахундова «Месье Жордан и Дервиш Местали шах», готовилась к премьере на армянском, естественно, языке, пьеса Ильяса Эфендиева «В семье Атаевых», но в последний момент по партийному указанию спектакль был снят с репертуара,  хотя на дворе и стояла  хрущевская оттепель.

Другой пример - для соблюдения некоего межнационального баланса, длительное время вторым секретарем обкома партии по номенклатурной раскладке избирали, хотя, сегодня вещи надо называть своими именами, назначали  партийца-азербайджанца. Затем без излишней огласки мотивов, азербайджанцев стали «избирать» на должность третьего секретаря. А с 1964 года и вовсе решили сократить азербайджанцев в секретариате обкома с избранием партчиновника из числа русских из Баку или других регионов, но уже в качестве второго секретаря. Для справки: последним третьим секретарем Нагорно-Карабахского обкома партии был Сеймур Везиров (проработавший всего два года в этой должности;  его супруга - коренная бакинка Алия ханум - спустя короткое время легко изъяснялась на армянском языке: это для сравнения с бакинцами-не-азербайджанцами, которые так и не заговорили на азербайджанском языке), а первым из числа вторых секретарей был избран прекрасной души человек Владимир Васильевич Кастрюлин, родом, кажется, из Исмаиллинского района. Он, к слову, быстро оценил неблагополучную ситуацию в регионе, и вскоре попросился обратно в Баку.  

- Как в целом складывались отношения между армянами и азербайджанцами в НКАО?

- Прекрасно! Никакого раздора! Свидетельствую по данным на 1965-й год, когда началась ползучая активизация армянского национализма после хрущевского решения о репатриации- именно так характеризовали в НКАО и Армении начавшийся процесс переезда из-за рубежа  депортированных или уехавших из Османской Турции армян на территорию Советской Армении. Затем в область из соседней республики стали постоянно наведываться специалисты различного уровня – этнографы, историки, археологи. Однажды, было это летом 1975 года, в степанакертской гостинице я случайно  познакомился с группой из трех человек, которая разъезжала по армянским селениям НКАО с конкретными пропагандистскими и агитационными задачами обработки местного населения.

Об этом  я поставил в  известность члена бюро обкома комсомола – оперработника  областного отдела КГБ.  Такая целенаправленная работа идеологов «миацума», иногда, нет, правильнее сказать, часто неприкрытая и откровенно провокационная, становилась нормой, и привела, в конечном счете, в феврале 1988 года к известным событиям, подчеркну, при попустительстве и потакании тогдашнего партийного руководителя НКАО Бориса Кеворкова, который всегда вел двойную игру с республиканским центром.

Вспомнился еще вот такой  эпизод из юношеской поры. Была добрая традиция проводить летом в Степанакерте серию товарищеских матчей со сборной волейбольной командой Шуши, где почти все игроки были азербайджанцами, а капитаном был Роберт Хачатурян, прекрасно  говоривший на азербайджанском.

Весь город приходил на эти захватывающие поединки. Игра шушинцев завораживала настолько, что симпатии многих степанакертцев были на их стороне. Повторюсь: это было до 1965 года. Поскольку с началом карабахской трагедии Р.Хачатурян и его брат Миша (оба они были партийными функционерами) перевоплотились в ярых националистов.

- Нам известно, что Вы лично знакомы с президентом Армении Сержем Саргсяном. Не могли бы Вы охарактеризовать его, как личность?

- С Сержем Саргсяном (в ту пору Сержиком Саркисяном), да и Робертом Кочаряном я был знаком по совместной работе в комсомоле, о чем сейчас не модно говорить. Около трех лет, в середине 70-х годов прошлого столетия, я от ЦК комсомола курировал НКАО, Лачинский и Кялбяджарский районы, часто посещал область.  И Серж и Роберт были в ту пору в комсомольском активе, они включались в резерв для выдвижения на освобожденную комсомольскую работу. 

Помню, однажды вечером ко мне для личной беседы обратился Роберт Кочарян и пожаловался, что обком комсомола препятствует его выдвижению на комсомольскую работу. Я стал  на сторону обкомовских коллег,   поскольку уровень его образования не тянул даже на «неоконченное высшее» - он тогда учился на 1 курсе заочного отделения, кажется, Ереванского политехнического института. Такое же ситуация была и С.Саркисяном, хотя он и не просился  на личную встречу. В последующем, мы встречались с С.Саркисяном, когда он заведовал орготделом горкома комсомола. Был исполнительным, доброжелательным, неконфликтным, далеким от интриганства, что сильно отличало его от Р.Кочаряна, амбиции которого так и выплескивались наружу.

Сейчас С.Саргсян глава Армении, и в душе у меня теплится  надежда, что он все-таки сделает решительный шаг, чтобы выкарабкаться из этой трясины воинствующего сепаратизма. 

Акпер Гасанов

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены