1news.az

Фотограф Рена Эффенди: «У нас все журналы помешаны на гламуре...» - ФОТО

20 Сентября, 2010 в 12:36 ~ 11 минут на чтение 10952
Фотограф Рена Эффенди: «У нас все журналы помешаны на гламуре...» - ФОТО

Формула успеха фотографа Рены Эффенди.

Рена Эффенди  занимается документальной фотографией восемь лет.

Была призером конкурса международного фонда документальной фотографии Fifty Crows, а также лауреатом премии Фотохудожник года в Азербайджане, участвовала на выставках в различных странах. В 2007 году американский журнал Photo District News включил Рену в список 30-ти самых заметных фотографов в мире. Ее фотографии печатались в журналах Le Monde, Le Figaro, Liberation, Courrier International, Newsweek, Days Japan, Reponse Photo, Огонек, Эксперт и Большой Город. Рена Эфенди является автором галереи Photographer.ru.

Сегодня она гость формулы успеха.

- Рена, как давно Вы увлекаетесь фотографией? Ваши снимки впечатляют…

- Фотографией серьезно занимаюсь с 2002 года. Но признаться, к этому я шла долго. Окончив Институт иностранных языков, долгое время работала переводчиком в различных международных компаниях. В 2005 ушла с последнего места работы и решила вплотную заняться фотографией и абсолютно об этом не жалею.

С детства увлекалась живописью, но скоро поняла, что это не мое. Для того, чтобы стать хорошим художником, помимо таланта нужна как минимум усидчивость, а мне всегда хотелось путешествовать, общаться с новыми людьми.

Как все началось? Друг дал мне поддержать старый механический фотоаппарат и нажав на кнопку, я не смогла остановиться. Получилось какое-то органическое взаимодействие (смеется).

- Помните ощущение после первой фотографии?

- Долгое время к фотографиям у меня было утилитарное отношение. Я очень любила фотографироваться, вычурно позировать как с друзьями, так и в поездках на разных площадях, в кафе, на улицах и так далее. Для меня роль фотографии заключалась лишь в том, чтобы завпечатлеть место и время моего собственного состояния и исключительно хорошего настроения. Однажды, когда я была в Париже, мне тогда кажется было 20 лет, я как обычно фотографировалась перед Эйфелевой башней и другими памятниками культуры, но в один момент над рекой я увидела мост, на который красиво падал свет и в проеме моста виднелось два силуэта. Это был мой первый снимок. Я даже не знала название моста, просто хотелось поймать этот момент. Это было в первый раз, когда мне по настоящему захотелось остаться по ту сторону объектива. Сейчас я думаю, что это был какой-то подсознательный порыв. 

В последующем я училась у Сянана Алескерова. Он организовал неформальную школу фотографии и набирал учеников.

- Вы фотографируете больше в документальном стиле. Чем он вам импонирует?

- Мои работы о жизни людей, их судьбах. Я не снимаю новостные материалы. Я работаю над историями. Мне не интересна мимолетность новостей, новости как правило забывают через какое то время, а документальная фотография проходит испытание временем. Хотя я очень глубоко уважаю новостную фотографию и смелость фотографов, которые идут на это. Просто это направление мне не близко.

Несколько лет назад был объявлен конкурс для фотографов Кавказского региона и для тех, кто снимал в этом регионе. Я послала свои фотографии и выиграла этот конкурс (улыбается). Это придало мне уверенности  в себе. И именно этот момент стал переломным в моей жизни. Я решила уйти с работы и стать профессиональным фотографом… 

Первым был заказ журнала «Огонек». Тогда на Московском рынке обвалилась крыша, где погибло несколько азербайджанцев, продавцов зелени. Мне поручили поехать и снять семьи этих людей. Фоторепортаж был опубликован в этом журнале. С этого все и началось (улыбается). Далее был крупный  заказ от журнала Newsweek. Я поехалa в Санкт-Петербург, где проходил саммит большой восьмерки. Мне поручили снять, как бы выразится, «Путиновкую Россию» (смеется). Иными словами, к этому саммиту все готовились, все ремонтировалось, приводилось в божеский вид, но на самом деле во дворах, за стенами фасадов все было запущено. Я снимала то, что творится на задворкаx. А недавно мне поступил еще один заказ на тему трансгендерного обществa в Стамбуле. Пока эта работа не напечатана, я несколько дней как вернулась. 

- Работа у вас не легкая. Экстремальных ситуаций во время съемок не было?

- Да, работа не легкая, но именно это мне и нравится. Знаете, новостные материалы снимать трудно, но с другой стороны перед твоими глазами разворачивается событие и ты можешь наблюдать и фотографировать. Но в документальной фотографии есть другие сложности. Тебе приходится искать историю в совершенно непревлекательной повседневной жизни, как бы на ровном месте. И этот процесс я называю фотографическими раскопками (смеется).

Как строится любая история? В ней происходят определенные действия, есть главные герои, кульминация, развязка и т.д. То же самое в документальной  фотографии - в любой истории должны присутствовать все эти элементы. Это достаточно сложная работа, которая требует подготовки. Нужно иметь навыки как художника, так и режиссера, сценариста, психолога, антрополога и даже археолога(смеется)!

Я не люблю фотографировать просто так. Есть такие фотографы, которые не выпускают камеры не на минуты из рук. Для меня это не обязательно. Я работаю исключительно над историями. У меня другой подход к фотографии.

- Была ли работа, которая не совсем получилась?

- Я два раза была в Каире. В первый раз я поехала без фотоаппарата и когда я пробыла там несколько дней, мне захотелось фотографировать. Но сделать этого не удалось. Во второй раз я уже взяла с собой фотоаппарат, но не достаточно хорошо все продумала. Конечно, получились  эмоциональные снимки города, но эта работа не была для меня столь ценной, как другие, потому, что я как бы бесцельно шаталась по городу с фотоаппаратом.

Когда я задаюсь целью, то у меня всегда все получается. Были и такие моменты, когда из-за нехватки времени не получилось хорошо выполнить задание. Однажды я поехала на ферму в Рязани, где с животными работали душевно больные люди. Это была для них своего рода терапия. Место было очень красивое. Чтобы сделать что-то интересное мне бы хотелось пожить там две недели, но я пробыла там всего лишь пару часов. Конечно, я привезла неплохие снимки, но хотелось сделать лучше (улыбается).

- Как работается с заказчиками?

- У меня прекрасные отношения с редакторами как российских, так и иностранных журналов. Хотелось бы, правда, чтобы больше заказывали историй. Вообще сейчас в фото индустрии некий кризис. Мировой экономический  кризис сильно ударил по средствам массовой информации. Многие журналы стали закрываться. Был такой эффект домино, который отразился на всех.

Вообще, фотография стала легко доступной и камеры сегодня есть у всех. Взять элементарно, любое событие может снять и профессионал и простой прохожий и эту фотографию у него купят. От этого профессионалам сложнее. Нам сложнее убедить редактора, что наша работа нужнее. Последние предпочитают закупать фотографии с сайтов, нежели оплачивать услуги профессионала. 

Что касается Азербайджана, то у нас нет журналов, за исключением журнала «Баку», которые бы профессионально работали с докумeнтальными фотографами.

У нас все журналы помешаны на гламуре (улыбается). Процветает также коммерческая, рекламная фотография и совершенно нет места документальной. Я бы работала с нашей прессой, если бы былo востребовано то, что я делаю.                

- В рекламных проектах не участвуете?

- Это не мой профиль, но это приносит определенный доход. Поэтому иногда я иду на это (смеется). Были коммерческие заказы, которые мне нравились тоже.

Однажды был заказ от российской фирмы СУЭК (Кузбасс), которая послала меня зимой в Сибирь снимать угольные шахты. Я спускалась на 400 метров под землю, снимать шахтеров. Мне было очень интересно. Это был коммерческий заказ, но выполнила я его в документальном стиле. Мои работы пошли на выставку о жизни шахтеров, которая проходила в России. Эта был один из лучших моих коммерческих заказов.

- Многие считают, что женщинам сложнее быть фотографом? Вы согласны с этим?

- На самом деле женщине легче быть фотографом (смеется). Сложность может состоят разве что в тяжелом оборудовании.

Женщин меньше боятся. Если в деревнe появляется мужчина - фотограф, то ему сложнее зайти в дом, нежели женщине. Да и вообще, женщины очаровательные существа и им легче «втереться» в доверие (улыбается).

- Что вам нравится в вашей профессии больше всего?

- Видеть результат своей работы. Я работаю не на цифровом фотоаппарате, а снимаю на пленку. Поэтому каждый раз видеть проявленную пленку и готовые фотографии – для меня праздник. Сам процесс съемок мне также очень нравится. Все эти моменты, которые ты переживаешь, остаются с тобой на всю жизнь (улыбается).

Наконец я нашла то, чего мне хотелось. Долгое время я искала, часто меняла работу и не могла понять, что я делаю. И когда, наконец, я нашла то, что мне нравится, это заполнило мою жизнь. Если человеку что-то нравится, он должен этим заниматься, но не во вред обществу (смеется).

Фотография для меня это язык - выразительный и художественный. Я хочу рассказать историю и передать ее своими словами, на своем языке. 

- Почему снимаете пленочным фотоаппаратом? Это дело привычки?

- Люблю видеть зерно пленки. Мне нравится неопрятность, ошибка пленки. В этом есть что-то человеческое. Это нерафинированная картинка.

И еще мне не нравится в цифровых камерах то, что ты тратишь время смотря в экран, когда вокруг тебя происходят интересные моменты, а ты можешь их не заметить. По этой причине многие профессионалы залепляют экран своего фотоаппарата (смеется).

Я предпочитаю мучаться с дорогой пленкой со всеми ее неудобствами проявки в других странах, так как у нас нет хороших проявочных лабораторий в Баку. Наверное, я никогда не смогу научится работать на цифровом фотоаппарате. У меня также очень минималисткое отношение к фотошопу, и всяким там цифровым манипуляциям. В моей работе это совсем не нужно (улыбается).                                                                                            

- Ну и наш традиционный вопрос. Формула вашего успеха?

 - Недавно вышла в свет моя книга о жизни людей, которые живут вдоль нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан под названием «Линия жизни». Книга фотографий вышла на четырех языках и распространена по всему миру. На нее я потратила семь лет жизни. Теперь думаю над следующей книгой. Нужно время, чтобы скопить силы на что-то новое.

 Что же касается формулы, то она у меня простая - к цели надо идти медленно, но верно и верить в себя, верить, что в конце концов все получится (улыбается).

Р. Ашрафли

Фото Т. Бабаев

10 952

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Формула успеха

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены