1news.az

Мелек Абасзаде: «После посещения бакинских тусовок внутри возникает пустота»

10 Июля, 2019 в 13:10 ~ 20 минут на чтение 8219
Мелек Абасзаде: «После посещения бакинских тусовок внутри возникает пустота»

Мелек Абасзаде – одна из ярких актрис Русского драматического театра, которая посвятила себя искусству.

Однако до этого судьба забросила ее в совершенно другую сферу. Долгое время она покоряла подиумы, являясь одной из востребованных моделей Турции, а потом вернулась на родину, поняв, что устала от гламурной жизни модели и соскучилась по театральным подмосткам.

В беседе с 1news.az заслуженная артистка поделилась мыслями о псевдоценностях, которыми живет современное общество, о том, как в погоне за материальным мы потеряли смысл существования, и о том, почему красота обязательно должна быть дополнена внутренним содержанием.

- Вы долгое время работали моделью в Стамбуле. Расскажите об этом периоде Вашей жизни.

- Начнем с того, что я никогда не хотела быть моделью. Так получилось, что организаторы конкурса красоты увидели меня на сцене Русского драматического театра, когда я после окончания ВГИКа (Всесоюзного института кинематографии) уже год работала актрисой. Постучали ко мне в гримерку после спектакля и предложили поучаствовать в их конкурсе. Я согласилась просто ради интереса. И неожиданно для самой себя одержала победу.

Спустя неделю мне позвонили и предложили представлять Азербайджан в Турции на конкурсе «Мисс туризм». Я сказала, что не могу уехать из страны и бросить работу в театре, но меня убедили, что конкурс проводится на государственном уровне со стороны Министерства культуры и туризма, что все будет оформлено официально и потом я смогу вернуться к своей работе. Я согласилась и спустя неделю уже находилась в турецком городе Сиде. Сразу после этого конкурса я снова получила предложение – на этот раз участвовать в конкурсе «Мисс мира», который проводился на Кипре.

В общем, все завертелось с бешеной скоростью и привело к тому, что мне предложили остаться по контракту в Турции и поработать моделью. Это были не самые лучшие для Азербайджана времена – 90-е годы, период развала, поэтому я решила принять предложение и пожить какое-то время в Турции. В итоге мое пребывание в Стамбуле вылилось в 6 долгих лет, в течение которых я успела проработать с двумя крупнейшими модельными агентствами, существовавшими на местном рынке.

Мне повезло, потому что я работала в числе самых востребованных моделей, которые были заняты во многих показах. Мы участвовали в крупных дефиле, которые проводились в фешенебельных пятизвездочных отелях, и подготовка к ним начиналась за 3-4 дня. С утра до вечера мы репетировали, примеряли костюмы, потом снова репетировали, и я ловила себя на мысли, что в периоды репетиций мне в кругу моих коллег скучно.

В момент выхода на подиум я испытывала наслаждение, потому что любая разновидность сцены – это все равно для меня одна из ипостасей творчества, и я чувствовала себя достаточно уверенно и комфортно во время самого показа. Но в период репетиций мне мало с кем было интересно поговорить. За моими плечами было обучение во ВГИКе, который подарил мне не только великолепный багаж знаний, но и 4 года очень насыщенной духовной  жизни, и я, привыкшая к общению с интересными и талантливыми студентами разных факультетов, мастерами и корифеями советского кинематографа, не могла приспособиться к обществу самовлюбленных моделей. Поэтому в преддверии показов я сидела и читала книги, чтобы не сойти с ума, удивляя всех окружающих, которые не привыкли видеть моделей за чтением (смеется).

На шестом году работы в Стамбуле на одном из мероприятий я познакомилась с турецким режиссером и в процессе беседы обмолвилась, что являюсь профессиональной актрисой, получившей образование в Москве. Он очень удивился, что меня занесло в модельную сферу, ведь обычно бывает прямо наоборот, и поделился своими планами, сказав, что хочет поставить моноспектакль, для которого ищет достойную исполнительницу.

Во время работы над этим моноспектаклем я вдруг осознала, что, оказывается, давно скучаю по сцене и устала заниматься тем, что в принципе изначально не выбирала. Это может показаться странным, но мне надоела гламурная и лишенная истинного творчества жизнь, которой я жила.

Прошло какое-то время, прежде чем я четко осознала, что хочу вернуться в Баку. Возникла тоска по родному городу, по родителям и мне дико захотелось вернуться назад, к истокам. Это был мой совершенно осознанный выбор, потому что на тот момент я могла бы остаться в Стамбуле и построить карьеру актрисы там, учитывая, что параллельно с модельной деятельностью я между делом успела сняться в двух турецких сериалах. Однако в те времена сериалы в Турции снимались на скорую руку – актерам приносили текст на съемочную площадку, ты знакомился с ним и сразу должен был сыграть. То есть, тебе не давали возможности серьезно подготовиться, вжиться в образ. И я испугалась, что потеряю квалификацию и то трепетное отношение к своей профессии, которое нам прививали во ВГИКе, если меня затянет эта индустрия.

Сейчас я думаю, что, возможно, не стоило тогда все так резко бросать. Перетерпи я тот период, может, и построила бы серьезную актерскую карьеру в Турции, учитывая, что сериалы и кино в этой стране с течением времени стали сниматься на достаточно высоком уровне и на сегодняшний день являются активными участниками серьезных кинофестивалей класса А. Но я всегда поступала так, как мне подсказывало сердце. Поэтому я вновь оказалась в Баку.

Помню как сейчас, как спустя несколько дней после приезда, прогуливаясь по Торговой, я случайно встретила Александра Яковлевича Шаровского, и он спросил, не хочу ли я вернуться в Русский драматический театр. Я с удовольствием приняла его предложение. А спустя 3-4 месяца меня пригласил в свой частный камерный театр «Ибрус» Рустам Ибрагимбеков. И я начала совмещать работу в двух театрах, успевая также выходить в свободное от репетиций время на бакинский подиум. Вообще, в моей жизни было много счастливых случайностей. С течением времени я стала понимать, что ничего случайного не бывает, и наша жизнь – это череда четко выстроенных закономерных событий. А тогда я просто удивлялась, как же все неожиданно легко и непроизвольно складывается, и какая я все же везучая.

- На данный момент конкурсы красоты, которые проводятся в Азербайджане, всегда сопровождаются скандалами. Будто борьба за корону идет не на жизнь, а на смерть. Наблюдалось ли подобное соперничество в Ваше время или все проходило цивильно?

- Мне кажется, то, что вы описываете, стало наблюдаться в последние лет 10, когда эти конкурсы начали собирать вокруг себя много шума. В наше время все проходило довольно спокойно, и в конкурсах красоты участвовали, как правило, очень достойные и скромные девушки. Да, помимо вечерних платьев и спортивных нарядов, у нас обязательно был этап демонстрации купальников (сплошных), чтобы жюри могло оценить фигуру и пропорции участниц, но одновременно у нас также был тур, в котором девушка рассказывала о себе. То есть, наряду с физическими данными учитывался внутренний мир – насколько у тебя подвешен язык, умеешь ли ты держаться на сцене и что представляешь собой как личность.

В какой-то момент в Азербайджане наблюдался пик, когда мы стремились к мировым стандартам, и в конкурсах участвовали действительно красивые девушки. Но потом все как будто пошло на спад и, к сожалению, с каждым годом ситуация становится все хуже. Это происходит потому, что сегодня требования к участницам достаточно снизились.

Прежде в первую очередь оценивалась природная красота – мы выходили на сцену практически без макияжа, естественные, без переделанных носов и губ, и в естественности заключалась наша изюминка. А сейчас помимо того, что к конкурсу допускаются девушки, прошедшие пластические операции, они ко всему прочему выходят на сцену при полном макияже, который на данных конкурсах абсолютно недопустим. Ведь, на мой взгляд, ценность красоты определяется тем, что она подарена Свыше, а не достигается путем тяжеловесной косметической обработки и держится до первого душа (смеется).

Особенно поразил последний конкурс, проведенный в нашей стране. Это была какая-то пародия на конкурс, и участницы, и победительница вызвали во мне настоящий шок. Притом, что азербайджанская нация славится самыми красивыми девушками среди всех восточных республик. Но они, к сожалению, в последнее время не хотят участвовать в конкурсах.

- Модельный бизнес в нашей стране также переживает не лучшие времена, учитывая, что на данный момент в Азербайджане осталось, если не ошибаюсь, только одно крупное модельное агентство, которое работает на неделях моды и других фешн-мероприятиях. Этих мероприятий тоже проводится очень мало, их количество в год можно сосчитать по пальцам, поэтому заработать чисто на модельной деятельности для девушек не представляется возможным. В чем Вы видите основные проблемы, которые препятствуют развитию этой сферы в Азербайджане?

- Наверное, это связано с тем, что расходы на организацию больших показов не окупаются, и сегодня местные модельеры, вместо того, чтобы как раньше часто организовывать дефиле новой коллекции, просто демонстрируют ее на страницах соцсетей. Поэтому модели зачастую подрабатывают в качестве хостес на различных презентациях и церемониях. Хотя в моем понимании это не совсем модельная деятельность. Но в последние несколько лет в Баку успешно проходят недели моды – Fashion week с участием приглашенных зарубежных модельеров и кутюрье. В прошлом году я участвовала в таком мероприятии, спустя 15 лет снова вышла на подиум.

Что касается того, почему девушки в Азербайджане не стремятся стать моделями, помимо совершенно не заманчивых финансовых перспектив, их удерживает также нелестная «слава» представительниц этой сферы. Ведь, увы, большинство девушек все чаще стали приходить в эту сферу с целью найти богатого покровителя, который удовлетворит все их запросы. А хотелось бы, чтобы они себя уважали и были заинтересованы в личной карьере, тем более, что возможностей для профессионального роста сейчас, слава Богу, хватает. Лично ко мне ни разу не подходили с непристойными предложениями после показа, хотя без ложной скромности могу сказать, что  я была одной из ярких моделей начала века (смеется), просто мужчины, наверняка, заранее знали, какой последует ответ. К сожалению, по этой причине, сегодня девушкам из хороших семей родители редко разрешают идти в модели. И их можно понять. Я надеюсь, что все это, наконец, закончится, и модельная сфера в Азербайджане снова пополнится заинтересованными профессионалами своего дела.

- А как Вы считаете – красота помогает женщине по жизни или, наоборот, мешает? Учитывая, что с одной стороны она, конечно, дает привилегии, а с другой – сопряжена с массой стереотипов. Например, считается, что красота и ум несовместимы, вследствие чего красивым девушкам постоянно нужно доказывать наличие интеллекта, чтобы к ним относились серьезно. Также если красивая девушка обзаведется машиной или поедет на Бали, многие решат, что за этим стоит состоятельный мужчина.

- Разумеется, это монета о двух сторонах. Вокруг любого красивого и успешного человека всегда очень много слухов. В то же время красота дает тебе определенные дивиденды. Например, обращаясь к кому-то за профессиональным советом или с обычной просьбой, ты имеешь больше шансов быть услышанной. Если, конечно, ты обращаешься к мужчине, а не к женщине (смеется). Потому что, когда по жизни мне доводилось контактировать по работе с женщинами, даже такое простое дело как получение справки порой превращалось для меня в проблему. С годами я стала понимать причину. Но тогда во мне преобладал юношеский идеализм,  и я не хотела верить, что женская зависть так примитивна.

Лично я на любую женщину смотрю как человек без пола. Я очень люблю красоту и красивых людей. Но для меня красота определяется не только внешними данными – она включается в себя также энергетику, которую излучает человек, то, насколько он внутренне обаятелен и непосредственен, насколько приятно находиться в его обществе, насколько он образован и гармоничен. Потому что внешняя красота – это временное явление. И если ты можешь приложить к ней богатый внутренний мир, у тебя гораздо больше шансов чего-то добиться. Поэтому я бы посоветовала всем красивым девочкам работать над собой, иначе в какой-то момент их вытеснят пришедшие на смену более молодые и умные.

Что же касается оценки внешности через призму актерской деятельности, я могу сказать, что мне красота порой мешала. Когда актриса некрасивая, ты видишь в чистом виде ее работу, а привлекательная внешность девушки всегда отвлекает и не дает возможности трезво оценить ее талант. То есть, если ее игра нравится зрителю, это подсознательно списывается на природные данные. И я с этим, к сожалению, тоже сталкивалась.

- Вы работаете в Русском драматическом театре с 1999 года. Можете назвать изменения, которые за это время претерпел театр? Они были положительными или отрицательными?

- Конечно, театр, в который я пришла, мне нравился гораздо больше. Наверное, потому что в нем было много истинных мастеров и корифеев, которые очень трепетно относились к своей работе, в результате чего создавалась неизменная атмосфера большого уважения к искусству. К сожалению, я считаю, что театр на сегодняшний день переживает не самое лучшее время. Театр превратился в какой-то перевалочный пункт, куда всех принимают и откуда приглашают поработать аниматором или ведущим на свадьбе или корпоративе. Артистов, конечно, можно понять, театральная зарплата не может обеспечить безбедного существования семейному артисту, но, увы, это поэтапно разрушает храм искусства, в котором мы все служим. А, следовательно, и самих тех, кто в нем служит. А ведь театр держится на одержимых профессией людях. Если Артист не одержим своей профессией, он не сможет создать ничего по-настоящему яркого и незабываемого, даже если наделен талантом.

Однако недавно наш театр получил статус академического, и это очень ценное и радостное событие в судьбе нашего театра. Будем надеяться, что это знаменательное событие сыграет свою важную роль, и молодежь, которая работает в театре, отныне сможет позволить себе больше концентрироваться на самом творчестве.

- Недавно состоялась премьера спектакля «Игры дьявола», в котором Вы сыграли одну из главных ролей. Расскажите о нем.

- Это был спектакль, поставленный в жанре абсурда по пьесе Эльчина Эфендиева режиссером Кямраном Шахмарданом – нашим соотечественником, который уже более 15 лет живет в Финляндии и является руководителем международного театрального фестиваля «Черное и белое».

Я считаю, что это была самая фантасмогоричная пьеса Эльчина и самая сюрреалистичная постановка Кямрана. На протяжении всего спектакля у зрителей в голове возникало множество вопросов, которые даже после выхода из зала отчасти остались неразгаданными. И в этом смысл этого жанра, его способность, мешающая зрителю по окончанию пьесы, как ни в чем не бывало, переключиться на реальную жизнь и позволяющая оставить его в раздумьях. Я думаю, что этот спектакль тем, кто его видел, еще раз захочется пересмотреть.

Цель этого спектакля – обнажить «ценности», которые мы имеем сегодня. Показать, что люди перестали друг друга слышать, понимать, чувствовать, ценить. Практически каждый из нас не мыслит жизни без социальных сетей. У нас огромное количество виртуальных друзей, в то же время реальных гораздо меньше, чем было у наших родителей. Мы можем знаться с четвертью города, но тех, с кем можно сесть и поговорить по душам, сосчитать по пальцам. Одна из трилогий спектакля показывает, что даже мужа с женой разделяет большая пропасть, потому что они слишком заняты своей виртуальной жизнью и созданием образа успешного человека, являясь при этом в глубине души одинокими, потерянными и разочарованными во всем людьми.

Мне кажется, эта постановка очень хорошо отражает реалии нашего времени. Подумайте только, какое множество мероприятий проходит ежедневно в нашем городе! Я ловлю себя на мысли, что приглашена на 80% из них, но при регулярном посещении ты видишь каждый раз одних и тех же людей. Цель большинства из них – отметиться в социальных сетях, сделать фотографии на фоне бренд волов, чтобы убедить себя и остальных в собственной востребованности на светских мероприятиях. Фактически же все делается ради галочки. Эта галочка стала своеобразным поверхностным символом сегодняшнего дня.

В какой-то момент я поймала себя на мысли, что после частого посещения подобных «тусовок» внутри возникает пустота. Тебя, за очень редким исключением, мало кто может по-настоящему заинтересовать  общением и порадовать неподдельной искренностью. Ты одеваешься, красишься, едешь, вроде общаешься и возвращаешься домой, тратя гораздо больше энергии, нежели получаешь впечатлений и вдохновения. Поэтому я все реже хожу на эти многочисленные ивенты. И спектакль, на мой взгляд, это четко отражает, вынуждая зрителей увидеть себя со стороны и переосмыслить свои ценности и приоритеты.

- И напоследок, давайте поговорим о развитии кинематографа в Азербайджане, учитывая, что Вы являетесь актрисой не только театра, но и кино. В последнее время в нашей стране стало сниматься гораздо больше фильмов, то есть определенный шаг вперед сделан, однако упор больше делается на комедии. Многие режиссеры жалуются, что другие жанры потенциальные спонсоры отказываются финансировать, потому что из них потом трудно извлечь прибыль, не говоря уже о том, чтобы «вытащить» потраченные деньги.

- Этот этап мы тоже должны пережить. Вообще, во всем мире существует два направления в кинематографе – это кассовое и фестивальное или артхаусное кино. Я опускаю тот момент, что до артхауса Азербайджану пока очень далеко, но, даже снимая кино любого жанра для массового зрителя, думаю, в первую очередь необходимо задаться вопросом – с какой целью? Если режиссер хочет донести свою мысль жестко – это язык  психологической драмы, если мягко – романтической комедии. Но в любом случае картина должна нести в себе определенный смысл и мысль режиссера, а не базироваться исключительно на том, чтобы люди посмеялись и забыли, а заказчик снял кассу.

Поэтому остается желать и надеяться, что спонсоры, которые выделяют средства на тот или иной фильм, перед тем, как выделить финансирование, спросят себя: «Хотел бы я, чтобы мой ребенок вырос на такого рода фильмах? Содержат ли они в себе хоть какой-то смысл?» Мне кажется, что все, чем сегодня занимаются люди, стало исключительно и только с целью заработка. Да, мы вынуждены зарабатывать деньги на жизнь, но ведь этот процесс становится приятен и греет сердце, когда вдохновлен какой-то идеей, желанием создать что-то по-настоящему нужное, красивое, качественное, полезное. Наличие доброй цели во всем всегда украшает путь. И если мы это поймем, то Азербайджан ждет достойное будущее, потому что наша нация от природы действительно очень талантлива.

- Благодарю за беседу!

Лейла Мамедова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены