1news.az

Социальный работник - единственный способ избежать инцидента, случившегося с Нурай Байрамзаде

16 Января, 2017 в 12:02 ~ 7 минут на чтение 12111
Социальный работник - единственный способ избежать инцидента, случившегося с Нурай Байрамзаде

История 10-летней девочки из Губы Нурай Байрамзаде стала сенсацией последних недель в Азербайджане, вызвав широкие общественные дебаты, что изменило ход исполнения судебного решения.

Девочка лишилась матери в младенческом возрасте и воспитывалась в семье тети (сестры матери) М. Эльдаровой, которую называет мамой. Как сообщалось, отец А.Байрамов не видел дочь все эти годы. По словам девочки, своего отца она не знает и видела в суде впервые.

Дело получило резонанс после того, как в начале января в сети было распространено видео, на котором судебные приставы, исполняя решение суда о передаче опекунства над Нурай отцу, как самому близкому родственнику, ведут себя по отношению к ней грубым образом.

Девочка истошно кричит и пытается вырваться, заявляя, что не желает идти к чужому человеку, но судебных приставов это не останавливает: они исполняют свою работу.

В результате широкого общественного резонанса и вмешательства государственных органов по защите прав детей дело, возможно, будет пересмотрено.

Читайте по теме:

Ребенок в истерике: судебные приставы насильно отбирают 10-летнюю Нурай, чтобы передать ее биологическому отцу - ВИДЕО

Ганира Пашаева: Дело Нурай Байрамзаде находится под серьезным контролем

На Фото: Нурай Байрамзаде и ее тетя М. Эльдарова

Вероятно, что подобные случаи в Азербайджане не единичны и каждый день в судах принимаются решения, которые не отражают интересы ребенка.

За ходом дела Нурай Байрамзаде следят не только государственные структуры, но и общественные организации. Одна из них – благотворительная организация United Aid for Azerbaijan (UAFA - «Объединенная помощь Азербайджану») и, в частности, ее представитель Салех Насиров.

Он полагает, что в данном конкретном случае за причиненную ребенку травму ответственны абсолютно все вовлеченные стороны – и отец, и тетя, и суд, и исполнители. Никто не заботился об интересах и благополучии Нурай, все действовали лишь в своих интересах.

Полностью возлагать вину на суд было бы неверно, считает Салех Насиров, человек с активной гражданской позицией. Суд принял решение согласно существующему закону, говорит он. Закон же диктует: при наличии живого отца или матери ребенок должен расти с ними, а не с более дальними родственниками, которыми являются тети, дяди, бабушки, дедушки и т.п.

Приставы же, в свою очередь, обязаны привести решение суда в исполнение. В итоге посередине остается ребенок, чьими интересами не озабочен никто, отмечает Салех Насиров в интервью 1news.az.

В чем причина? И как быть?

«Когда речь идет о судьбе человека, помимо сухих пунктов закона, необходимо учитывать психологические аспекты, эмоции. Нельзя просто силой передать взрослого ребенка от близкого ему человека незнакомому мужчине, пусть даже он и является ее биологическим отцом», - говорит Салех Насиров.

Основную причину наличия подобных случаев он видит в отсутствии в Азербайджане института социального работника.

Того человека, который уполномочен вести каждое конкретное дело, поддерживая контакт со всеми вовлеченными людьми, официальными инстанциями и руководствуясь, в первую очередь, благополучием, физическим и психологическим здоровьем ребенка.

«Социальный работник призван быть своеобразным мостом между гражданином, с одной стороны, государственными и частными механизмами помощи уязвимым группам населения – с другой», - говорит Салех Насиров.

Человек на этой позиции должен иметь набор специальных знаний и навыков, в частности, обязательно доскональное знание азербайджанских законов, считает Салех. Он должен обладать особым набором человеческих качеств, таких как честность, объективность, доброта, умеренная настойчивость и многое другое.

Читайте по теме:

Как построить «мостик» между государством, обществом и уязвимыми группами населения?

«У каждого звена системы правосудия есть свои четкие обязательства, и они не могут выходить за рамки, в том числе, в силу отсутствия опыта и знаний в других областях, - говорит Салех Насиров. - Преимущество же социального работника в том, что он является неким связующим звеном и видит картинку целиком».

В случае с Нурай социальный работник (если он был) должен был бы выяснить, в чем причина неожиданного желания отца девочки забрать ее к себе после столь долгого промежутка времени, почему девочка так настроена против отца, не способствовали ли этому искусственно в семье тети Нурай и многие другие нюансы дела.

Уже после того, как суд принял бы решение о передаче опекунства отцу – а суд вероятнее всего принял бы такое решение в любом случае – именно социальный работник должен проследить за поэтапным выполнением решения суда, считает Салех Насиров.

«Должно быть выделено определенное время, в течение которого ребенок бы в обязательном порядке регулярно виделся бы с отцом, узнавал бы его, привыкал к нему, и только после этого состоялся бы непосредственно переезд в дом отца», - говорит он.

«Более того, и после переезда работа социального работника не завершена, - говорит Салех Насиров. – Должен осуществляться официальный мониторинг состояния ребенка на новом месте. Социальный работник обязан наносить регулярные визиты, говорить с ребенком, с семьей, с друзьями в школе, с преподавателями, чтобы составить полную картину того, было ли решение передать ребенка отцу благом для самого ребенка». 

Первые шаги

Организация UAFA начала внедрять понятие социального работника в Азербайджане еще с 2007 года, а с декабря прошлого года в двух районах страны – Билясуваре и Джалилабаде – реализуется пилотный проект по созданию позиции социального работника для работы с населением.  

Как рассказал Салех Насиров, инициатива осуществляется совместно с Общественным объединением «Развитие регионов» (RIIB), которое было создано при поддержке Фонда Гейдара Алиева и первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой.

Местом размещения социальных работников в обоих районных центрах были выбраны центры Гейдара Алиева, говорит Салех Насиров. Таким образом, эта новая инфраструктура послужит на пользу местному населению, которое сегодня зачастую обходит их стороной, полагая, что это какое-то административное здание.

«После проведения конкурсного отбора среди выпускников нескольких азербайджанских вузов из 80 претендентов было отобрано всего четыре человека, с которыми затем проводились тренинги и специальная подготовка», - рассказывает Салех Насиров.  

Салех с сожалением отмечает, что среди отобранных четырех человек не оказалось ни одной девушки, в силу недостаточной профессиональной подготовки. Для исправления этого дисбаланса в каждом из районов к двум соцработникам было подключено по одной ассистентке женского пола. Такое решение призвано содействовать тому, чтобы женская часть населения легче решалась на обращение за помощью к социальному работнику.

На видео можно видеть ход проект UAFA по внедрению соцработников:

«Проект начался 2 декабря прошлого года. Но, несмотря на короткий срок работы, к сегодняшнему дню в Джалилабаде при участии социальных работников было рассмотрено 58 дела, а в Билясуваре – 61 дел», - рассказывает Салех.  

Следующими географическими областями охвата станут Лянкяран и Лерик, а затем и северные регионы Азербайджана.

«Институт социального работника в Азербайджане будет способствовать развитию сферы социальной помощи населению. Без этого связующего элемента между простым человеком и государственными механизмами сохранится пропасть, - говорит Салех Насиров. – Надеемся, что в скором будущем проект приобретет более массовый характер и к нему подключатся другие участники».

Елена Остапенко

12 111

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены