1news.az

Балет «Семь красавиц» возвратился на сцену

4 Декабря, 2008 в 12:50 ~ 7 минут на чтение 2140
Балет «Семь красавиц» возвратился на сцену

Дорогой проект в честь 90-летия Кара Караева.

Событие, которого так долго ждали соотечественники Кара Караева, наконец-то состоялось. В минувшую субботу балетная труппа Азербайджанского государственного театра оперы и балета показала премьеру балета, партитуру которого выдающийся азербайджанский композитор написал почти 60 лет назад, всей душой проникнувшись образами и идеями великого поэта и мыслителя XII века Низами Гянджеви, 800-летие которого тогда готовилось широко отметить мировое сообщество.

Поставленный этим театром в 1952 году балет на потрясающую до глубины души музыку десятилетиями, как говорится, не сходил со сцены, но как-то незаметно выпал из репертуара и теперь предъявлен современным зрителям как новое произведение.

В процессе непростой работы над балетом участники проекта не раз рассказывали в прессе о своих замыслах, подчеркивая, что ничего общего с предыдущими постановками новый спектакль иметь не будет: новыми предстанут либретто (основа сюжета), хореография и даже… партитура, над которой «поработает» музыкальный руководитель и дирижер Эльшад Багиров.

Вероятно, закономерно желание найти формы, адекватные современному зрительскому восприятию, и сказать свое слово в постановке, которая делается сегодня, а потому, веря в намерения участников проекта и в эффект от затрачиваемых усилий, зрители, любители балета в вечер премьеры с воодушевлением шли в театр.

Театр действительно встретил во всеоружии. Благодаря вкусу и опыту талантливого театрального художника, члена-корреспондента Российской академии художеств Дмитрия Чербаджи место действия спектакля в гармонии с проникновенной музыкой Кара Караева предстает загадочным, завораживающим таинственностью миром.

С помощью созданных по задумке постановщика механизмов сцена превращается то в роскошный дворец, то в загадочную пещеру, в которых происходит действие. Здесь есть и роскошь, которой окружали себя властители, и ярко выраженный восточный колорит, и атрибуты времени, переносящие зрителя в средневековье.

К числу серьезных достоинств спектакля смело можно отнести и творческую удачу художника по костюмам Таира Таирова. Редкий знаток исторического костюма он давно уже связал свою судьбу с театральными, чаще - балетными постановками, и почти всегда как весьма ответственный профессионал становится «соучастником» постановщиков. Именно ему удается, осуществляя некую связь времен, с видимой легкостью погружать персонажей того или иного спектакля в то временное пространство, в котором происходит действие, и в «Семи красавицах» чувство прекрасного ему не изменяет.

Танцовщикам явно не просто комфортно в роскошных, богато декорированных костюмах, но и легче проникнуть в образ, а значит передавать содержание исполняемых танцев – оно ведь предполагает собственный характер для каждой из таких непохожих друг на друга принцесс – Индийской и Хорезмской, Магрибской и Славянской, Византийской и Китайской, не говоря уже о Прекраснейшей…

Известно, что идея написать балет пришла к композитору после того, как им была создана сюита «Семь красавиц», где средствами музыки он воссоздал своеобразные характеристики семи героинь, кстати, тем самым независимо от себя облегчив задачу постановщика-хореографа.

Страстные и робкие, трогательные и самоуверенные – можно по-разному воспринимать особенности персонажей, не только надевающих национальные костюмы, но и исполняющих характерные для народов их стран танцы. И в данном случае хореографу остается только проникнуться звуками партитуры, чтобы создать яркие сценические картинки в виде вариаций и развернутых сцен с ярко выраженным национальным колоритом и глубоким проникновением в человеческую суть персонажа.

Хореограф из Санкт-Петербурга Василий Михайлович Медведев, как показалось, с удовольствием принял приглашение ставить в Баку «Семь красавиц» Кара Караева. В академической манере он решил определяющие ритм и настроение спектакля в целом массовые сцены, исполняемые артистами кордебалета, со вкусом сделал вариации солисток и отдельные танцы – такие, как, скажем, «Огонь», «Птицы», «Камни», «Цветы», «Хрустальные капельки» и другие.

Особенно проникновенными у него получились адажио-дуэты – коронные составляющие всех балетных спектаклей там, где удается сделать их центральными развернутыми номерами, выполняющими роль лирических отступлений.

Непростая задача в рамках весьма традиционных средства балетной азбуки насытить эти, кульминационные для балетного спектакля сцены чем-то своим – неподражаемым и незаимствованным - пожалуй, главное достоинство балетмейстера, проба на его состоятельность в каждом, новом для него спектакле. Но проявить эти качества хореограф может лишь при условии, что поддержать его способна труппа, с которой он работает, а предложенное либретто позволяет на едином дыхании выстроить сквозное действие с сюжетом, непременно увлекающим зрителя.

Давно уже ставшие маститыми композиторами ученики Кара Караева говорят, что навсегда запомнили один из его главных заветов связывать замышляемое произведение в единое целое, не допускать, чтобы оно распадалось на несвязанные между собой отрывки, ибо это неприемлемо для симфонического полотна. К сожалению, новое «прочтение» «Семи красавиц» оказалось сделанным в противоположном ключе: большая часть действия балета распадается на отдельные номера и соответствующие паузы между ними, напоминая концертные представления. Но это не прихоть балетмейстера – в соответствии с либретто ему пришлось ставить балет в форме дивертисмента, много десятилетий назад лет отвергнутого балетными театрами.

Поставив задачу непременно отмежеваться от старого либретто, того, ради цельности и соответствия духу произведений Низами которого Кара Караев охотно дописывал новые сцены и танцы, авторы нынешнего проекта лишили балет не только сюжета, но и идеи, а, изгнав из спектакля настоящую главную героиню, избавив героя от умения любить, лишили и зрителей возможности сопереживать происходящему на сцене. Изложенные в программке разглагольствования автора либретто никогда не смогут заменить живое восприятие того, что по идее несет спектакль.

Когда по либретто суть балета сводится к тому, что пресыщенный властью, богатством и ночными общениями с предлагающими себя женщинами-принцессами (семью красавицами, рожденными поэтическим воображением великого Низами!) шах Бахрам отрекается от короны и всего земного, а на сцене происходят в общем-то абстрактные «страдания», поневоле задаешься вопросом – за что такое неуважение к Кара Караеву? Человеку-гению, вся музыка которого проникнута редкой по силе драматургией, вселенскими чувствами к человеку и убежденностью, что столкновения сил добра и зла – суть его творческих усилий и сила его таланта.

Отмечая сегодня удачу ведущих спектакль заслуженных артистов Азербайджана Камиллы Гусейновой и Ислама Исламова, хочется только сожалеть, что содержание новой постановки «Семи красавиц» не позволило им получить удовольствие от общения с музыкой такого мастера, как выдающийся азербайджанский композитор Кара Караев, 90-летнему юбилею которого посвящен представленный на суд общественности проект.

К слову сказать, в нашем Театре оперы и балета становится традицией пренебрежение к сюжетам и либретто, которые теперь, как правило, создаются наспех в виде текстов, «иллюстрирующих» уже написанную музыку. А ведь по идее содержание, либретто должны стать вдохновляющим композитора фактором, определяющим и драматургию спектакля, и его эмоциональный настрой. Так было всегда, даже в таких старомодных романтических балетах, как, скажем, «Жизель» Адана или «Лебединое озеро» Чайковского. Что уж говорить о сегодняшних постановках, рождающихся в наши дни, во время философского осмысления жизни на всех этапах существования человечества, ради чего прожил свою жизнь Кара Караев?

Галина Микеладзе

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net