1news.az

Дональд Трамп и несвершившаяся революция в американской внешней политике

7 Декабря, 2017 в 19:04 ~ 6 минут на чтение 1167
Дональд Трамп и несвершившаяся революция в американской внешней политике

Информационно-аналитический портал Newtimes.az опубликовал статью «Дональд Трамп и несвершившаяся революция в американской внешней политике».

Приводим к сведению читателей данный материал без изменений:

«В ходе предвыборной кампании 2016 г. Дональд Трамп подробно и охотно высказывался по вопросам внешней политики. Его риторика сулила кардинальное изменение международного позиционирования США и их образа действий. Отказ от практики либерального интервенционизма и концентрация на непосредственных интересах страны ласкали слух даже тем реалистам, которые не готовы были поддержать нью-йоркского бизнесмена ввиду стилистики его выступлений.

Выдвигавшиеся им предложения не отличались стратегической последовательностью. Особенно явно внутренняя противоречивость предлагавшегося курса проявлялась в комментариях Д.Трампа по поводу контрагентов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Так, одним из центральных тезисов кампании стала критика КНР как экономического конкурента Соединенных Штатов. Д.Трамп указывал на то, что сложившиеся правила международной торговли ставили американских производителей в невыгодное положение, стимулируя перенос рабочих мест в Китай. В этой связи он осуждал предыдущие американские усилия по либерализации мирового хозяйства.

Подобная риторика сближалась с более ранними оценками представителей прогрессистских кругов США. На рубеже 2000-2010-х годов они выдвинули инициативы трансокеанических партнерств, направленные на перестройку мировой торговли в соответствии с американскими интересами – впоследствии они были взяты на вооружение администрацией Б.Обамы. Предложенные проекты были призваны принудить развивающиеся страны к повышению социальных и экологических стандартов, практик защиты интеллектуальной собственности, а также к снятию протекционистских барьеров.

Несмотря на схожесть изначального посыла его риторики и мотивов демократов, Д.Трамп решительно критиковал Транстихоокеанское партнерство (ТТП), представлявшее первый шаг к реализации масштабных планов Вашингтона. Он рассматривал его как еще одну зону свободной торговли, которая нанесет удар по традиционным отраслям американской экономики и занятому в них населению.

Характеризуя КНР как экономического и политического конкурента США, предвыборные выступления Д.Трампа, одновременно, предполагали дистанцирование от традиционных союзников, несмотря на их потенциальную полезность в случае обострения отношений с Пекином. Фокусируя внимание на издержках, которые Соединенные Штаты несут за поддержание альянсов, он выступал за их перераспределение путем увеличения вклада партнеров, в том числе Токио и Сеула. Кандидат от Республиканской партии даже поставил под сомнение традиционное табу американского внешнеполитического дискурса – приверженность принципу нераспространения оружия массового уничтожения, предложив заместить американскую политику сдерживания КНДР появлением ядерного потенциала у Японии и Южной Кореи (впоследствии ему пришлось от этого предложения отказаться).

После прихода Дональда Трампа к власти заявленной им революции во внешней политики США не случилось. Если на других направлениях (прежде всего, на российском) он мог бы пожаловаться на противодействие Конгресса и влиятельных элит, то в случае  АТР сохранение приверженности конвенциональному курсу стало результатом, в первую очередь, его собственного отказа от прежней риторики, а также и реакции со стороны самих региональных игроков.

В частности, японское руководство постаралось оперативно отреагировать на победу республиканского кандидата на президентских выборах – в противоречие устоявшимся традициям премьер-министр С.Абэ встретился с Д.Трампом еще до его инаугурации. Впоследствии он стал вторым иностранным лидером, который посетил нового американского президента уже в официальном качестве.

Несмотря на то что Токио пришлось смириться с выходом Соединенных Штатов из ТТП, он не стал драматизировать это решение, а, наоборот, постарался компенсировать разрыв соглашения интенсификацией диалога с Вашингтоном по вопросам безопасности и экономики в двустороннем и трехстороннем (с привлечением Южной Кореи) форматах. В результате вопрос пересмотра американских союзных обязательств по отношению к Японии был снят с повестки дня. Наоборот, стороны интенсифицировали диалог по вопросам совместной обороны, в первую очередь, в связи с угрозой со стороны Северной Кореи.

В отношениях с Китаем также не произошло кардинального поворота. Несмотря на прежнюю жесткую критику Пекина и вызвавший широкий резонанс телефонный разговор с президентом Тайваня (в нарушение устоявшейся дипломатической практики), президент Д.Трамп организовал показательно гостеприимный прием председателю КНР Си Цзиньпину в апреле 2017 г. в своем клубе «Мар-а-Лаго». По итогам переговоров лидеры двух держав акцентировали договоренности по налаживанию экономического диалога и совместным усилиям в свете северокорейской проблемы, а не разногласия по торговым дисбалансам, валютным курсам или территориальным спорам в Южно-Китайском море.

В результате контуры дипломатии Д.Трампа в АТР сложились достаточно отчетливо. Наряду с общей стратегической преемственностью она отмечена тремя особенностями. Во-первых, официальные встречи с партнерами сфокусированы на выстраивании персональных отношений и символических выражениях взаимного уважения, а не на содержательном наполнении и практических инициативах. Во-вторых, позитивный эффект от такого ритуализма (близкого восточной дипломатии) компенсируется непоследовательностью и несдержанностью публичных выступлений в социальных сетях и СМИ. В-третьих, повестка дня политики США в регионе сузилась до минимума, в результате концентрации на северокорейской проблеме и маргинализации остальных вопросов.

Перечисленные черты дипломатии Д.Трампа отчетливо проявились в ходе его первого визита в регион. Несмотря на значимость азиатского направления для США и регулярное направление высокопоставленных американских делегаций, сам президент совершил поездку в АТР лишь в ноябре 2017 г. Она позиционировалась как самое длительное турне руководителя Соединенных Штатов по региону за четверть века. Оно было отмечено теми же противоречиями, что и вся политика новой администрации. Громкие заверения во взаимной дружбе и уважении сменялись обидным для принимающей стороны пропуском важных церемониальных мероприятий или неловкими заявлениями.

В то же время поездка продемонстрировала, что по крайней мере в одном отношении Д.Трампу добиться успеха удалось. Несмотря на то что его непоследовательные выступления и шаги ставят под сомнение доверие к его команде со стороны региональных партнеров, они же привлекли пристальное внимание к ней, обеспечив неоспоримое центральное место в освещении таких многосторонних форумов, как Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, Восточноазиатский саммит и заседания диалоговых партнерств АСЕАН.

Для Д.Трампа с его стремлением к публичности, порой в ущерб содержательности, – это можно считать желаемым результатом. Подобный интерес свидетельствует, что Соединенные Штаты остаются ключевой силой в регионе вне зависимости от их внутриполитических проблем, а внешнеполитическая непредсказуемость их лидера таит не только издержки, но порой и некоторые выгоды».

Newtimes.az

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Политика

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2017 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net