1news.az

Переднеазиатский леопард — гордость Кавказа

13 Апреля, 2016 в 11:21 ~ 17 минут на чтение 5710
Переднеазиатский леопард — гордость Кавказа

Еще в 2012 году по инициативе Общественного объединения IDEA, возглавляемого вице-президентом Фонда Гейдара Алиева Лейлой Алиевой, были определены основные направления работы по сохранению и увеличению популяции находящихся под угрозой представителей фауны Кавказского региона.

Комплекс мер, подготовленных в рамках концепции «Большая пятерка», предусматривал восстановление численности таких вымирающих видов животных, как бурый медведь, императорский орел, серый волк, джейран и переднеазиатский леопард. Далее последовала кропотливая работа членов рабочей группы, состоящей из специалистов IDEA, Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана и представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF) в нашей стране, и в результате появилась так называемая дорожная карта, предусматривающая строительство карантинного центра для разведения и последующего выпуска на волю леопардов. Параллельно экспертами была изучена местность, где лучше всего создать такой центр, исследованы территории, пригодные не просто для разведения, но и выпуска леопардов на волю с тем, чтобы они продолжили воспроизводство без содействия человека.

Успехи Азербайджана в сохранении популяции кавказского леопарда

С целью привлечения внимания мировой общественности к переднеазиатским леопардам и объединения усилий по их охране по инициативе IDEA в мае 2014 года был впервые организован Международный саммит на тему «Семейства кошачьих Кавказа». В мероприятии приняли участие ведущие азербайджанские биологи и представители авторитетных международных организаций, таких как WWF, Программы ООН по окружающей среде (UNEP), Международного союза охраны природы (IUCN), Зоологического общества Лондона, Смитсоновского института, Гарвардского университета и т.д.

Если же говорить в целом о государственной стратегии Азербайджана по данному вопросу, то план стратегии охраны леопарда был принят еще в 2009 году. Животное входит не только в «красный список» WWF, но и включено в «Красную книгу» нашей страны. Так что наступление по данному вопросу, что называется, идет по всем фронтам. И тому есть очень серьезные причины. В прошлом леопард был широко распространен на территории нашей страны, а теперь отдельные особи встречаются лишь в Талышских горах, в горных местностях Зангезура, Карабаха и Нахчывана. И один из наиболее эффективных, вернее, жизненно необходимых, способов охраны этого вида заключается в увеличении площади охраняемых природных территорий. В результате проведенных мер в последние годы в Азербайджане эта площадь была расширена с 475 тысяч до 893 тысяч гектаров и теперь включает в себя 9 национальных парков,
11 государственных заповедников и 24 государственных заказника.

Благодаря фотоловушкам, установленным в разных заказниках и национальных парках учеными Минэкологии и природных ресурсов при поддержке представителей WWF, удалось несколько раз заснять этого редкого зверя, и каждый раз любое такое фото воспринимается как большая удача. Величественное животное было зафиксировано фотоловушками в заказнике Аразбою, в Зангезурском национальном парке имени академика Гасана Алиева, в Гирканском национальном парке. Безусловно, эти снимки являются доказательством того, что хищник все еще обитает в регионе. Однако эти факты столь редки, что без помощи общественности, без активного вмешательства негосударственных структур и госорганов, а главное — без координации усилий соответствующих государственных институтов разных стран невозможно справиться с проблемой восстановления численности представителей одного из самых красивейших видов семейства кошачьих и возврата их в дикую природу. И решать этот вопрос нужно именно на транснациональном уровне, поскольку каким бы решительным ни был настрой государственных органов и общественности одной конкретной страны, без координации усилий с соответствующими структурами соседнего государства эффект будет мизерным.

Кстати, именно этому вопросу и была посвящена программа Второго заседания экологического пресс-клуба, организованного отделением «Российский Кавказ» WWF России. Мероприятие, прошедшее при финансовой поддержке фонда Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств — участников СНГ в городе Краснодар, собрало представителей ряда стран СНГ, в том числе и Азербайджана. Ученые делились с журналистами успехами в работе и российским опытом возвращения переднеазиатского леопарда в привычный для него ареал обитания на Кавказе. Но прежде чем поделиться опытом ученых соседней страны, хотелось бы вкратце рассказать, почему все мы, люди, обязаны сохранить, увеличить численность и вернуть это животное в привычные ему места обитания.

Моральный долг людей природе

Местное население всегда называло переднеазиатского леопарда кавказским барсом, хотя он таковым и не является. Существуют четкие физиологические различия между этими двумя представителями семейства кошачьих. Длина переднеазиатского леопарда достигает 180 см, а шерсть не такая густая, как у снежного барса. К тому же у барса ноги короче, голова небольшая, а хвост очень длинный. Так что, мягко говоря, это совершенно разные звери, и мы можем говорить о некой подмене, которую допускают в своей речи люди не посвященные. Но, согласитесь, что когда кавказского мужчину, охотника, называют барсом, то это подкупает и даже возвеличивает его в своих глазах. И происходит это как раз в ущерб природе, барсам и леопардам.

Веками человек и переднеазиатский леопард вместе жили на Кавказе, но со временем люди стали вытеснять его с естественных мест обитания все дальше в горы. А затем и вовсе принялись истреблять из-за ценного меха. А началось все с истории, случившейся еще в девятнадцатом веке на ярмарке в городе Черкесск, куда по обыкновению горцы привозили на обмен с русскими шкуры диких животных. В первый раз на рынок охотники завезли пять таких изделий, и если за шкуру лисицы или волка давали рубль или два, то за кавказского барса, и это записано в отчетных книгах тех лет, предложили 20 рублей серебром. С тех пор и началось повальное истребление переднеазиатских леопардов. Охотники, умудрившиеся выследить и добыть это грозное животное, пользовались почетом, но к началу XX века леопардов на Кавказе почти не осталось.

«Причины истребления переднеазиатского леопарда банальны, — сокращение мест обитания, браконьерство и уменьшение кормовой базы, — говорит глава пресс-службы краснодарского представительства WWF в России Вячеслав Мороз. — В 1950-е годы, во времена СССР, на него была разрешена охота, и тогда животное «очень хорошо» побили, настолько, что оно почти исчезло».

В ходе нашей беседы Вячеслав Мороз сказал, что часто слышит вопрос о целесообразности возврата в природу столь грозного и опасного животного. По мнению моего собеседника, здесь есть о чем подискутировать. «Это — очень сложный вопрос, на который нет простого ответа, — считает он. — Мы должны понять, что именно мы, люди, сделали так, что леопард исчез из Кавказских гор. Эти горы без него теперь уже не такие высокие и величественные. К тому же зарегистрированного случая нападения леопарда на человека нет. Он очень боится нас, людей, и сделает все, чтобы остаться незамеченным и уйти. Вероятность встречи с хищником, который будет выпущен на столь огромную территорию, как Кавказские горы, очень мала».

По словам организаторов Второго заседания экологического пресс-клуба «Российский Кавказ» WWF России, работа с леопардами имеет, кроме морального, также и экономический аспект и упирается в доходы, которые могут получить наши страны от туризма. Люди потянутся к питомникам и даже если не увидят грозных, но осторожных, прячущихся в густой растительности животных, то ознакомятся с условиями их содержания. В таких питомниках будет на что посмотреть, поскольку кормят леопардов не замороженным мясом, а настоящей дичью, причем живой, — кабанами, оленями и т.д., то есть тем, что составляет рацион их питания в природе. А значит, там же есть и вольеры с травоядными.

Так что восстанавливать численность леопардов не только важно, но и нужно, хотя бы из-за экономической выгоды. И уже в этом году в июне в Кавказском биосферном заповеднике России будет выпущена на волю первая пара этих животных.

Российский опыт воспроизводства переднеазиатского леопарда

В России программа по возврату леопарда в живую природу стартовала еще в 2006 году, и с тех пор в нее вовлечено множество государственных и негосударственных организаций. По словам руководителя отделения WWF «Российский Кавказ» Валерия Шмунка, программа реализуется в несколько этапов. С 2008-го по 2010 год шло формирование пар леопардов и получение приплода. Основу поголовья составили шесть животных, привезенных из Ирана, Туркменистана и Португалии (из зоопарка).  Они стали прародителями популяции с разным генетическим набором, что лишь улучшит и укрепит животных. Важно, что все привезенные особи являются именно переднеазиатскими леопардами, и сейчас в специально созданном питомнике живут 13 животных, которых готовят к выпуску в природу. В природе самка обучает котят навыкам выживания и охоте 2—3 года, лишь затем они способны самостоятельно позаботиться о себе. Впрочем, выпуск — это следующий этап программы, поскольку уже потрачено несколько лет на то, чтобы адаптировать молодняк к условиям, приближенным к диким. Этот этап завершился в прошлом году, а с нынешнего начинается новый, в рамках которого будет осуществляться выпуск молодых переднеазиатских леопардов на волю. И этот цикл будет повторяться до тех пор, пока животное не начнет само себя воспроизводить в достаточном количестве, чтобы поддерживать численность популяции без помощи человека.

Какой должна быть популяция, чтобы можно было говорить об успешном завершении проекта? Сегодня в России стоит вопрос о создании такой популяции леопарда, когда численность животных позволяла бы формировать пары и размножаться в природе, а не в вольерах. Мои собеседники считают, что в целом речь идет о нескольких сотнях животных, однако в России достаточно выпустить 30—40 особей, и они уже начнут сами себя воспроизводить. Ближайшая цель — к 2020 году увидеть в дикой природе 10—20 животных (взращенных в питомнике).

Насколько дороги такого рода масштабные программы? Это зависит от многих факторов, охвата и продолжительности отдельных проектов, однако всех их объединяют базовые расходы, от которых, как говорится, никуда не деться. К примеру, в России предусматривают, что каждое выпущенное на волю животное будет снабжено джипиэс-ошейниками, которые очень даже недешевые. Речь идет о тысячах долларов, плюс оборудование по радиоотслеживанию цели, сеть в количестве нескольких десятков штук фотоловушек в районе выпуска (хотя точное их число зависит от территории). А в будущем предполагается построить в лесу домик для ведения стационарного мониторинга. Благодаря такому автономному модулю с новейшим оборудованием можно будет не только отслеживать передвижение леопардов, но и анализировать кадры с фотоловушек, оформлять
отчеты и т.д.

Пока, как видим, расходы не должны были составить такую уж большую сумму, но ведь есть и затраты на содержание питомника. Сочинский центр, в котором, собственно, и выращивают леопардов, частично финансируется за счет государственных средств, и здесь уже речь идет о суммах, эквивалентных миллионам долларов в год. Сам центр представляет собой набор малых вольеров по 15—20 метров, в которых живут котята, и вольеров по несколько сот метров, где они адаптируются к окружающей среде и общаются друг с другом.

Здесь же и суммы, затрачиваемые на поддержание здоровья и питание леопардов, — медосмотр, карантин, формирование кормовой базы. Выше я уже отметил, что кормят этих животных исключительно пищей, формирующей их рацион в дикой природе. А завалить косулю или кабанчика не так-то просто. Добытый охотником дикий кабан стоит 50—70 тысяч российских рублей, что по нынешнему курсу равно примерно тысяче долларов. И такого крупного зверя леопард поедает через каждые три дня.

И наконец, завершает перечень прогнозируемых расходов формирование необходимого штата как из местных специалистов, так и приглашенных из-за рубежа ученых, представителей ведущих зоопарков мира и т.д. Все это может повысить стоимость всей программы до десятков, а то и сотен миллионов долларов. Понятно, что справиться с ней силами лишь одного государства, без привлечения международных организаций очень сложно. Но риски еще более возрастают из-за того, что успешная реализация проекта в какой-либо одной стране региона вовсе не гарантирует того, что на Кавказе станет больше леопардов. Если их будут выращивать в Азербайджане или в России, а истреблять, скажем, в Армении, то деньги будут затрачены впустую. «Наш проект трансграничный, поскольку зверь не знает границ и не проходит таможенного или любого другого контроля, а просто бродит где ему вздумается, пересекая границы всех кавказских республик, а также России и Ирана, — говорит В.Шмунк. —  Если работа по восстановлению численности зверя будет проводиться лишь в одной или даже в нескольких странах, и не будет должной координации государственных структур, то не удастся достичь запланированных результатов».

Положительный вектор международного сотрудничества

Таким образом, и Азербайджану, и России достичь ощутимых результатов в этой области удастся только лишь наладив сотрудничество на международном уровне, причем надо еще суметь привлечь к проекту все страны, на территории которых проживает этот зверь. Следовательно, уже сегодня, когда в питомнике подрастают первые леопарды, нашим государствам следует проработать общие векторы сотрудничества и просчитать единые риски. Какие вопросы актуальны в этой области?

Прежде всего, граждане должны быть проинформированы о целях и задачах этих проектов. Люди должны знать, что леопард, выпущенный в природу, —  не угроза всему живому, а благородный и величественный зверь, вернувшийся благодаря всем нам в свой ареал обитания. Отсутствие информации может привести к тому, что, встретившись с ним в природе, люди спровоцируют животное, которое вовсе и не думает нападать. К тому же, к сожалению, до сих пор в горах нередки случаи браконьерства, а значит, всем странам региона необходимо разработать действенные методы борьбы с этим злом. Можно пойти традиционным путем — ужесточить штрафы и увеличить меры уголовного воздействия, но можно сделать браконьерство экономически невыгодным. Скажем, в Центральной Азии WWF удалось внедрить уникальную практику. Там браконьеры истребляли ирбиса, — другого уникального представителя семейства кошачьих. Сотрудники международной организации сумели заинтересовать женщин производить войлочные изделия с изображением этого животного, что стало пользоваться популярностью у туристов. В результате благодаря удачной практике WWF сами женщины стали заставлять мужей отказываться от браконьерства, поскольку резкое уменьшение числа животных негативно сказывалось на бизнесе. А на Дальнем Востоке России применяется практика выплаты компенсации людям, чей скот загрызли животные, включенные WWF в список исчезающих представителей фауны.

Другая сфера, где Азербайджан и Россия могли бы сотрудничать — это минимизация воздействия рекреационных зон на рост численности леопардов. Звучит заумно, но проблема может оказаться еще сложнее. В наших странах интенсивно развивается туризм — и в том числе горный, экологический, оздоровительный, спортивный, что увеличивает риск встречи человека и животного. Следовательно, расширение рекреационных зон должно вестись с таким расчетом, чтобы не мешать распространению леопардов на всей территории Кавказа. А где грань между целесообразностью получения доходов от туризма и возвратом человеком своего долга природе? Риторический вопрос, ответ на который, возможно, удастся найти ученым или чиновникам наших стран.

И вновь об Азербайджане

В заключение хотелось бы отметить, что Азербайджан уже имеет опыт успешного разведения в неволе и возврата в природу диких животных. К примеру, в рамках проводимого Общественным объединением IDEA проекта «Реинтродукция джейранов на их исторические территории обитания на Кавказе» в естественную среду обитания были   выпущены 150 джейранов. Работы в этом направлении были начаты в 2010 году благодаря Фонду Гейдара Алиева и успешно продолжены IDEA. Партнерами по проекту являются Министерство экологии и природных ресурсов Азербайджана и Всемирный фонд дикой природы WWF. Согласно данным последних мониторинговых исследований, джейраны, выпущенные на территории Азербайджана и Грузии, успешно приспособились и восстанавливают свою численность.

Другой проект IDEA предусматривает интеграцию в природу истребленного 100 лет назад зубра. И именно в этом и заключается важность данного проекта, поскольку, в отличие от других, сводящихся к увеличению численности животных, он предусматривает восстановление полностью уничтоженной популяции. По мнению привлеченных к проекту зарубежных специалистов, наиболее приемлемым для этого считается территория Национального парка «Шахдаг» и после решения ряда технических вопросов там будут построены карантинные комплексы и вольеры.

Почему я вспомнил про проекты, вроде бы не имеющие непосредственного отношения к вопросу восстановления численности переднеазиатского леопарда? Формируя единую национальную программу защиты биологического разнообразия Азербайджана и в целом Кавказа, они демонстрируют размах работ и глобальные цели нашей страны в этой области. Кое в чем нам уже удалось достичь успехов, а в другом — мы обязательно зафиксируем успех, и, скорее всего, сделано это будет благодаря международному сотрудничеству с соседями, для которого Азербайджан всегда открыт.

P.S.

Автор благодарит отделение WWF «Российский Кавказ» за возможность принять участие в международной конференции и предоставленную в рамках этого пресс-тура информацию.

Рауф НАСИРОВ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net