1news.az

Теймур Даими: «Мне больше всего интересно работать на стыке разных областей» - ФОТО

23 Апреля, 2013 в 19:20 ~ 11 минут на чтение 4670
Теймур Даими: «Мне больше всего интересно работать на стыке разных областей» - ФОТО

БАКУ, 23 апр – 1NEWS.AZ

Кто он, современный художник? Не праздный этот вопрос давно волнует многих. И не потому только, что  с течением времени меняются  сюжеты и темы изобразительного искусства, смещаются приоритеты в выборе формы и технических средств. Даже не потому, что между поборниками привычного и видящими мир уже в ином свете возникает пропасть отчуждения, нарушающая гармонию отношений в обществе, провоцирующая  подчас  далеко идущие последствия. 

Острота вопроса более всего состоит в том, что, согласившись с тем, что все течет и изменяется, люди, тем не менее, стараются не утруждать себя изучением нового, непонятного, с легкостью отвергая его, а значит, напрочь теряют нечто очень важное, нарождающееся, ценности чего,  скорее всего, не узнают никогда.

Талантливый,  неравнодушный человек, Теймур Даими не раз в своих комментариях,  исследованиях, эссе  высказывал очень интересный взгляд на подобные проблемы. Сегодня  он делится  мыслями с нами и  отвечает на вопросы корреспондента 1news.az

 - Начну с простого. Когда меня спрашивают о моей профессии, о том, кем я себя считаю, всегда отвечаю так:  художник, кинорежиссер, философ (доктор философии), критик и теоретик искусства и культуры. Именно в такой последовательности и, чтобы не очень загружать спрашивающего, опускаю другие определения, которые также справедливы применительно ко мне. Потому что я еще и сценарист, оператор, кинокритик, публицист, поэт, педагог, независимый куратор.

- У многих это вызывает недоверие. Говорят, что всем этим одновременно с равным успехом заниматься невозможно.

- Имеете в виду пресловутую и заезженную поговорку «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь»? То есть  пытаются уточнить, кто же я, в первую очередь? Вот здесь и обнаруживается некий сбой в ментальной установке современных людей. Да, они, считая универсализм делом похвальным и почетным, объявляют его и не эффективным. Между тем именно такое качество, как  универсальность, я целенаправленно культивирую с самых ранних лет моей сознательной жизни, считая его наиболее важным качеством любого творческого человека. Более того, уверен, что творческие люди будущего будут именно универсальными деятелями, способными охватить множество культурных областей, наук и искусств, возрождая тип Универсальной Творческой Личности, присущий временам античности и Возрождения.

Не скрою, еще со времен учебы в Художественном училище этическим и интеллектуальным ориентирами для меня являлись именно универсальные личности, такие, как древнеегипетские жрецы, которые были и художниками, и врачевателями, и учеными. И мастера Древнего мира, средневековые ученые Востока, конечно же, Леонардо да Винчи, Вольфганг  Гете... 

-  В юности многие мечтают пройти по пути великих…

- Что касается конкретно моего индивидуального пути и того, как именно я пришел к такому важному для себя пониманию всеохватывающего универсализма,  скажу следующее. Все началось с живописи, а, если сказать шире, то с визуального искусства. Художник – это моя первая профессия, которая до сих пор во многом определяет мои мысли и решения в других областях. Но уже со времен учебы мне было интересно не только  рисовать и писать красками, а еще и мыслить по этому поводу, анализировать процесс творчества. Поэтому я уже в те годы выработал привычку вести систематические «дневниковые» записи. Таких, в которых отражалось мое тогда еще очень наивное мышление о назначении искусства, его задачах, целях, о своих собственных намерениях сделать нечто выдающееся.

Кроме этого, изучая изобразительное искусство, историю и философию искусств, я параллельно весьма серьезно интересовался всем, что было связано с тайными сторонами человеческой жизни – мистикой, эзотерикой, герметическими науками, в частности, алхимией, астрологией и сакральным искусством. Тем, что  обычно расцветает в кризисные годы, которые на сей раз пришлись – с одной стороны – на годы моей юности, а с другой – на период глубокого кризиса и развала СССР. Хорошо, что уже тогда я своей незрелой юношеской интуицией почувствовал опасность профанации этого столь притягательного знания и задался целью серьезно заняться философией как фундаментальной наукой, а, как выяснилось позже, не только как наукой.

Моя страсть к рефлексии и, в целом, к философии постепенно все больше усиливалась, и от любительских «почеркушек» я перешел к довольно интенсивным и непростым размышлениям, нашедшим отражение в зрелых интеллектуальных текстах – трех эссе, которые впоследствии вошли в корпус моей первой книги «Обретение Пути», изданной в 1996 году. Далее, на основе этой же книги, я написал и защитил в Институте философии, социологии и права Академии наук Азербайджана диссертацию и таким образом стал «профессиональным» философом.

Взяв слово «профессиональный» в кавычки, хочу подчеркнуть, что философия для меня никогда не была просто профессией - это способ моего бытия в мире, и  не представляю своей жизни без нее. Конечно, при условии, что, соглашаясь с  беспощадной оценкой Платона в том, что,  если человек не использует в полной мере то единственное, что отличает его от животных, а именно  -  мышление, то он невольно сдвигает свой антропологический центр тяжести в сторону животного...

 - Таким образом, с философией, думаю, понятно. А что касается художественной практики?

- Она у меня ни на секунду не прерывалась. Параллельно с интеллектуальными занятиями происходили очень интересные события, а именно – эволюция в сторону кинематографа. Дело в том, что мой приход в кинорежиссуру был закономерен, но тогда я этого не понимал и полагался только на интуицию.

В отличие от многих известных кинорежиссеров, рассказывающих в интервью, что стать режиссерами они мечтали еще в детстве и первые свои фильмы начали снимать чуть ли не в подростковом возрасте, я никогда не думал связывать свою жизнь с кино в профессиональном смысле. То есть оно мне нравилось, но мои интересы и предпочтения в этой области были довольно тривиальными и не отличались от интересов большинства людей. Я никогда не был киноманом (и сейчас им не являюсь), и мой приход в кинематограф был поэтапным.

Как я уже сказал, все началось с живописи. Когда  писал полотна, никак не мог найти удовлетворение – понять, в чем именно дело, и продвигался словно в потемках, на ощупь. Так, почувствовав, что в живописи мне не удается всецело выразить свои идеи, я перешел в трехмерное пространство и стал делать инсталляции – специально сконструированные и скомпонованные в пространстве объекты, связанные единой концепцией.

- Это одна из заявивших о себе форм современного визуального искусства…

- Да,  инсталляция как вид искусства является наиболее актуальной формой современного искусства, и сейчас ни одна выставка современного искусства не обходится без этого вида. Так вот, делая инсталляции (и не бросая живопись – я никогда ничего не бросал, предпочитая заниматься всем параллельно),  пытался адекватно выразить свои мысли и чувства. Но спустя некоторое время  столкнулся с прежним ощущением недостатка чего-то очень важного, что никак не хотело проявиться в моей работе. Тогда  пошел дальше: начал делать работы по ленд-арту – скульптурные произведения на природе с использованием природных материалов,  а также художественные акции, перформансы. Другими словами, начав с живописи как вполне традиционный художник, постепенно превратился в современного художника-концептуалиста, владеющего несколькими  медиа- технологиями. Период занятий перформансами и художественными акциями запомнился мне первым в моей жизни крупным проектом под названием «Архетип Женщины», который был осуществлен в сотрудничестве с выдающимся (ныне покойным) режиссером  Вагифом Ибрагимоглы в театре «Йуг». Это было своего рода кульминацией моих поисков в сфере пластики и движения в пространстве, некоей мистерией, своеобразным «магическим» ритуалом с соответствующим музыкальным состоянием...

Но, как ни странно, и эти поиски, даже довольно яркие и успешные результаты не смогли меня удовлетворить в плане выбора жанра. И вот наступил переломный 2001 год, когда, наряду с некоторыми другими азербайджанскими художниками, я был приглашен  в международный арт-проект в Страсбурге с фотографиями видеоарта и должен был  сделать видео (фильм). Это был мой первый экспериментальный фильм, длившийся семь  минут. И вот тогда  произошло нечто вроде чуда. Как только, взяв в руку камеру, я начал работать, тут же внутренне почувствовал, что это как раз то, что мне нужно. И понял: это то, чего искал все это время, двигаясь от картины в сторону все более сложных форм выражения. Оказалось, искал синтетического произведения искусства, в котором соединялись и цвет, и звук, и слово, и движение... То,  чего не хватало во всех картинах.

Делая фильм, я получал возможность задействовать все эти средства выразительности, усиливая психологическое воздействие на зрителя. Дальше оставалось совершенствовать знания кинематографического ремесла, ставя перед собой все более сложные креативные задачи.

После нескольких работ экспериментального и документального характера в 2011 году  снял свой первый полнометражный художественный фильм под названием «Последний», премьера которого состоялась в том же году в зале Государственного фильмофонда.

Снимая фильм на тему конца света и о том, что на самом деле все эти «горячие» темы являются лишь плодом нездорового воображения человека, я высказал мнение, что это воображение может и в реальности привести к катастрофам.

- Другими словами, фильм об ответственности творческого человека…  Конечно, о мастере, который своими замыслами, фантазией, если станет преследовать корыстные, тщеславные цели, может ненароком спровоцировать необратимые последствия, как говорят в народе: «накаркать» на свою голову.

- Таким образом вы стали заниматься кинорежиссурой…

- И продолжаю по сей день заниматься визуальным искусством, философией, художественной критикой, теорией искусства, киноведением и кинокритикой.

- То есть сейчас ваши интересы преимущественно лежат в области кинематографа или, говоря шире, аудиовизуального искусства и философии…

 - Здесь хотел бы отметить принципиальный момент: смолоду занимаясь разными делами, в последнее время  все чаще ловлю себя на мысли, что мне больше всего интересно заниматься не столько какой-нибудь конкретной областью деятельности, сколько работать на СТЫКЕ разных областей, как говорят англичане: «in between». Именно на этом стыке, на границе различных сфер профессиональной деятельности, в междисциплинарном режиме происходят самые интересные и тонкие события, касающиеся внутреннего развития. Это необъяснимо словами, но сам переход мышления от одной сферы деятельности к другой способствует возникновению особого состояния сознания, только с помощью которого лично у меня происходят творческие прорывы на более глубокие уровни творчества и самопознания. То, что незримо питает утонченной энергией мысли, которые в свою очередь инициируют появление того или иного творческого «продукта» как факта – и моего внутреннего мира,  и социального пространства.  

- Здорово! Спасибо вам, Теймур! Многое из рассказанного вами только на первый взгляд звучит по-научному сложно. Однако на самом деле все не только понятно и интересно, но и заманчиво, поучительно. Для молодых поколений талантливых людей – поистине приглашение состоявшегося мастера в… собственный мир. Успехов вам!

Галина МИКЕЛАДЗЕ, И.А.

Теймур Даими

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2018 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены
entonee.net