1news.az

Аннексия Крыма сквозь призму международного права

17 Апреля, 2014 в 13:00 ~ 27 минут на чтение 17594
Аннексия Крыма сквозь призму международного права

Рауф Караев

доктор философии по праву

Стремительно развивающиеся события на Украине и, в частности, отношение к ним со стороны России, ситуация вокруг Крыма, проведение референдума, а также присоединение Крыма Россией привлекают пристальное внимание всего мира.

При этом для юридического обоснования законности отторжения Крыма, являющейся частью территории Украины и присоединения к России, рядом российских и пророссийских источников делается попытка сравнения крымских событий с событиями вокруг Косово, проводятся определенные параллели между ними. Также эти источники ссылаются на пример Шотландии и Квебека. Наряду с этим делаются и ссылки на международное право для придания большей достоверности и юридической обоснованности в поддержку своей позиции. 

kv1
Вообще возникает вопрос, почему российская сторона вдруг вспомнила международное право
kv1
Вообще возникает вопрос, почему российская сторона вдруг вспомнила международное право и начала оправдывать свои действия международно-правовыми нормами?

Не вызывает никаких возражений то обстоятельство, что опирающаяся на международное право внешнеполитическая деятельность любого государства приобретает определенные юридические, политические, а также и моральные преимущества (и в силу этого более действенна и эффективна), чем противоправная деятельность, нарушающая международно-правовые нормы.

Cовременное международное право выступает не только в роли некоего инструмента, лишь оформляющего договоренности субьектов международного права по тем или иным проблемам, но и является самостоятельным фактором, влияющим на внешнеполитическую деятельность государств. Сегодняшнему уровню развития человеческой цивилизации более всего соответствует положение о примате международного права среди других многочисленных факторов, имеющих влияние на систему современных международных отношений.

Несоблюдение положений международного права отдельными странами, несоблюдение «правил игры» может вызвать резкий отрицательный резонанс, как со стороны других государств, так и со стороны мирового общественного мнения, осуждение внешнеполитической деятельности таких государств. В силу этого ни одно государство прямо не выступает против международного права. Поэтому, как правило, чтобы достигнуть своих целей на мировой арене, те или иные государства стремятся к более гибкому подходу и часто пытаются изложить в своеобразной интерпретации те, или иные положения международного права для юридического обоснования реализации их политических и экономических интересов.

Отсутствие международно-правовых оснований и «уважительной причины» для тех или иных действий одной страны против суверенитета другой, противопоставляет такую страну в целом всему миру. Таким образом, ясно и четко выраженное международное право играет существенную роль, в регулятивной нормативной системе международных отношений, в том числе в сдерживании геополитических амбиций государств.

Поэтому официальные круги России ссылаются на международное право для придания большей достоверности и юридической обоснованности в поддержку своей позиции. При этом они ссылаются на косовские события. Так ли это с точки зрения действующего международного права и правомерно ли проведение параллелей между сегодняшними событиями вокруг Крыма и косовскими событиями?

kv1
Фактически положение, возникшее в результате действий руководства Союзной Республики Югославии, переросла из ситуации, представляющей собой угрозу миру и безопасности в регионе в ситуацию создающую угрозу международному миру и безопасности в целом
kv1
В связи с этим представляется важным рассмотреть особенности сецессии и международно-правового признания Косово в качестве независимого государства, с тем, чтобы ответить на вопрос, может ли данный конкретный случай носить характер международного прецедента, со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, или нет (Косово являлось автономным краем в составе Югославии).

С точки зрения международного права между сегодняшними событиями вокруг Крыма и косовскими событиями существует огромная разница.

Как известно распад Югославии сопровождался кровавыми событиями и многочисленными жертвами особенно среди мирного населения.

В бывшей Югославии в результате действий руководства этой страны на территории края Косово возникла чрезвычайная ситуация, вызвавшая широкую озабоченность всего мирового сообщества. Ситуация в регионе Советом Безопасности ООН, постоянным членом которого является и Россия, была охарактеризована как создающая угрозу международному миру и безопасности. Так, Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1160 от 31 марта 1998 сначала только осудил применение сербскими полицейскими силами чрезмерной силы в отношении гражданских лиц и участников мирных демонстраций в Косово. Однако после этого ситуация в данном регионе в результате неправомерных и насильственных действий и репрессий в отношении албанского населения со стороны официальных структур Союзной Республики Югославии не только не улучшилась, а наоборот стремительно ухудшилась. И встревоженная этим, Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1199 от 23 сентября 1998 отмечает свою серьезную озабоченность интенсивными вооруженными столкновениями в Косово и, в частности, чрезмерным и неизбирательным применением силы сербскими силами безопасности и югославской армией, что привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения. Это привело по оценке Генерального секретаря ООН, к перемещению более 230 000 человек из их родных мест, притоку беженцев в северные районы Албании, Боснию и  Герцеговину, и другие европейские страны, а также к увеличению числа перемещенных лиц в Косово и в других частях Союзной Республики Югославии.

В связи с этим, Совет Безопасности ООН выразил глубокую обеспокоенность стремительным ухудшением гуманитарной ситуации на всей территории Косово, испытывая тревогу в связи с надвигающейся гуманитарной катастрофой, о которой говорится в докладе Генерального секретаря ООН. Особо подчеркнув необходимость предотвращения этого Совет Безопасности ООН, заявил, что ухудшение положения в Косово, представляет собой угрозу миру и безопасности в регионе. В силу этого Совет Безопасности ООН  потребовал, чтобы все стороны, группы и отдельные лица немедленно прекратили боевые действия и обеспечивали прекращение огня в Косово, с целью уменьшения опасности гуманитарной катастрофы.

В другой своей резолюции 1203 от 24 октября 1998,  Совет Безопасности ООН выразил свою глубокую обеспокоенность в связи с сохранением серьезной гуманитарной ситуации на всей территории Косово и надвигающейся гуманитарной катастрофой и потребовал от властей Союзной Республики Югославии и руководителей косовских албанцев осуществления немедленных мер по содействию международным усилиям, направленным на улучшение гуманитарной ситуации и предотвращение надвигающейся гуманитарной катастрофы. Однако данные меры не возымели какого-либо серьезного действия и в Косово ситуация продолжала стремительно ухудшаться.  В резолюции 1239 от 14 мая 1999 года Совет Безопасности ООН уже говорится о гуманитарной катастрофе в и вокруг Косово, в результате продолжающегося кризиса, о притоке огромного числа косовских беженцев в Албанию, бывшую югославскую Республику Македонию, Боснию и Герцеговину, и другие страны, о росте числа перемещенных лиц в Косово, Республике Черногории и других частях Союзной Республики Югославии.

kv1
Впервые в истории не победитель судит побеждённого, а все международное сообщество в лице Трибунала вынесет свой вердикт тем, кто грубо попирает не только нормы международного права, но и просто человеческие представления о нравственности и гуманности
kv1
Однако, несмотря на вышеуказанные резолюции, насильственные действия и репрессии против албанского населения со стороны правительственных сил продолжаются и влекут за собой многочисленные жертвы среди албанского населения. В  резолюции 1244 от 10 июня 1999 года Совет Безопасности ООН ссылается на заявление Генерального секретаря от 9 апреля 1999 года, в котором  выражается озабоченность по поводу гуманитарной трагедии в Косово, и в связи с этим  ситуация в регионе оценивается и характеризируется как создающая угрозу международному миру и безопасности. Фактически положение, возникшее в результате действий руководства Союзной Республики Югославии, переросла из ситуации, представляющей собой угрозу миру и безопасности в регионе в ситуацию создающую угрозу международному миру и безопасности в целом. В соответствии с Уставом ООН главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности лежит на Совете Безопасности ООН.

Исходя из этого, Совет Безопасности постановил развернуть в Косово, под эгидой ООН международные гражданское присутствие и присутствие по безопасности  с необходимым персоналом и снаряжением и приветствовал согласие Союзной Республики Югославии на такое присутствие. Это обстоятельство имеет важное юридическое значение. Союзная Республика Югославия дала свое согласие на такое присутствие. Эти меры не были осуществлены помимо ее воли.

Как часть международного гражданского присутствия была создана временная администрация ООН, которая обеспечивала руководство краем в течение переходного периода, одновременно обеспечивая и контролируя создание временных демократических органов самоуправления в целях создания условий для налаживания мирной и нормальной жизни для всех жителей Косово. Гарантии безопасности для всего населения Косово независимо от этнического происхождения предоставлялось многонациональным воинским континентом под командованием НАТО в Косово (КФОР). Хотя в численном составе населения албанцы составляют большинство, в крае проживает и достаточно компактное сербское население.

Таким образом, по вине тогдашнего руководства Сербии была проведена этническая чистка албанского народа в Косово и этот народ был  поставлен в  условия, угрожающие его существованию (гуманитарная трагедия) и вследствие этого возникла ситуация, создающая угрозу миру и международной безопасности.

Если по вине государства тот или иной народ будет поставлен в  условия, угрожающие его существованию (апартеид, геноцид, гуманитарная катастрофа, этническая чистка) и если возникнет ситуация, создающая угрозу миру и международной безопасности, что констатируется Советом Безопасности ООН, то международное сообщество может оказать всемерную поддержку такому народу вплоть до признания его права на создание собственного государства.

Также следует отметить, что Советом Безопасности ООН был учрежден Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) с целью восстановления справедливости в отношении жертв геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений, совершённых во время военных действий  в Югославии в 1991—2001 годах, и наказания виновных в совершении этих преступлений. Следует отметить, что для создания после 2-ой мировой войны такого международного судебного органа были веские основания. Так, в октябре 1992 года Совет Безопасности ООН сформировал комиссию экспертов с целью расследования и проведения анализа информации о нарушениях гуманитарного права (Женевских конвенций), а также других норм международного права   на территории бывшей Югославии. Эксперты исследовали 65 тысяч полученных из разных источников материалов, провели 32 исследовательские миссии. По итогам работы комиссии было рекомендовано немедленно создать судебный орган для расследования военных преступлений и наказания виновных в этом.

kv1
Верховный суд Канады постановил, что международное право не наделяет составные части суверенных государств правом на одностороннее отделение от материнских государств, определив, что реализация права народов на самоопределение предусмотрена в рамках существующих государств
kv1
МТБЮ был учрежден резолюцией 827 (1993) Совета Безопасности от 25 мая 1993 года для разрешения в судебном порядке дел о серьезных нарушениях международного гуманитарного права в регионе. При этом резолюция о создании Трибунала была принята единогласно. Так, Председательствовавший на заседании от 25 мая 1993 постоянный представитель России Ю. Воронцов заявил, что: «Виновные в массовых преступлениях…, в нарушениях законов и обычаев войны, преступлениях геноцида, а также против человечности, должны понести заслуженное наказание. Особенно важным представляется тот факт, что впервые в истории не победитель судит побеждённого, а все международное сообщество в лице Трибунала вынесет свой вердикт тем, кто грубо попирает не только нормы международного права, но и просто человеческие представления о нравственности и гуманности».

Трибунал стал первым после Нюрнбергского и Токийского международным органом для рассмотрения дел о военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде. Однако важное отличие состоит в том, что в Нюрнберге и Токио  победители судили побеждённых, а МТБЮ является органом международного сообщества, который рассматривает дела о преступлениях независимо от того, на чьей стороне были те, кто их совершили.

К суду были привлечены практически всё военное и гражданское командование Сербии. По вине руководства бывшей Союзной Республики Югославии  была проведена этническая чистка албанского народа Косово и этот народ был  поставлен в  условия, угрожающие его существованию (гуманитарная трагедия) и вследствие этого возникла ситуация, создающая угрозу миру и международной безопасности. Погибло 10 тысяч албанцев и несколько тысяч «пропали без вести».

Несмотря на то, что прошло более десятка лет, обнаруживаются новые свидетельства этнических чисток и массовых убийств албанского населения Косово. Бывший глава секретной полиции Сербии при Слободане Милошевиче Радомир Маркович заявил 13 января, выступая в качестве свидетеля на процессе в Белграде, что ничего не знал о массовом расстреле албанцев в косовской деревне Сува Река, произошедшем в 1999 году. Основными обвиняемыми по делу о расстреле в Сува Реке выступают восемь бывших бойцов и офицеров спецназа, которые, как полагает обвинение, были непосредственно причастны к массовому убийству албанцев. В деревне Сува Река были убиты 48 человек, все члены одной большой семьи. Среди них были 14 детей, двое младенцев и беременная женщина. По данным следствия, бойцы сербского элитного подразделения сначала расстреляли мужчин, потом загнали оставшихся албанцев в помещение местного ресторана и забросали их ручными гранатами.

Кстати аналогичные аргументы были приведены российской стороной как юридическое обоснование ввода российских войск на территорию Грузии. Так российская сторона утверждала о возникновении гуманитарной катастрофы в результате действий грузинской стороны и тысячах убитых среди мирного населения в Южной Осетии, что впрочем, не подтвердилось. Поэтому марионеточные режимы, установленные на этих оккупированных территориях Грузии, не получили международного признания (за исключением России и пары-тройки государств, имеющих на это свои причины. Так, интересно отметить, что «независимость» Абхазии и Южной Осетии признала Республика Никарагуа. Но, как отметил генеральный директор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, «Республика Никарагуа признала Южную Осетию и Абхазию исходя из конфликтных отношений с США, а не из особой расположенности или интересов, связанных с этими бывшими грузинскими территориями». На наш взгляд, то же самое можно сказать и в отношении признания Абхазии и Южной Осетии Венесуэлой. Курьезом можно считать признание Абхазии и Южной Осетии со стороны островного государства Науру, попросившего за это 50 млн. долларов).

Но и в этом случае проблема законности отделения Косово вызывает вопросы и трактуется неоднозначно. После второй мировой войны реальное признание новых государств, в целом, замыкается на ООН. И это очень рационально. В ООН представлены все ведущие мировые державы, на которых лежит особая ответственность за поддержание всеобщего мира и безопасности. С политической точки зрения, это означает выстраивание политических векторов ведущих стран в многополярном мире, в данном вопросе, в одном направлении. Представляется, что принятие вновь образованного государства в члены ООН означает подтверждение правомерного способа возникновения таких государств и, соответственно, международно-правовое признание данного государства. А Косово не получило всеобщего безоговорочного признания, что делает невозможным ее принятие в члены ООН. Таким образом, Косово можно отнести лишь к частично признанным странам.

kv1
С правовой точки зрения это является не простым актом вмешательства во внутренние дела другого независимого государства, но и прямым актом  агрессии
kv1
В отношении же Крыма ни о чем подобном не может быть и речи. Применительно к ситуации вокруг Крыма, со стороны мирового сообщества нет признания угрозы для существования или демократического развития населения Крыма в случае продолжения нахождения его в рамках материнского государства. Нет ни одного международно-правового документа, подтверждающего, что в результате действий руководства Украины на территории Крыма была проведена этническая чистка и возникла чрезвычайная ситуация, признанная со стороны мирового сообщества государств как гуманитарная катастрофа или гуманитарная трагедия. Наоборот, даже Президент России, отметил, что в Крыму не прозвучало ни одного выстрела, не было жертв.

Таким образом, с точки зрения международного права, совершенно очевидно, что конфликт относительно Косово, разрешившееся международно-правовым признанием Косово в качестве независимого государства, коренным образом отличается от событий вокруг Крыма и в этом вопросе проведение параллелей абсолютно некорректно. Исходя из всего вышеизложенного, можно прийти к выводу, что каким бы ни было решение косовской проблемы, оно, с юридической точки зрения, не может быть прецедентом при анализе событий вокруг Крыма.

Также российские и пророссийские источники ссылаются на пример Шотландии и Квебека для придания большей достоверности и юридической обоснованности в поддержку своей позиции. Однако, не выдерживает критики и проведение параллелей между событиями в Крыму и проведением референдума в Шотландии и Квебеке.

Так, в Великобритании, где конституция в писаной форме не существует, конституционно-правовые нормы получили свое отражение в различных нормативных документах, в числе которых находится и Акт о соединении с Шотландией 1707 года. Акт об унии (Acts of Union) по своей сути представляет собой законодательный акт, принятый в течение 1706 и 1707 года соответственно парламентами Англии и Шотландии. Этот нормативный акт предусматривал создание двумя независимыми государствами такого единого союзного государства, как Великобритания. Переговоры, на которых обсуждались конкретные условия объединения, начались в Лондоне в апреле 1706 г. между делегациями парламентов обеих стран. Детали объединения были согласованы к 22 июля 1706 г. в форме Договора (Treaty of Union), и легли в основу проекта Акта об унии, который в течение следующих нескольких месяцев был утвержден парламентами двух стран. Установленная Актом 1707 г. уния сохраняет свою юридическую силу до настоящего времени.

Таким образом, относительно Шотландии следует отметить, что вопрос о проведении референдума об изменении статуса Шотландии решается на основе общегосударственного права Великобритании и законодательство Великобритании не препятствует  проведению такого референдума.

Однако даже в случае проведения такого референдума и принятия на таком референдуме решения о сецессии, в конечном итоге также необходимо наличие юридически значимого обоюдного согласия между сторонами, т.е. Великобританией и Шотландией.

Законодательство Канады также предусматривает определенные юридические условия, на которых проведение такого рода волеизъявления возможно.

Так, Верховный Суд Канады принял решение 20 августа 1998 года по вопросам: 1) может ли Национальная Ассамблея, легислатура или правительство Квебека осуществить в одностороннем порядке сецессию Квебека от Канады? 2) Позволяет международное право Национальной Ассамблее, легислатуре или правительству Квебека право осуществить в одностороннем порядке сецессию Квебека от Канады? В этой связи, есть ли в международном праве право на самоопределение, которое дало бы право Национальной Ассамблее, легислатуре или правительству Квебека осуществить в одностороннем порядке сецессию Квебека от Канады? 3) В случае противоречия между национальным законодательством и международным правом по поводу права Национальной Ассамблеи, легислатуры или правительства Квебека осуществить в одностороннем порядке сецессию Квебека от Канады, какой из них должен быть использован в качестве прецедента для Канады?

По первому вопросу в соответствии с Конституцией Канады, одной из 10 провинций которой является провинция Квебек, односторонняя сецессия незаконна. Однако если на референдуме большинство жителей выскажутся за независимость провинции, остальная часть Канады не будет иметь оснований для лишения правительства Квебека права на дальнейшее продолжение деятельности в направлении достижения отделения. Однако условия такого отделения должны найти свое отражение в юридически оформленном соглашении  между сторонами. Таким образом, если по итогам референдума население Квебека проголосует за отделение (до сих пор дважды проведенное такое голосование давало отрицательный результат), то в этом случае между правительством Квебека и центральными органами власти должны проводиться переговоры о достижении соглашения по данному вопросу. Относительно второго вопроса Верховный суд Канады постановил, что международное право не наделяет составные части суверенных государств правом на одностороннее отделение от материнских государств, определив, что реализация права народов на самоопределение предусмотрена в рамках существующих государств. По международному праву реализация этого права в одностороннем порядке возможна, по мнению Верховного Суда, только в особых случаях. Какие же эти случаи? Верховный суд Канады определил, что по международному праву, право на сецессию имеют народы, находящиеся в колониальной зависимости или под иностранной оккупацией. Верховный суд Канады также отметил, что «различные международные документы, в которых говорится о праве наций на самоопределение, содержат параллельные уточнения, что реализация этого права должна быть ограничена недопущением угрозы территориальной целостности существующего государства или стабильности в отношениях между суверенными государствами».

Касательно третьего вопроса суд счёл, что поскольку ни Конституция Канады, ни международное право не дают Квебеку право на одностороннюю сецессию, то между ними по данному вопросу нет никакого противоречия, и, значит отвечать на этот вопрос нет необходимости.

Кстати, решение Верховного суда Канады было признано и властями Квебека.

В случае с Крымом, проведение какого-либо местного референдума относительно изменения статуса части территории суверенного государства противоречит Конституции Украины (статья 73), которая  допускает рассмотрение вопросов об изменении территории страны лишь на референдуме общенационального уровня и не предусматривает возможность проведения референдума по вопросу отделения и присоединения какой-либо территории, являющейся частью страны.

Поэтому проведение такого рода референдума незаконно. Следует отметить, что Конституционный суд Украины своим решением от 13 марта 2014 года официально признал решение от 6.03.2014 № 1702-6/14 Верховной Рады Автономной Республики Крым о проведении референдума 16 марта не соответствующим конституции страны. Более того органы власти Крыма были распущены Верховной Радой Украины. Так, в соответствии со ст. 22 Конституции АРК полномочия Верховной Рады Автономной Республики Крым могут быть прекращены Верховной Радой Украины досрочно на основаниях и в порядке, определенных Конституцией Украины. Согласно п. 28 ст. 85 Конституции Украины к полномочиям Верховной Рады относится досрочное прекращение полномочий Верховной Рады АРК. Такое решение может быть принято при условии наличия заключения Конституционного Суда о нарушении Верховной Радой АРК Конституции или законов Украины. В соответствии с п. 28 ч. 1 ст. 85 Конституции Украины, абз. 5 ч. 1 ст. 22 Конституции АРК, ч. 6 ст. 4 Закона Украины «О Верховной Раде Автономной Республики Крым», и учитывая заключение КСУ в Решении № 2-рп/2014 от 14 марта 2014 г. по делу о проведении местного референдума в АРК о нарушении Верховной Радой АРК Конституции Украины, украинский парламент постановил досрочно прекратить полномочия Верховной Рады АРК.

Автономная Республика Крым может иметь право требовать изменения своего статуса, расширения своих полномочий по конкретным социальным, экономическим, культурным вопросам  и т.д. Однако, согласно международному праву, она не может просто отделиться в одностороннем порядке и войти в состав другого государства, даже если это желание будет поддержано местным населением в ходе референдума.

Кроме того, использование вооруженных сил России на территории Украины вне пределов дислокации этих войск в местах, предусмотренных межгосударственным договором между Россией и Украиной, является ничем иным, как оккупацией части территории суверенного государства, каким является Украина.

То, что действия России противоречит международному праву не вызывает никаких сомнений. Россия признала Украину и ее современные границы в целом ряде международно-правовых актов как универсального, так и регионального характера. Среди них можно указать на Алма-Атинскую декларацию от 21 декабря 1991 года о целях и принципах СНГ, его основе; Будапештский меморандум 1994 года, в соответствии с которым Украина получила гарантии безопасности от России, США и Великобритании в обмен на отказ от ядерного оружия на своей территории; Соглашение Украины и России о размещении Черноморского флота РФ в крымских портах от 1997 года. (Это соглашение в 2010 году было продлено еще на 25 лет. Оно разрешает присутствие российских кораблей в крымских портах вместе с наличием большой военной инфраструктуры. Вместе с тем, маневры российских войск дислоцированных на территории Украины, требуют предварительных консультаций с властями Украины, а согласованное количество военной силы не может быть увеличено в одностороннем порядке) и др.

Однако в нарушение соглашения между Украиной и Россией о размещении Черноморского флота РФ, Россия увеличила свои военные силы в Крыму без согласия на то Украины. Части российской армии вышли за пределы мест их дислокации и взяли под свой контроль все основные объекты жизнедеятельности Крыма, включая аэропорты, дороги. Кроме того, они заблокировали украинские части, в некоторых местах захватили украинские военные части и украинских военнослужащих. Тем самым данные действия России создали необходимые условия для местных пророссийски настроенных сил и местных органов власти в Крыму. С правовой точки зрения это является не простым актом вмешательства во внутренние дела другого независимого государства, но и прямым актом  агрессии. Учитывая же участие российских военных подразделений в данных акциях этот случай может охарактеризовать как вооруженную агрессию. Так, в соответствии с п. «е» ст. 3 резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Об агрессии» от  14 декабря 1974 года применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения будет квалифицироваться в качестве акта агрессии.

Россия изначально не исключала введение российских войск на территорию Украины со своей территории. С этой целью глава государства обратился в верхнюю палату парламента РФ и получил соответствующее разрешение на ввод войск на территорию Украины для защиты этнических русских и русскоязычного населения в Крыму. Однако, пока Москва не прибегнула к такому шагу за пределами Крыма.

Европейский суд по правам человека принял к производству дело «Украина против России» и принял по нему временные меры, согласно которым Россия, с целью недопущения нарушения конвенции, обязана воздержаться от любых силовых и военных действий против граждан Украины на ее территории.

В ответ Россия стала утверждать, что ее регулярные войска не участвуют в противостоянии, а также, что она не контролирует местные ополчения, которые якобы несут за происходящее ответственность и таким образом Россия не нарушает международное право. Следует отметить, что часто те или иные положения международного права своеобразно интерпретируются определенными государствами с целью реализации своих политических и экономических интересов, как это делает Россия. Не случайно в России стали раздаваться голоса о необходимости присоединения к России Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха. Но такой курс может повести эту страну к еще большей изоляции от остального цивилизованного мира, к превращению в международного изгоя со всеми вытекающими отсюда последствиями особенно в экономической области. Российская экономика уже понесла потери, исчисляемые сотнями млрд. долларов США и это только начало. Идет активная фаза разработки действенных санкций против России со стороны западных стран.

Таким образом, можно заключить, что агрессивные действия против Украины, аннексия и присоединение ее территории к России находятся вне международно-правового поля, и диктуются геополитическими устремлениями. Но это уже тема другого исследования.

17 594

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены