az

Точка зрения

29 Июля, 2020 в 13:29

Сарматский воин войска Кавказской Албании

Сарматский воин войска Кавказской Албании

Сабухи Ахмедов.

Доктор философии по истории, доцент

В 1972 году во время подготовки основания вышки для нефтяной скважины у села Рустов Губинского района Азербайджана был случайно разрушен могильник позднеантичного времени. Здесь были обнаружены индивидуальные, парные и коллективные захоронения (38 погребений.

В 1974-1976-х годах археологической экспедицией Сектора Археологии и Этнографии Института Истории Академии Наук Азербайджанской ССР под руководством доктора исторических наук Джаббара Халилова были проведены раскопки. В нескольких статьях известного археолога были отражены описание и особенности самого памятника, определена этнокультурная принадлежность, датировка (см. Халилов Дж.А. Могильник у села Рустов Кубинского района и его место в культурных связях Дагестана и Азербайджана; Халилов Дж.А., Оруджев А.Ш., Алиев А.А. Археологические исследования в древней Шемахе и в Кубинском районе; Халилов Дж.А., Оруджев А.Ш., Алиев А.А. Исследования в Шемахинском и Кубинском районах).

Было установлено, что найдено поселение и могильник рубежа двух эр и первых веков нашей эры, которые относятся к сарматской культуре, но при этом с большим количеством предметов Кавказской Албании. В 2011 году в журнале «Российская археология» была опубликована совместная работа доктора философии по истории Мубариза Халилова и автора данной статьи, в которой анализировалось погребение с захоронением воина, а также его оружие (см. Халилов М.Дж., Ахмедов С.А. Погребение воина-контофора из Рустовского могильника (Северо-Восточный Азербайджан).

В погребении № 9 в четырехугольной яме (1,6 х 1,1 м) был обнаружен скелет мужчины. Скелет лежал вытянуто на спине, головой на юго-восток, руки были вытянуты вдоль тела. В погребении были найдены керамика, серебряная чаша, украшения, предметы одежды, оружие и вооружение, конское снаряжение.

Серебряная чаша конца I – начала II века нашей эры, украшенная изображением гроздьев винограда, оказалась уникальным произведением античной торевтики.

Девять предметов керамики оказались мисками и кувшинами различной формы начала нашей эры. Среди предметов керамики большой интерес вызвали кувшин с тамгой, а также кувшин грушевидной формы, ручка которого венчается скульптурным изображением конской головы.

Оружие и вооружение воина было разнообразным. Наступательное оружие было представлено наконечником копья и семью трехперыми наконечниками стрел. На костях скелета лежала сильно проржавевшая кольчуга, сплетенная из железных колец, а также продолговатые серебряные пластины - части доспеха. Также имелись фрагменты железных наручей и фрагмент железного умбона щита, прибитого к деревянной основе. Конское снаряжение было представлено двумя бронзовыми кольцами с зажимами, парой бронзовых псалий от железных удил.

Кольчуга из данного погребения является наиболее древней из всех, найденных на территории Азербайджана. Основная сохранившаяся ее часть имела ширину 50 см, длину 40 см, остальные части сохранились в виде проржавевших комков и отдельных рассыпавшихся колец. Цельные кольчуги хорошей сохранности ни разу не встречались не только в памятниках на территории Азербайджана, но и на сопредельных территориях Южного и Северного Кавказа.

Кольчуга была сплетена из проволоки диаметром 2 мм, внешний диаметр колец равнялся 1,2 см. Каждое кольцо соединялось с четырьмя соседними. Кольчуга была без рукавов, с подолом до колен. Кольчужное плетение в район Северного Кавказа, Кубани, южнорусских степей проникло с юга, с Южного Кавказа и Ближнего Востока. Уже в I веке кольчуги занимали видное место в комплексе оборонительного вооружения сарматов. Как писал римский автор эпохи Валерия Флакка: «Отряды свирепых сарматов издавали дикий вопль. Жестки их панцири из гибкой кольчуги». Как писал Страбон, панцири носили также воины Кавказской Албании. Х.фон Галль считает, что сарматы использовали короткие, до низа бедер доспехи.

Уникальной частью доспеха была защита предплечий. Так, было найдено несколько серебряных пластин, состоящих из двух частей, соединенных кольцами. К верхней короткой части на двух кольцах подвешивалась нижняя часть. Верхняя короткая часть крепилась к плечу кольчуги, а нижняя часть свисала на предплечье, тем самым составляя ее защиту. Следовательно, найденный образец доспеха может быть отнесен к категории комбинированных: кольчужная основная часть дополнена пластинами. Удобные в ношении, обеспечивающие хорошую вентиляцию кольчуги плохо защищали от стрел и тупых ударов. Поэтому возникла необходимость защиты наиболее уязвимых частей тела, например, плеч, дополнительными пластинами, что породило комбинированный доспех. Поиск аналогий форм пластин привел нас к такой детали римского доспеха как pretuges – пластины, пришиваемые к подолу и плечам доспеха. Наиболее часто доспех с такими пластинами надевался под комбинированный безрукавный доспех типа lorica primata, в котором металлические чешуйки крепились к кольчатой основе. Интересно, что детали такого доспеха изготавливались из серебра или посеребренного железа.

Такой комбинированный доспех характерен для воинов сарматских племен, хотя очевидно, что обе составные части (особенно пластинчатая) изготовлены под сильным влиянием римской традиции оружейного производства.

В погребении были найдены 4 фрагмента железных наручей шириной 6-7 см, длиной 7-8 см. Все сохранившиеся пластины выгнуты. Это были защитные наручи, надеваемые на внешнюю сторону предплечий.

Находки цельных щитов большая редкость для эпохи античности потому, что большинство щитов эпохи изготавливалось из органических материалов (дерево, кожа) и не дошло до наших дней. Однако часто щиты усиливались в центре металлическим умбоном, а по краям обивались металлическим обручем. В рассматриваемой могиле найдены фрагменты умбона и обруча. Судя по фрагментам, щит был круглой формы, диаметром не более 50 см. Страбон отмечает у албан и племен Сарматии плетеные щиты. Тацит писал о сарматах: «у них не в обычае защищаться щитом». Но в рассматриваемой могиле имелись детали круглого щита. Значит, под влиянием албанских традиций воины - сарматы стали использовать щиты.  

Наконечник копья был сильно изъеден ржавчиной и в сравнительно лучшем виде от него сохранилась лишь втульчатая часть с кусочком древка. Эта часть насаживалась на древко. Копье имело древко диаметром не менее 3 см, было тяжелым и, судя по длине втульчатой части – всадническим. Втулка, резко переходящая в перо, является чертой южнокавказских (закавказских) наконечников. На Кавказе они существовали много столетий вплоть до раннего средневековья. Судя по аналогиям, рассматриваемая нами находка имела либо листовидный наконечник с ребром усиления, либо закавказское перо - узкое перо с прямыми, сходящимися к острию гранями. Перо вытянутой треугольной формы в сечении было линзовидным. По мнению А.М. Хазанова, вышеуказанные формы наконечников копий были заимствованы сарматами с территории Кавказа.

Все семь найденных в могиле наконечников стрел относятся к так называемым сарматским наконечникам, встречающимся и в албанских погребениях. Все наконечники железные, трехперые, шесть из них черешковые, один – втульчатый. Считается, что у сарматов замена втульчатых наконечников черешковыми началась во II веке до н.э. полностью закончившись к II веку н.э.. Длина самого большого наконечника – 5 см, самого маленького 4 см при ширине 1,4-1,8 см. Черешок наконечника вставлялся в расщепленный конец древка стрелы длиной 80 см, который обматывался растительным волокном или сухожилиями. Оперение стрел изготавливалось из перьев беркута или орла, которые крепились в три ряда при помощи тонкого кожаного шнура.

Довольно крупные размеры наконечников и незначительное их количество в погребении показывают, что воин использовал сложный лук длиной 120 – 130 см. Такие луки применялись на пространстве от границ Китая до пределов Западной Европы, у сарматов же они появились и повсеместно распространились, начиная с I - II веков н.э.. Такой лук имел деревянную основу из нескольких кусков дерева, к ней прикреплялись пластинки рога, сухожилия, костяные накладки. Рукоять и концы лука были негнущимися, плечи - гибкими. Сложный лук обладает большой дальнобойностью, позволяет пробивать защитный доспех врага и вести более прицельную стрельбу. Это было весьма дорогое оружие. Для его изготовления требовалось вложение огромного труда, поэтому они так редки в погребениях.

Украшения и предметы одежды были представлены бусинами из стекла и стекловидной пасты, полукруглыми серьгами, 5-ю браслетами, подвесками в виде полумесяца, 1-ой подвеской в виде колокольчика с прорезным орнаментом, 2-мя круглыми плоскими подвесками, фрагментами железной цепочки, бронзовых поясных пряжек, булавок, фибул, медной выпуклой пуговицы с отверстиями для пришивания.

В погребении найдено конское снаряжение: два бронзовых кольца и два псалия колесовидной формы от двух удил, прямоугольная бронзовая рамка.

Сарматы не были единым народом, а скорее группами кочевых народов или племен, возможно, имевших различное происхождение. Существуют разные мнения об их языковой принадлежности – ираноязычные и тюркоязычные. Исследования последних лет западных и турецких авторов показывают, что большинство сарматских племен были тюркскими. Это подтверждают и антропологические исследования.

Расположение скелета в камере погребения № 9 вытянуто на спине – один из характерных признаков сарматских захоронений, тогда как для погребальной практики албан свойственно скорченное положение костяков. Вытянутое на спине трупоположение было привнесено на Кавказ, и в том числе в Азербайджан сарматскими племенами. В Рустовском погребении № 9 отчетливо выделяются как сарматские, так и албанские культурные элементы. Погребение № 9 не имеет курганную насыпь, характерную для сарматов. Однако, на территории правобережной Днепровской лесостепи известны бескурганные сарматские грунтовые могильники, которые связываются с процессом ассимиляции сарматов в среде местного оседлого населения. Существуют и антропологические данные, подтверждающие это, например, в грунтовом погребении № 38 Карабудахкентского могильника № 1 (Дагестан). Следовательно, погребенный сармат ассимилировался с албанским населением. 

Керамические сосуды из погребения № 9 являются продукцией албанских гончаров. Тамга, нанесенная красной краской на туловище кувшина с трубчатой ручкой, имеет аналоги в сарматской среде, на керченской «писаной» плите – т.н. «энциклопедии» сарматских знаков первых веков н.э.. Возможно, что подобный знак произошел от изображения дракона. Известны сарматские знаки – стилизованные изображения драконов, покрытые красной краской – символом огня. Культ огня был одним из главных у сарматов на всех этапах их развития. Арриан во II веке писал о том, что «скифские военные значки представляют собой драконов… причем головы и все тело вплоть до хвостов делаются наподобие змеиных…». Изображения таких значков имеются на арке Галерия в Салониках. Видимо, на корпус кувшина из погребения №9 нанесена личная тамга воина в виде военного значка. Интересно, что такая стилизованная форма изображения дракона встречается позднее на коврах «Аждахалы» Карабахской группы азербайджанских ковров.

Таким образом, погребение № 9 наглядно отражает локальный (северо-восточный) вариант общеалбанской культуры, который был сформирован в результате синкретизации элементов албанской и сарматской культур. Еще Страбон отмечал савроматов, живущих «между Гирканским морем и Понтом, вплоть до Кавказа и области иберийцев и албанцев…». Далее, он сообщал о том, что к предгорьям Северного Кавказа прилегали равнины сираков – одного из сарматских племен, а другое сарматское племя – аорсы обитали по течению Танаиса (совр. река Дон), севернее сираков. Северные кочевники, появлявшиеся на территории Албании по призыву албанских царей для оказания помощи в войнах, как об этом писали Страбон и Иосиф Флавий, могли состоять из объединенных военных отрядов различных племен Сарматии, часть которых осела здесь, влившись в состав албанского войска.

Наличие металлического доспеха, наручей, щита, тяжелого всаднического копья, небольшое количество стрел, конское снаряжение – все это свидетельствует, что погребенный воин относился к тяжеловооруженным всадникам. Применительно к эпохе в исторической литературе такие всадники обозначаются как катафрактарии (букв. «несущие броню») или контофоры (букв. «вооруженные контосом, т.е. копьем»). Термин катафрактарий предполагает тяжеловооруженного конного пиконосца на коне в доспехах.

По данным Страбона, албаны на войне пользовались покрытыми броней лошадьми, такие же были и у сарматов, но материал исследуемого погребения не позволяет нам предполагать наличие конского доспеха. Поэтому применительно к рассматриваемому нами погребению более правильным будет использование термина контофор - копьеносец. Данный термин обозначает всадника в доспехах и с копьем на незащищенном доспехами коне. Как показывает А.В. Симоненко, оружие в сарматских погребениях I - начала IV веков имели 86 % мужчин, в то время как защитное вооружение имели лишь 5 % из них.

Исходя из вышесказанного, мы составили реконструкцию комплекса вооружения и, по возможности, внешности погребенного воина – знатного сармата - контофора.

Воин изображен с тяжелым копьем длиной более 2,5 м. Такое копье изображено на настенных росписях и надгробных изображениях сарматов. Копье имело кожаный ремень, облегчавший удержание копья. Лошади не имели стремян, поэтому всадник при ударе может быть выброшен из седла. Чтобы этого не случилось, торс всадников всегда повернут левым плечом вперед, ноги согнуты в коленях.

Сарматы на памятниках Западной Европы всегда изображены в конусовидных шлемах. Так, на колонне Траяна (II век) сарматы изображены в яйцевидных или конусовидных каркасных шлемах. Мы изобразили воина без шлема, так как в погребении не найден шлем, хотя убеждены в том, что знать носила шлемы, возможно, из кожи. Одно из племен Сарматии – роксоланы, по данным Страбона, носили шлемы из сыромятной бычьей кожи, древнегреческий автор при этом добавляет, что то же самое имело большинство прочих варваров.

Мы изобразили воина в комбинированном металлическом доспехе, надетом на кожаную рубашку. Для реконструкции деталей одежды использованы материалы многочисленных погребений и изображений сарматских воинов. Так, в погребении у села Пороги на Украине на скелете лежали остатки красной кожаной куртки и штанов, красный кожаный поясной ремень с позолоченной железной пряжкой, фибулы для застегивания куртки. Сарматы практиковали отделку одежды по краю контрастной по цвету тесьмой. Сапоги скифского стиля на ноге удерживались кожаными ремешками, охватывавшими лодыжки и проходящими под подошвой.

Обязательной принадлежностью воина (независимо от социального происхождения) был кинжал, а знать была вооружена длинным или коротким мечом. На территории Азербайджана найдены сарматские мечи с антенным и кольцевидным навершиями, а также мечи с прямыми рукоятями. Полагаем, это оружие имелось в погребении № 9, однако было уничтожено под буром нефтяной установки. Наше предположение подтверждается тем, что в других погребениях Рустовского захоронения были обнаружены кинжалы или короткие мечи, а также боевые ножи.  Короткие кинжалы и мечи носили с правой стороны бедра. По предположению исследователей, они прикреплялись к ноге с помощью охватывающих ремешков, которые закреплялись на выступах у рукояти и в нижней части ножен.

Мы изобразили коня с классическим сарматским снаряжением (по материалам росписей: двурогое седло, по три ремня на задней луке слева и справа). В рассматриваемой могиле был найден кувшин грушевидной формы, на ручке которого было налеплено изображение конской головы. Как отмечали древнеримские авторы, сарматы использовали невысоких и некрасивых, но очень выносливых степных коней, которые могут проходить по 100 км в день, причем на протяжении 1-2 недель. По мнению исследователей, сарматы использовали коней туранской породы, далеких предков ахалтекинских коней. Высота в холке таких коней 13-14 ладоней. В I веке появился обычай клеймить коней cимволом тамга, которая ставилась на бедро или плечо коня. Мы в качестве тамги изобразили символ, который встречается на одном из керамических сосудов рассматриваемого нами погребения.

Как письменные источники (сведения древнеримских авторов), так и изобразительные материалы (надгробия и росписи) показывают, что сарматы носили длинные волосы и бороду. Молодые люди обычно брили лицо или носили только усы, зрелые мужчины носили усы и бороду. Исходя из этого, мы дали реконструкцию лица воина из рассматриваемого нами погребения.

Учитывая наличие в рассматриваемом нами погребении копья и доспеха, а также богатого инвентаря, можно с уверенностью заявить, что погребенный сарматский воин относился к племенной знати из состава албанского войска.

6 281

просмотра

НОВОЕ В РАЗДЕЛЕ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

читать всю ленту
вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство
"The First News",
Все права защищены