1news.az

Ильгар Велизаде: «Вооружение для того и приобреталось Ереваном, чтобы быть использованным во время войны в Нагорном Карабахе»

24 Января, 2013 в 17:10 ~ 7 минут на чтение 4957
Ильгар Велизаде: «Вооружение для того и приобреталось Ереваном, чтобы быть использованным во время войны в Нагорном Карабахе»

Интервью 1news.az с известным азербайджанским политологом Ильгаром Велизаде

- Эксперты и России, и Азербайджана по-прежнему весьма противоречиво прогнозируют дальнейшее развитие азербайджано-российских отношений. Какими лично Вам видятся отношения двух стран в ближайшее время?

- Азербайджано-российские отношения базируются на определенном наборе принципов и фундаментальных интересов, проведение ревизии которых не в интересах двух стран. Я думаю, что исходить нужно, прежде всего, из этого. Слишком много тем нас связывают и слишком много рисков объединяют.

Во-первых, Кавказ. Любая, еще одна дестабилизация в этом регионе, а тем более вызванная ухудшением азербайджано-российских отношений, повлечет за собой цепь драматических событий, которая коренным образом изменит существующую политическую архитектуру всего Кавказского региона, причем речь идет как о Северном, так и о Южном Кавказе.

На фоне практического отсутствия российско-грузинских отношений, возможная эскалация напряженности между Баку и Москвой может привести к формированию южнокавказской дуги нестабильности с дальнейшей проекцией на каспийский регион, затрагивающий уже интересы стран Центральной Азии.

Во-вторых, Каспий. Азербайджан вместе с Россией и Казахстаном являются архитекторами принципа раздела этого озера-моря по срединной линии, что является  прообразом будущего объемлющего соглашения, определяющего окончательный политико-правовой статус Каспийского моря. Любое изменение в этой конструкции отбрасывает переговорный процесс по указанному вопросу как минимум на десятилетие назад, без возможности развития.

Это приведет к усилению гонки вооружений в акватории Каспия, росту его конфликтного потенциала, поставит под сомнение эффективность реализации прибрежными странами проектов по освоению природных богатств в его пределах.

В-третьих, весь регион от Черного моря до Среднего Востока. Азербайджан с определенных пор стал превращаться в геополитический «хаб» регионального масштаба, который принимает активное участие в формировании баланса сил и интересов, не только региональных, но и международных акторов в регионе. Баку старается обеспечивать пропорциональное участие всех заинтересованных сторон в региональных делах, что негласно ими одобряется. При этом в значительной степени нивелируются риски, как для Азербайджана, так и для его партнеров, в том числе и Москвы.

kv1
Что касается войны, то милитаризация сторон конфликта неизбежно увеличивает шансы войны
kv1
Так вот, если смотреть на конкретику наших отношений с этих позиций, то мне кажется что Армагеддона между Россией и Азербайджаном не будет.
 

Что же касается конкретных тем, например Габалы, то, наверное, следует говорить об отсутствии статики во взаимодействиях двух стран и формировании новой ситуации, которая, с одной стороны, не обязательно будет представлять собой что-то ужасное, а с другой - не обязательно будет и безоблачной.

Трения будут. Но как мы помним из физики трение — процесс взаимодействия тел при их относительном движении. Что ж азербайджано-российские отношения находятся в движении. Что же здесь плохого…

- Может ли недавно переброшенное в Армению вооружение российского производства быть использовано во время возможного вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе?

- Может. И даже весьма активно. Во-первых, у вооруженных сил Армении это самое эффективное оружие, на него всегда можно найти запчасти, а во-вторых, кто им запретит его использовать? Оно для того и приобреталось, чтобы быть использованным во время войны в Нагорном Карабахе.

- Что в целом нам стоит ожидать от карабахского урегулирования в этом году? Вероятность военного сценария велика?

- К сожалению – ничего. Во всяком случае - ничего хорошего. Войну я в этом году не ожидаю, но и реальных продвижений в переговорном процессе тоже. Лично у меня давно сложилось мнение, что армянская сторона не только не думает о вопросе будущего статуса Нагорного Карабаха, но и не хочет освобождать 7 районов вокруг Нагорного Карабаха.

Любое изменение конфигурации линии соприкосновения сторон, как следствие результативности переговорного процесса, несет собой изменение статуса-кво, которому скоро будет уже 20 лет. А изменение статуса-кво приведет к развитию серии очень сложных, нередко даже непредсказуемых процессов. Для этого надо быть готовым морально. Судя по риторике официальных лиц Армении, да и оппозиции тоже, о моральной готовности решать этот вопрос здесь речь не идет.

Что касается войны, то милитаризация сторон конфликта неизбежно увеличивает шансы войны, вопрос заключается, не в вероятности, а в датах, продолжительности, масштабах.

- Вы, наверняка, следите за предвыборной ситуацией в Армении. Какова вероятность того, что в этом году соседняя страна получит нового президента?

- Никакой. Победу одержит Серж Саргсян. Я даже могу спрогнозировать результаты. Процентов 65-70 от общего числа голосовавших. Да это особым то и секретом не является. Проблема в том, что карабахский конфликт, милитаризация общества, динамика миграционных процессов, общая деполитизация электората, при наличии заметно укрепляющегося административного ресурса являются превосходным материалом победы для действующего президента.

То, что страна не получит нового президента, еще полбеды. А вот то, что страна лишится шанса вырваться из заколдованного круга проблем, это уже настоящая трагедия. Тут и сценарий войны, и сценарий дефолта и любые другие самые неблагоприятные сценарии станут нормами ожиданий армянского общества.

- Стоит ли ожидать в ближайшее время коренного изменения отношений Тбилиси и Еревана в свете возможного налаживания отношений Грузии и России? И если да, какие региональные перемены сулят эти изменения?

- Начну с грузино-российских отношений. Россия заявила, что не собирается дезавуировать свои акты о признании Абхазии и Южной Осетии. Т.е. Путин дал понять, что не признает территориальной целостности Грузии. Тогда как ни Иванишвили, ни кто-либо другой из грузинской политической элиты,  не согласится с отказом от упомянутых территорий. Это понятно.

Более того, Грузия вряд ли откажется от вступления в НАТО или Евросоюз, пусть даже в отдаленной перспективе, или согласится вновь войти в СНГ. Это тоже вопрос, практически решенный.  О каком налаживании отношений между Москвой и Тбилиси может идти речь в таком случае?

kv1
Это приведет к усилению гонки вооружений в акватории Каспия, росту его конфликтного потенциала
kv1
Недавно, грузинский министр Паата Закареишвили предложил реконструировать железную дорогу, проходящую через Абхазию. Но с этим предложением не согласились даже сами абхазские власти, опасаясь роста грузинского влияния. Так что, не думаю, что диалог Тбилиси и Москвы может в ближайшей перспективе серьезно изменить положение дел в регионе.
 

Что же касается отношений Грузии и Армении, то это два независимых государства и могут строить свои отношения как им угодно.

Но надо учесть, тот факт, что реализация Грузией совместных с Турцией и Азербайджаном проектов, а их очень много, все они разные и приносят достаточно много средств в грузинскую казну, обусловлена неучастием в них Армении.

Грузия это признает, обязательства свои выполняет и нет никаких причин для Тбилиси менять эти правила. Единственной причиной могла бы быть конструктивность армянской дипломатии и прорыв в карабахском вопросе. Но, судя по всему, очевидцами такого развития событий мы станем еще не очень скоро.

Г. Гамидов

4 957

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены