1news.az

Армяне и Российская империя: история одного предательства

9 Октября, 2020 в 09:16 ~ 9 минут на чтение 14707
Армяне и Российская империя: история одного предательства

Серию статей под таким названием подготовил доктор философии по истории, ученый секретарь Национального музея истории Азербайджана Фархад Джаббаров.

Предлагаем читателям первую публикацию этой серии.

В условиях боевых действий, которые ведут Вооруженные силы Азербайджана за освобождение оккупированных Арменией земель, важное значение приобретает донесение до мировой общественности правды об армянской агрессии и оккупации. Как известно, корни армянского экстремизма и терроризма, от которого более 30 лет страдает азербайджанский народ, уходят в XIX век. Тогда, переселившись из Ирана и Турции на исконно азербайджанские земли, армяне стали притеснять местное население, терроризировать мирных жителей, захватывать основные позиции в торговле и промышленности Южного Кавказа.

Все это происходило тогда во многом благодаря позиции правящих кругов Российской империи, благосклонно относившихся к армянам и рассматривавших их в качестве своего форпоста в регионе. Однако вскоре и России пришлось столкнуться с неблагодарностью армян, которые начали борьбу против российского правительства и развернули на Южном Кавказе сепаратистскую деятельность. Неплохо было бы сегодняшним апологетам армянства в российском медиа пространстве и некоторым проармянским политикам в России напомнить, что именно Российская империя стала первой жертвой армянского экстремизма на Южном Кавказе. Думается, что они могли бы почерпнуть много интересного о том, как совершалось предательство армян в отношении России во второй половине XIX-начале ХХ вв.

Отношения армян и Российской империи прошли длительный и противоречивый путь от тесного союза до ожесточенной конфронтации, сменившейся затем очередным потеплением. Провозглашенный и завещанный Петром I наказ «армян как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно» воспринимался не всеми его политическими наследниками как приоритет. История доказала, что покровительство в отношении армян не всегда оправдывало цели и интересы российской политики, а порой наносило ей серьезный ущерб.

Все армянские историки в один голос утверждают, что в начальные периоды царизм опирался на Кавказе на армян, а в последующем он покровительствовал мусульманам. Армянские авторы делают упор на то, что сомнение в преданности армян породили их т.н. освободительное движение и торгово-промышленная деятельность. Мол, перспектива автономной Армении в Малой Азии, по мнению царских властей, угрожала русским интересам на востоке. На самом деле же речь шла совершенно о другом, отличном от того, что писали и пишут до сих пор армянские ученые и публицисты. Сепаратистское движение армян в Османской империи интересовало Россию лишь в той мере, в какой эта борьба не угрожала ей самой.

На протяжении длительного периода российские власти не только поддерживали, но и усердно поощряли армянский сепаратизм в Анатолии, выступая в традиционной роли «защитника христиан». И только когда этот сепаратизм приобрел конкретные очертания национал-экстремизма, чреватого угрозой безопасности и интересам России на Кавказе, когда армяне стали организовываться в политические структуры и начались трения между армянской церковью и властями, тогда российское правительство стало менять свой традиционный курс покровительства. Армянские авторы, осуждая изменение политики, убеждены в «неблагодарности» властей Российской империи. К примеру, армянский историк А.К.Дживелегов в книге, выпущенной в 1906 году с дозволения правительственной цензуры, описывая роль армян в кавказской политике России, указывал, что благодаря армянам и грузинам империя чувствовала себя в безопасности от мусульманских соседей, намекая при этом на последующую «неблагодарность».

В последней трети XIX в. в России сформировался довольно устойчивый взгляд на армян как на основной дестабилизирующий фактор, представляющий опасность российским интересам на Южном Кавказе.

Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе А.М.Дондуков-Корсаков

В 1882 году главноначальствующий гражданской частью на Кавказе А.М.Дондуков-Корсаков писал императору Александру III об армянах: «…этот элемент далеко не представляет правительству тех гарантий благонадежности, какими отличаются прочие туземные христианские народности края. Если сельское армянское население, замечательно трудолюбивое и покорное, остается пока совершенно равнодушным ко всяким политическим тенденциям, то, с другой стороны, в среде армянской интеллигенции замечаются в последнее время, правда, еще смутные сепаратистские стремления к какой-то автономии и мечтания о восстановлении пределов древнего Хаэстана. Идеи эти, господствующие преимущественно среди молодежи и проявляющиеся иногда как в местной, так и в заграничной армянской литературе, не представляют пока серьезной опасности, но, тем не менее, правительству необходимо следить за тем, чтобы такие тенденции не проникали посредством школ в массу подрастающего поколения...»

В работах армянских и некоторых зарубежных историков можно встретить утверждение о том, что такое отношение к армянам было результатом национальной политики, проводившейся в период правления императора Александра III (1881-1894), и заключавшейся в усилении тенденции к административной централизации, культурно-языковой ассимиляции окраин, денационализации школы, ограничении издания газет, журналов и книг на родном языке и т.д. Однако с этим утверждением можно согласиться частично. Действительно, изменение принципов правительственной политики на Кавказе стало прямым следствием общего поворота во внутренней политике российского правительства на национальных окраинах. Как известно, с воцарением на престоле императора Александра III национальная политика все больше склонялась к стремлению укрепить на окраинах русскую государственность.

Естественно, попытки российских властей форсировать русификаторскую политику, сопровождаемые расширением дискриминационных мер, не обошли стороной и армян. Но это никоим образом не означает, что изменение отношения к ним произошло лишь под воздействием общего курса национальной политики империи.

император Александр III

Исторические документы свидетельствуют, что первые признаки беспокойства российских властей по поводу нежелательности предоставленных ими же самими привилегий армянам стали проявляться намного раньше начатой при Александре III консервативной национальной политики. Это беспокойство возникло, прежде всего, на почве того, что армяне в лице своего главного политического и идеологического института – церкви начали использовать данные им преимущества в ущерб и в обход российского законодательства. Данная тенденция вела к усилению националистических устремлений среди армян, принимавших со временем радикальный и экстремистский оттенок.

Характеризуя основные черты этих устремлений, чиновник по особым поручениям Департамента духовных дел иностранных исповеданий А.В.Петров, составивший «Записку о современном положении армяно-григорианской церкви в России» (1911 г.), вынужден был констатировать, что формировавшийся на протяжении долгих лет «армянский национализм… представляет несомненную опасность с государственной точки зрения. Опасность эта, могущая при пренебрежении ею принять значительные размеры, прежде всего, заключается в стремлении армян, сплотившихся в прочное националистическое ядро, узурпировать права государственной власти в пользу своих национальных учреждений и таким образом нанести ущерб самой идее единства общегосударственной политики в основных вопросах управления».

Одним из краеугольных камней привилегированного положения армян являлся образовательный процесс, который армяно-григорианская церковь рассматривала в качестве главного рычага в деле воспитания подрастающего поколения в духе национальной исключительности. С образовательного вопроса и начались первые противоречия между российским правительством и армянским духовенством, переросшие со временем в жесткую конфронтацию. В первой половине XIX в. внимание официальных властей привлек тот факт, что армяно-григорианская церковь под видом воспитания духовных пастырей учреждает учебные заведения, которые по наименованию являлись духовными, а по сути светскими. Данные школы находились в полной и непосредственной зависимости церковного начальства, весь учебный процесс происходил без ведома министерств народного просвещения и внутренних дел. Это, в свою очередь, являлось прямым нарушением существовавшего тогда законодательства.

С.С.Уваров - министр народного просвещения Российской империи

В 1843 году министр народного просвещения С.С.Уваров, имея в виду, что в империи при церквях неправославных исповеданий находятся светские школы, поднадзорные церковным советам или старшинам, запрашивал мнение министра внутренних дел Л.А.Перовского о том, признаёт ли он справедливым подчинение этих учебных заведений надзору местного училищного начальства. На это последовало согласие Министерства внутренних дел и уже в августе 1845 года С.С.Уваров предложил попечителям учебных округов принять в свое заведывание училища, состоящие при церквях неправославных исповеданий. Тем не менее, в 50-60-е гг. XIX в. светские школы при армяно-григорианских церквях на Кавказе по-прежнему не подчинялись учебному ведомству.

В конце 60-х-начале 70-х гг. XIX в. начинается активная фаза противостояния российского правительства и армяно-григорианской церкви в школьном вопросе. Это противостояние пришлось на тот период, когда на эчмиадзинском престоле находился патриарх-католикос Кеворк.

Католикос Кеворк

Эчмиадзинский монастырь - местопребывание армянского католикоса (слайд)

Духовенство усилило стремления к умножению числа школ, преследуя мысль об их отчужденности от всякого правительственного надзора и давая им характер исключительно армянский. Чтобы не допустить правительственного надзора, духовенство именовало эти учебные заведения церковно-приходскими школами и семинариями, хотя таковой характер они вовсе не имели. Настороженность у правительственной администрации вызывало также то, что с 60-х гг. в связи с усилением среди османских армян ярко выраженных националистических стремлений армянские школы в России превращались в рассадники подобных идей. Поэтому у властей возникла мысль о подчинении церковных школ правительственному надзору. Именно это и дало толчок началу противостояния между армянской церковью и правительством Российской империи…

Продолжение следует…

14 707

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены