1news.az

Необычные здания Баку: Путешествие по особняку Асадуллаева и подлинные воспоминания Банин – ФОТО

30 Июля, 2020 в 10:00 ~ 7 минут на чтение 7739
Необычные здания Баку: Путешествие по особняку Асадуллаева и подлинные воспоминания Банин – ФОТО

Этот принадлежавший бакинскому нефтепромышленнику старинный особняк расположен на пересечении трех улиц - Прачечная (Гоголя), Гимназическая (Толстого) и Карантинная (Ази Асланова).

«Он был построен по проекту архитектора Ивана Эделя в 1896 году в смешанном стиле арабика-готика-ренессанс для Ага Шамси Асадуллаева (1840-1913)», - рассказала нам Мария Кузьмина.

«Шамси Асадуллаев родился в 1840 году в поселке Амираджан в бедной семье. С ранних лет помогал отцу по хозяйству, позже начал работать на Сураханских промыслах. За несколько лет упорной работы ему удалось скопить определенную сумму, и в начале 1890-х он приобрел участок земли. В 1891 году на его участке в поселке Рамана забил мощный нефтяной фонтан. Спустя два года Шамси Асадуллаев стал владельцем собственной фирмы. К тому времени ему было уже за 50 и богатейший жизненный опыт за плечами.

В молодости Шамси женился на Мейранса ханум, от которой у него родились два сына и три дочери. Со своей супругой он состоял в браке до 1909 года, а 1907 году 58-летний Шамси Асадуллаев женился на 29-летней Марии Петровне Лебедевой, с которой он провел московский период своей жизни. Она стала второй женой Ага Шамси. Не имея детей, Ага Шамси и Мария Петровна строили сиротские дома и приюты, опекали нуждающихся студентов, делали щедрые пожертвования на нужды бедных.

В юбилейном издании «300-летие царствования Дома Романовых», в разделе «Торговля и промышленность» можно найти упоминание о восьми азербайджанцах, и первым идет А.Ш.Асадуллаев. К сожалению, год выхода в свет юбилейного издания «Дома Романовых» стал последним в жизни талантливого предпринимателя. 21 апреля 1913 года при так и невыясненных обстоятельствах А.Ш.Асадуллаев скончался в Ялте…

На фото: Мейранса ханум, Ш. Асадуллаев, М.П. Лебедева

Старший сын Асадуллаева - Мирза - был женат на дочери Мусы Нагиева - Умм-Эль Бану. К сожалению, она скончалась в 1905 году, после тяжелых родов. Дочку назвали в честь матери, и в 1924 году она эмигрировала в Париж к своим родным, перебравшимся туда раньше. Она была очень образованной, и впоследствии у нее проявился литературный талант - она стала писать, взяв себе псевдоним Банин.

В 1945 году увидел свет ее автобиографический роман «Кавказские дни», повествующий о жизни в Баку в период нефтяного бума. Также в этой книге можно познакомиться и с историей дома. Вот что она пишет:

«Семья, в которой я родилась, была весьма богатой. Богатство нашей семьи было настолько велико, что, в конце концов, обернулось ее несчастьем: несколько лет назад все это богатство было потеряно. Зимним днем беспокойного 1905 года я пришла на свет в необычной, экзотической, богатой семье. Этот год был одним из самых кошмарных в истории. Азербайджанцы и армяне, составлявшие основную массу населения Баку, убивали друг друга. Армяне были лучше подготовлены к такому ходу событий, поэтому зверствовали... Жертвами оказались абсолютно безвинные люди, несчетное количество загубленных в водовороте событий душ. Потребовалось немало лет, чтоб я научилась осознанно, трезво смотреть на жизнь.

Мое раннее детство было пречудесным. Я была младшей из четырех сестер. Потому внимания и заботы мне уделялось больше. В те годы было модным фотографироваться, и мы часто делали памятные фотоснимки: в самых красивых нарядах, в парке, среди родственников и друзей.

Бабушка была крупной, полной, властной по характеру и очень религиозной женщиной. Носила чадру и была строга и неулыбчива. Оттого, что наши воспитатели были христианами, бабушка и с нами «держала дистанцию». Страна давно уже была российской колонией, и влияние русских чувствовалось во всем. Под этим влиянием рос интерес к европейскому образу жизни, новой культуре. Люди предпочитали чадре свободу, фанатизму – образованность.

Отец часто путешествовал, был в разъездах и уделял мало внимания семье. Он, как старший сын, возглавлял семейный бизнес: нефтяные фирмы на берегах Каспия и Волги, Московские, Варшавские и прочие филиалы самых разных предприятий.

Третий этаж нашего городского дома принадлежал детям. К дому с двух сторон примыкали другие здания, а часть его выходила на параллельную улицу. Комнаты, что находились друг против друга, были абсолютно похожими. Дома были разделены внутренним двором, но соединялись друг с другом длинными галереями. Мы с сестрами и нашей воспитательницей фрейлейн Анной жили в южной части здания, где всегда было солнечно и светло. В сумеречной части с северной стороны находилась комната отца. Здесь, в тишине, проводил он дни между поездками и делами. С гордостью называемые нами «приемными залами» столовые комнаты находились тут же. В одном из залов стоял рояль. По праздникам моя старшая сестра Лейла исполняла на нем прекрасные мелодии. В моей памяти вновь и вновь возникает изящная позолоченная лампа в руках негритенка, что стояла на одном из комодов в зале. Эту лампу включали лишь по торжественным случаям, и я подолгу с наслаждением любовалась ею. Она была такая красивая и таинственная!.. Возможно, именно тогда, любуясь чудесной статуэткой, я впервые порадовалась, что мы – богачи…

Когда отец женился во второй раз, новая жена внесла еще больше европейской культуры в наш дом: заказала новую дорогую мебель, которая очаровывала своей оригинальностью. Мебель была исполнена в мавританском стиле, близком нашим восточным вкусам, украшенные изящным орнаментом, тонкой резьбой шкафы, софы, диваны потрясали красотой. Мы привыкли к широким и мягким диванам. Но эти, новомодные, были узкими и жесткими, и подолгу сидеть на них было неудобно. Зато красоты они неописуемой! Но самой красивой была выполненная в готическом стиле столовая. Здесь стояли такие высокие шкафы, что их остроконечные, узорчатые верхушки доходили почти до потолка. Диваны были драпированы дорогой материей, вытканной золотом. Дубовые двери украшены медными узорами, вся обстановка напоминала восхитительный средневековый замок. Работа мастеров была выше всяких похвал. Ах, какая у нас была чудесная квартира!..

С падением Азербайджанской Республики, с концом того мира, свидетелем которого я была, закончилось и мое детство. В тринадцать лет… Однажды нагрянула «комиссия по организации домов отдыха». «Комиссия» решила конфисковать по крайней мере половину наших комнат, отдав их под нужды санатория.

– Зачем вам столько пустых комнат? Отныне эти комнаты переходят в распоряжение отдыхающих. Наша святая обязанность – превратить излишки одних в достояние других.

Наш дом разделили на две равные части. Мы все собрались на бабушкиной половине. Здесь было десять комнат. Каждой из нас досталось по комнате…

Осенью того же года дом полностью был конфискован. Семье из семи человек выделили две тесные комнатушки в другом конце города...»

И. Нармин

7 739

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Недвижимость

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены