1news.az

Салех Насиров: «Ситуация с насилием над детьми будет усугубляться, если не принять срочные меры»

10 Мая, 2018 в 13:35 ~ 10 минут на чтение 7483
Салех Насиров: «Ситуация с насилием над детьми будет усугубляться, если не принять срочные меры»

Случай в 189-й школе, вызвавший большой общественный резонанс, не оставил равнодушным никого.

Одно только «но»: как выяснилось, неравнодушие тоже имеет множество оттенков, и для многих вся эта история с взаимными обвинениями сначала матери – педагога, а затем – ровно наоборот, стала лишь очередным «шоу». Как говорится, ужаснулись, обсудили, и забыли, ведь, как известно, новость живет три дня.

Читайте по теме:

Заявление Управобразования Баку по факту избиения школьницы учительницей

ATV: Ханум Алиева сама избила ребенка, хотя обвинила в этом школу

Мать избитой в школе девочки: «Не утруждайте себя, противные люди, тряпки!»

Однако проблема, которую выявил этот случай, на деле глубже, нежели об этом говорили просто факты. Об этом – в нашей беседе с представителем благотворительной организации UAFA («Организация совместной помощи Азербайджану») Салехом Насировым.

- К сожалению, случай, произошедшей с дочерью Ханум Алиевой, - далеко не единичный. Увы, сегодня такое отношение к детям, и собственным, и чужим, если речь идет о школах или детсадах, становится какой-то искаженной нормой. Вспомним случай с девочкой по имени Нурай, над которой хотели взять опекунство и отдать отцу, вспомним Сунай – девочку, которая покончила с собой из-за морального и физического насилия в школе и дома, вспомним другие случаи в школах и лицеях… Их ужасающе много.

10-летнюю Нурай Байрамзаде временно вернули тете - ВИДЕО

Минюст Азербайджана: Нурай силой отняли у родного отца - ВИДЕО

Почему ты ушла, Сунай? – ФОТО - ВИДЕО

А информация про побои в детских специализированных учреждениях уже даже никого не удивляет, и это страшно! Страшно, что среди комментирующих запись «прямого эфира» Х.Алиевой, нашлись те, кто поддержал ее в том, что она подняла руку на собственного ребенка. И таких родителей, увы, немало. Они гневно осуждают педагогов, которые проявляют физическое насилие по отношению к их детям, но сами не считают зазорным допускать то же самое, аргументируя свое поведение странным заявлением: «Это – мой ребенок, как хочу, так и веду себя с ним!».

Я был в ужасе от того, что эту запись, где мать бьет собственную дочь, видели и педагоги, и директор школы, и никто не посчитал нужным не то, что принять меры, - даже сделать ей замечание! Даже как-то остановить, пресечь подобное, осудить, в конце концов. Ее осудили за другое, - за то, что она обвинила педагога в избиении. И все это удручает, это говорит о том, что состояние нашего общества в контексте его отношения к детям оставляет желать лучшего. И дело не только, как я уже сказал, в этой конкретной ситуации, она просто стала достоянием общественности. А сколько таких детей ежедневно подвергается домашнему насилию! Сколько матерей и отцов растят детей, подвергая их избиениям, унижениям за малейшую провинность, и считающих, что они все делают правильно, только потому, что их самих воспитывали точно так же? Сотни? Тысячи?..

Так вот, все эти случаи обсуждают в прессе и на ТВ, а потом забывают, так и не доходя до сути, то есть, до самой причины происходящего. Потому что надо рассматривать не каждый случай отдельно, просто вынося «приговор» тому, кто, по мнению комментаторов в соцсетях, больше виноват. К слову, в происшествии в 189-й школе виноваты все, кроме ребенка. Ребенок тут – жертва этих обстоятельств.

Надо искать причину, чтобы предотвратить их повторение в будущем. И заниматься этим поиском должны как общественность и журналисты, так и представители госструктур, имеющих прямое отношение к правам детей и образованию, то есть, Министерства образования, Государственного комитета по проблемам семьи, женщин и детей, НПО, которые представляют интересы детей. И где они все?

А причину возникновения этой проблемы почему-то никто не ищет, хотя она, между тем, на поверхности. Хотя общественность обязана заставить эти самые инстанции отвечать на все вопросы. Если речь о Министерстве образования, они обязаны освещать все подобные факты, отвечать на все вопросы и предоставлять все необходимые доказательства любой несправедливости по отношению к детям. Потому что эти дети – граждане нашей страны, и мы доверяем наших детей этим людям!
А если учесть, что возможность открыто высказаться есть не у всех, несложно представить, какова ситуация на самом деле. Есть родители, детей которых третируют в учебных заведениях, которых запугивают, шантажируют, не дают возможности где-либо добиться справедливости! И у них действительно нет возможности бороться, потому что перевод ребенка в другую школу, чем обычно грозят в случае поднятия шума, - это слишком трудоемкое и затратное предприятие, и не все родители имеют возможность элементарно тратить на это время. Плюс, это огромный стресс. А у них просто нет ни знакомых, ни поддержки, чтобы заручиться ею и пойти до конца, защищая своего ребенка. Одних пугают, других подкупают, третьи сами молчат, потому что видят подобные истории рядом. И все это длится годами.

И получается замкнутый круг: проблема усугубляется, а общественность только ждет нового «шоу на ТВ». И, как я уже сказал, эта проблема будет расти дальше, если ее не начать решать уже сейчас. Потому что те родители, которые сегодня избивают детей, - это вчерашние дети, которых избивали дома. Детские психические травмы вообще имеют огромное воздействие на будущее этих детей, а значит, и на будущее развитие общества в целом.

Чтобы предотвратить это, нужно вспомнить, что у наших прекрасных законов нет механизмов исполнения. Есть закон «О защите прав ребенка», но нет механизмов и системы, которая позволит этому закону работать. Возьмем случай в 189-й школе. При работающем законе учитель вызвал бы социальных работников, которые немедленно приняли бы меры, начав работать и с матерью, и с ребенком, и с их окружением, включая соседей, и с родственниками, и с учителями. Они же подключают, если нужно, правоохранительные органы, Министерство образования, Госкомитет по проблемам семьи, женщин и детей, НПО и так далее. И все они вместе решают проблему так, чтобы ребенок в этой ситуации не оставался жертвой. Потому что основная цель закона прописана в самом его названии, то есть, состоит в защите его прав и свобод! - говорит Салех Насиров.

- Кто будет работать в этой структуре, если сегодня нет возможности набрать в школы даже грамотных психологов?

- Когда будет работать система, будут и кадры. Вспомним нашумевший случай в 134-й школе, когда видео с подростками попало в руки одного из учителей. И почему-то он передал его знакомым, а дальше получилось то, что получилось, а именно: трагедия! 

Скандал в бакинской школе: любителей «клубнички» ждет реальный срок за детскую порнографию

Арестован виновник скандала в бакинской школе

А если бы закон «О защите прав ребенка» работал, то исход этого эпизода был бы другим, и не столь трагичным для его участников, их родителей и школы. Беда в том, что у нас учитель, которому попадает в руки такое видео, просто не знает, куда с ним идти, и что делать!

Так вот, когда будет работать закон, будет и структура, и кадры, и четкие инструкции того, что и как надо делать в такой или любой другой ситуации.

Мы как UAFA предлагаем разработанные нами механизмы, то есть, разработанную нами четкую систему правил и действий, которые мы готовы обсудить и с представителями Госкомитета по проблемам семьи, женщин и детей, и с НПО, и с Министерством образования. Чтобы затем можно было создать законодательную базу, которую необходимо представить в Милли Меджлис. Когда эта система будет закреплена законодательно и внедрена, то наш прекрасный закон «О защите прав ребенка», наконец, начнет работать! Потому что в нем будут прописаны все пункты о том, что делать родителям, учителям, полиции, представителям НПО и так далее в каждой конкретной возможной ситуации. У всех них будут четкие инструкции и представление о том, что делать и как. И эта система заработает как часы, и тогда таких случаев просто не будет.

- На Ваш взгляд, сколько времени займет внедрение этой системы, в случае, если вас услышат? Другими словами, как долго будет меняться общественное сознание?

- Я думаю, что достаточно быстро. Еще недавно нашей «ментальной» чертой было лихачество за рулем и полное отсутствие ремней безопасности, и никто не верил, что наши водители начнут ими пользоваться. И что мы видим сейчас?  Правильно, все пристегиваются.
Так будет и тут. Когда нет системы, легче сказать, что «ничего не изменится, мы такие ментально». Нет, ментальность – понятие изменяющееся, и только мы сами можем и должны менять ее в лучшую сторону.

Когда будет закон, который будет не просто запрещать те же самые родственные браки, но и объяснять, почему он это запрещает, когда будет закон, объясняющий, почему нельзя бить детей, тогда все изменится. И это реально. Главное – начать предпринимать реальные шаги, а не просто информировать общественность о случившемся. Как ни банально это звучит, но сегодняшние дети – это наше будущее. И я очень надеюсь, что на этот раз нас услышат, потому что завтра может быть уже поздно, - резюмировал С.Насиров.

Натали Александрова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены