1news.az

Narco Karabakh: Наркотранзит через Карабах и иранский фактор – Глава 2

13 Июля, 2019 в 10:30 ~ 15 минут на чтение 5268
Narco Karabakh: Наркотранзит через Карабах и иранский фактор – Глава 2

Информационное агентство 1news.az продолжает публикацию перевода на русский язык глав из нашумевшей книги британского автора Гарольда Кейна «Нарко Карабах» (Narco Karabakh), посвященной исследованию преступной сущности незаконного режима, созданного на оккупированных Арменией азербайджанских территориях.

Перевод осуществлен с согласия автора.

Представляем вашему вниманию вторую главу книги под названием «Иранский фактор».

Примечание:

Данный текст отражает исключительно точку зрения автора. Публикация данного материала не означает, что редакция согласна с данной точкой зрения.

Читайте также:

Narco Karabakh: Добро пожаловать в ад... – ФОТО – ВИДЕО

Narco Karabakh: Незамороженный конфликт – Глава I

* * *

Оригинал главы на сайте NarcoKarabakh.net: The Islamic Republic

«Мы путешествуем на автомобилях или поездах, а экономисты путешествуют по инфраструктуре», - как-то сказала бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер.

Впрочем, нельзя не отметить, что именно она, в определенной степени, являлась одной из тех, кто устроил всю эту заварушку на Южном Кавказе.

Когда она и президент Соединенных Штатов Рональд Рейган вступили в борьбу с Советским Союзом, они открыли настоящий Ящик Пандоры. Затем к ним присоединился Михаил Горбачев, политические махинации которого и привели к возникновению нагорно-карабахского конфликта на фоне крушения СССР.

Спустя четверть века после приостановления активной фазы войны, я и мои спутники задумчиво смотрим на местную инфраструктуру, которой сама миссис Тэтчер не оказала бы особого доверия.

Присев на корточки за большой скалой, вооруженный биноклем, любезно предоставленным мне моим гидом, я вглядываюсь в участок практически неконтролируемой границы между Нагорным Карабахом и Ираном в районе древнего Худаферинского моста, построенного еще в 13 веке.

Мы продвигались к югу от Степанакерта, путешествуя по тихим, почти безлюдным дорогам, оставив главный город Карабаха в темноте. На рассвете мы прибыли в пункт нашего назначения, чтобы воочию убедиться в рассказах о контрабанде «опасных грузов».

Мы прячемся за габаритным валуном, с видом на глубокую долину и реку Араз внизу. Вдали, на другой стороне реки находится Исламская Республика Иран.

Это лишь один из пунктов «пропуска» между Ираном и Нагорным Карабахом. Естественно – пункт незаконный, находящийся вне норм досягаемости международного права. И это как нельзя кстати для тех, кто пользуется такими участками.

На официальном уровне Тегеран заявляет о себе как о честном посреднике, предпринимающем усилия по поиску выхода из тупика между Баку и Ереваном.

Политика Ирана в отношении конфликта и двух главных действующих лиц определяется рядом факторов. Не в последнюю очередь желанием Тегерана предотвратить этнические протесты среди своего многочисленного азербайджанского меньшинства, а также стремлением сбалансировать отношения с Россией и США.

И все же участок границы в районе Худаферинского моста можно рассматривать как пример цинизма. Несмотря на многочисленные усилия, направленные на то, чтобы представить Исламскую республику как оплот мира и дипломатии, в действительности она закрывает глаза на транзит наркотиков и оружия через неконтролируемую границу с соседним государством.

25 сентября 2018 года, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, президент Ирана Хасан Рухани заявил, что мир страдает от безрассудства, и сделал акцент на том, что некоторые страны игнорируют международные ценности и институты. Он назвал Иран «стражем мира, свободного от насилия».

В завершение своего выступления он заявил: «На всей планете вы не найдете лучшего друга, чем Иран, если вы ищете мир». Что это, если не двойные стандарты?

Иран имеет 611-ти километровую границу с Азербайджаном. Их них - 132 километра насильственным путем выведены из-под контроля Баку, представляют собой границу между никем непризнанной т.н. «Нагорно-Карабахской Республикой» и Ираном.

Для сравнения: граница между Аризоной и Мексикой составляет 370 километров, англо-шотландская граница - 154 километра, а военная демаркационная линия на Корейском полуострове - около 248 километров. Суть в том, что 132 километра – это не так мало, и сопоставимо со многими межгосударственными границами, что оставляет достаточно пространства для незаконной деятельности.

Вскоре после того, как шах был отстранен от власти в 1979 году, лидеры революции стали рассматривать национальную гвардию как основного гаранта сохранения достижений исламской революции и противовеса вооруженным силам страны. Верховный лидер аятолла Хомейни лично создавал эту новую силу, - т.н. sepah-e-pasdaran или «армию стражей».

Большинство иностранных правительств называют ее Корпусом стражей исламской революции (КСИР) - силой, которая спустя десятилетия стала ключевым игроком как внутри Ирана, так и во всем регионе.

Правительство Соединенных Штатов объявило КСИР террористической организацией в том числе и по причине поддержки, оказываемой организациям «Хезболла» и «Хамас», а также осажденной сирийской администрации Башара Асада и повстанцам хуситам в Йемене.

Хомейни стремился создать инструмент, который защищал бы революцию дома. Но теперь КСИР превратилась в организацию, которая стремится экспортировать революцию за границу.

С момента своего появления Корпус играет все более значительную роль в самых разных аспектах жизни иранского общества.

С целью обеспечения финансирования этой деятельности, включая огромные ежегодные выплаты суррогатам, таким как «Хезболла» и «Хамас», хуситам и прочим незаконным группировкам, КСИР постепенно трансформировался в государство в государстве, включающее в себя вооруженные силы в размере около 125 000 человек. Это равно числу служащих вооруженных сил Испании.

Сегодня финансирование столь внушительной структуры обеспечивается за счет специально созданного для этих целей промышленно-финансового комплекса.

В августе 2007 года газета Los Angeles Times писала: «Корпус стражей исламской революции незаметно превратился в одну из наиболее значительных политических и экономических сил в Исламской Республике, имея связи с более чем 100 компаниями, которые, по некоторым оценкам, контролируют бизнес с оборотом более 12-ти миллиардов долларов».

По некоторым оценкам, в силу постоянного расширения своих полномочий, КСИР установил свой контроль над морскими, воздушными и сухопутными границами Ирана, что стало причиной многочисленных обвинений в покровительстве контрабанде, осуществляемой через границы страны.

К примеру, телеканал «Аль-Арабия» сообщал в июне 2017 года, что «на протяжении многих лет иранская администрация использовала различные виды незаконной деятельности в своем стремлении нарушить международные санкции, которые были введены по причине несоблюдения Тегераном международных обязательств в рамках развития ядерной программы».

В материале телеканала также указывалось, что «рынок незаконного оборота наркотиков объемом в 320 миллиардов долларов в год, также не остался без внимания КСИР, который прекрасно осознает, что, используя наркотики в качестве инструмента, можно эффективнее бороться с противниками, поскольку они могут убить куда больше молодых людей, чем это возможно на поле битвы».

«По словам представителей служб безопасности, КСИР работает совместно с талибами над созданием сети незаконного оборота наркотиков, которые поставляются на европейские рынки, с целью последующего финансирования боевиков», - отмечал телеканал «Аль-Арабия».

Наркотики действительно могут обеспечить значительный доход.

7 марта 2012 года Финфин США ввел санкции в отношении генерала элитного иранского батальона "Аль-Кудс" Голамрезы Багбани.

В США мотивировали это решение тем, что Багбани позволял афганским контрабандистам провозить на территорию Ирана героин.

Американские чиновники заявили также, что генерал способствовал передаче оружия бойцам афганской группировки «Талибан». Помимо прочего, его обвинили в поддержке контрабанды химических веществ через границу Ирана (данные обвинения спровоцировали ответную реакцию властей Ирана, которые назвали вооруженные силы американцев в регионе террористической организацией).

В марте 2015 года Стивен Хьюз в своей статье, опубликованной в Jerusalem Post, подвел следующий итог обсуждениям на эту тему: «...16 ноября 2012 года Соединенные Штаты добавили муллу Наима Барика, лидера талибов в южно-афганской провинции Гильменд, в список торговцев наркотиками. И хотя при этом не указывалось на непосредственную связь Барика с Багбани, командир талибов предположительно занимался контрабандой героина именно в Иран. [Следует отметить, что] генерал Голамреза Багбани поддерживает контрабанду героина и опия из Афганистана как часть более широкой схемы поддержки терроризма. Данная схема используется для вооружения талибов в Афганистане».

Подобная активность определенных сил в Иране представляет собой не просто деятельность по получения прибыли, но и своеобразную «нарко-войну», которая, как надеются, подорвет Запад.

…Итак, мы наблюдаем за неконтролируемым участком границы между Ираном и оккупированным Карабахом. Здесь, на задворках Европы, 5 неприметных грузовиков вплотную приближаются к границе. Судя по номерным знакам, это иранские автомобили.

«И вот так почти каждый день», - ворчит мой собеседник, местный житель Тигран, пока мы пытаемся разглядеть, что же здесь будет происходить.

Ветеран войны в Нагорном Карабахе, Тигран, по его собственному признанию, боролся за светлое будущее для своей малой родины. Впрочем, всем этим обещаниям, которые щедро раздавали инициаторы сепаратистского движения, не суждено было сбыться.

Тигран (я не называю его фамилии по его собственной просьбе), понимает, что все эти мечты придется отложить в долгий ящик. Возможно, им и вовсе не суждено сбыться никогда.

«Многие мои друзья умерли за эту землю. И зачем? Чтобы эти негодяи в Ереване могли богатеть, используя эту территорию для транзита наркотиков?», - задается он риторическим вопросом.

Еще пара матерных фраз и он завершает свой монолог: «Все, чего мы хотели - это земля и мир».

Это, конечно, несколько странное партнерство – мусульманский Иран и Армения, принявшая христианство еще в 4-м веке.

Генерал-майор Мухаммед Али Джафари является командиром КСИР. Как отмечает «Общественная радиовещательная служба» (ОРС), его называют очень жестким человеком. ОРС также сообщало, что именно Джафари стоял за подавлением т.н. «Зеленого движения», направленного против М.Ахмадинеджата. Его же считают одним из главных адептов антиизраильской линии в политике страны и человеком, всецело поддерживающим ядерную программу.

Он же стоит за поддержкой таких движений как «Хезболла», которую в октябре 2018 года Министерство юстиции США причислило к списку "транснациональных преступных организаций".

И вновь, вернемся к Худаферинскому мосту, где мы прячемся от взоров этим осенним утром.

Тут следует отметить, что данная точка не единственная «калитка» в Нагорный Карабах.

Если вы внимательно всмотритесь в кадры, сделанные со спутников Google, то можете увидеть, что на реке Араз есть несколько таких потенциальных пунктов пересечения, которые наверняка используются в другие дни.

Впрочем, достаточно и простой шлюпки, чтобы пересечь эту реку и вывезти небольшие партии «опасного груза», направляющегося из Афганистана в Европу.

Вне всяких сомнений, эта территория служит транзитной зоной для наркоторговцев. Кто их прикрывает, и кто стоит за этими операциями – понять несложно. Определенно, армянские власти старательно следят за этими операциями, и, как можно предположить, также заинтересованы в их успехе.

Худаферинский мост явно не находится в стороне от этих процессов. Обычные запертые ворота и немного намотанной колючей проволоки создают внешний вид заброшенного объекта. Однако в действительности это не совсем так.

…Пять грузовиков проезжают по иранской стороне долины и припарковываются неподалеку от уцелевшего моста. Группа примерно из 30 человек, в темного-зеленой форме цвета хаки, высаживается из одного из грузовиков. Не берусь утверждать, но с виду они похожи на военных.

То, что мы видим на мосту этим утром, возможно, объясняет, каким образом определенные силы в Иране добывают финансы на спонсирование своих сателлитов в регионе.

Не следует забывать и о том, что все это происходит на фоне изнурительных экономических санкций, оказывающих негативное воздействие на иранскую экономику.

После непродолжительной передышки при президенте Обаме, всего недель назад вступила в силу первая волна санкций президента Трампа.

Итак, люди в униформе разбросаны по мосту, образуя человеческую цепь. Несколько других, вооруженных винтовками, занимают часовые позиции.

Несмотря на то, что мы находимся примерно в полукилометре от этой сцены, в практически пустой долине, где нет никого за исключением нескольких вездесущих коров, люди в форме вряд ли поверили бы в наш рассказ о прогулке обычных туристов. Это несколько пугает.

В течение последующих 20 минут четыре грузовика были оперативно опорожнены, а содержимое аккуратно переправлено на сторону Нагорного Карабаха. Может показаться смешным, но все это выглядит именно так, как нам обычно показывают в сериалах вроде Narcos. Но если только Netflix не задействовал этих людей в съемках своего очередного проекта, то наблюдаемое нами действо уже не кажется таким забавным.

По другую сторону моста груз укладывается в несколько непримечательных автомобилей, охраняемых совсем еще молодыми военными, в форме армии т.н. самооброны Арцаха.

На мое предложение последовать за ними Тигран отвечает отказом. Слишком опасно. Вместо этого мы задерживаемся на какое-то время в долине и лишь потом отправляемся в Степанакерт за чаем и местным деликатесом -лепешками, набитыми травой.

Как сообщала газета «Вашингтон пост» в ноябре 2012 года: «Даже несмотря на то, что западные санкции разрушают экономику страны, некоторые силы в Иране делают деньги на быстрорастущей незаконной торговле наркотиками... Насилие, связанное с наркотиками, обрушилось на Кавказ. Местные чиновники говорят, что вооруженные банды с наркотиками ведут напряженные бои с полицией и пограничниками, иногда используя оружие и военную технику, полученное в Афганистане».

В Азербайджане, северном соседе Ирана, морские патрули в Каспийском море регулярно играют в кошки-мышки с иранскими контрабандистами, которые используют модифицированные скоростные катера. На суше неоднократно задерживались контрабандисты с приборами ночного видения, изготовленными в Соединенных Штатах, а некоторые использовали бомбы и бронетехнику для прорыва через контрольно-пропускные пункты.

«Граница Ирана - это черная дыра», - сказал в беседе с автором этих строк один высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов США, знакомый с незаконным оборотом наркотиков в регионе.

Как уже отмечалось, при этом не исключается и покровительство данной незаконной деятельности со стороны силовиков, тесно связанных с «Хезболла», базирующейся в Ливане.

«Эти организации в настоящее время активно участвуют в мировой торговле наркотиками», - заявил Майкл Браун, бывший руководитель операций Управления по борьбе с наркотиками США, в феврале на слушаниях в Конгрессе. «Это, в свою очередь, создает потенциал для наращивания преступной деятельности в Западном полушарии и в других местах».

Менее чем через час после того, как мы стали свидетелями событий на мосту Худаферин, мы завтракаем в Степанакерте. В это самое время смертоносный груз несется из Ирана на запад, в Европу, предвещая страдания тысяч людей.

Гарольд Кейн

Продолжение следует…

Читайте также:

Гаррольд Кейн: «Из-за Narco Karabakh мне написал помощник президента Армении и звонил конгрессмен США»

Возможно вам будет интересно:

Скачать книгу в формате PDF (на английском языке)

Скачать книгу в формате EPUB (на английском языке)

Читать на сайте (на английском языке)

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены