1news.az

Почему армяне убивали русских чиновников

21 Ноября, 2020 в 21:30 ~ 11 минут на чтение 5461
Почему армяне убивали русских чиновников

Серию статей под заголовком «Армяне и Российская империя: история одного предательства» подготовил доктор философии по истории, ученый секретарь Национального музея истории Азербайджана Фархад Джаббаров.

Представляем пятую статью из этой серии.

На протяжении XIX в. Российская империя, предоставляя армянам широкие привилегии в управлении церковью, организации образовательного процесса, надеялась использовать их в своей национальной политике на Южном Кавказе. Наряду с этим, армянский фактор играл важную роль во внешней политике империи. Власти долгое время закрывали глаза на сепаратистскую и террористическую деятельность армян на территории Османской империи и даже негласно оказывали ей моральную и материальную поддержку, стараясь воспользоваться армянами для ослабления Турции.

Однако вскоре события показали, что дальнейшим замыслом армян является расширение прав самоуправления и распространение его уже на своих соплеменников, живущих на территории России. Такой поворот явно не устраивал правительственные круги России. Они допускали открытую и нелегальную помощь сепаратистам в Османской империи оружием, деньгами, отправкой «добровольцев», постоянное муссирование «армянского вопроса» с целью оказания давления на Стамбул, но когда определенные круги армянства встали на позиции национал-сепаратизма, чреватого опасными последствиями в самой России, правительство стало действовать более решительно.

С усилением армянского национализма, а позднее – терроризма его главным центром становился Эчмиадзинский патриархат, для укрепления позиций которого так много сделала в свое время сама Российская империя. Сосредоточение в руках церкви значительных финансовых ресурсов, ее консолидирующая роль в жизни армян в условиях отсутствия государственности и территории с компактным армянским большинством, стремление сохранить контроль над церковным имуществом и капиталами, а также учебными заведениями не могли не вызвать беспокойство российской власти.

Действия армян и, прежде всего, вызывающее, явно враждебное отношение церкви в 90-х гг. XIX в. и в начале следующего столетия подействовали отрезвляюще на российские власти, когда терпеть уже было нельзя. Требовалось принятие кардинальных мер как для обуздания армянского национализма, так и для ограничения всевластия церкви.

Превращение армянских церковных школ в инструмент воздействия на массы в ущерб интересам стабильности и безопасности на Кавказе было главным побудительным мотивом для пресечения их  антиправительственной деятельности. Добиться этого удалось в конце XIX-начале ХХ вв., когда правительство Российской империи пошло на радикальные меры по изъятию армянских школ из ведения церкви. Следующим шагом по ограничению влияния армянского духовенства стал закон от 12 июня 1903 г., согласно которому устанавливался государственный контроль над имуществом и капиталами армяно-григорианской церкви.

Именно этот закон явился главным катализатором армянского национал-экстремизма. Первое вооружённое столкновение армян с полицией произошло 31 августа 1903 г. в Тифлисе. В этот день, после обедни в армянском соборе, священник Тер-Араратов произнёс в присутствии паствы проклятие российскому императору. Толпа более 2000 человек встретила это криками одобрения, затем были разбросаны антиправительственные прокламации, из толпы начали забрасывать полицейских камнями и стрелять в них. Полиция ответила стрельбой, убив одного рабочего-армянина. С прибытием казаков толпа армян была рассеяна.

В августе 1903 г. столкновения произошли в Елизаветполе. По получении газетного сообщения о передаче церковных земель в ведение казны, местные армяне собрались у церкви. Попытки разогнать толпу оказались безуспешными. Прибывший на место происшествия вице-губернатор А. Ф. Андреев отдал распоряжение стражникам разогнать толпу, но едва последние приблизились, как были встречены градом камней и револьверными выстрелами. За стражниками находилась рота Асландузского полка, которая, не имея возможности стрелять залпами, открыла по толпе одиночный огонь.

Несколько человек из толпы напали на городового и стали наносить ему побои, причём один из армян выстрелом в упор причинил городовому тяжёлое ранение. В результате было убито 7, ранено 27 нападавших. В описанном эпизоде обращает на себя внимание тот факт, что армяне вышли к церкви с оружием, т. е. готовились оказать сопротивление. Во-вторых, стрелять они начали первыми. В-третьих, правительственные силы вначале были настроены не расстреливать толпу беспорядочно, ибо не стали стрелять залпами.

Ожесточённое сопротивление властям оказали армяне в Баку. 2 сентября, по звону колокола, толпа численностью от 2 до 3 тыс. человек собралась в соборе Святого Григория, заняла церковный двор и окрестности. На призыв полиции очистить улицы толпа отвечала насмешками и насилием, стала стрелять в полицию, не пуская её приблизиться. Были вызваны войска, в результате перестрелки убито 5, ранено 12, арестовано 45 армян. Среди войск убитых не было, ранено 5 человек. В соборе заперлись 17 армян, которые, отворив двери, были задержаны. И хотя при них оружия не оказалось, но таковое было разыскано как в соборе, так и в ограде его и церковных зданиях.

23 сентября 1903 г. комиссия по приему церковных имуществ и капиталов прибыла в Эчмиадзин – резиденцию Мкртыча. Возглавлял комиссию вице-губернатор Эриванской губернии князь М.А. Накашидзе. Когда он заявил о необходимости увидеться с католикосом, Мкртыч ответил отказом. Ситуация была напряженной, и М. А. Накашидзе, ввиду непредъявления каких-либо документов и ключей от сейфов, приказал войскам взломать ящики и шкафы, в которых находились деньги.

В результате были изъяты 300 тыс. руб. Эпизод с Эчмиадзинским монастырем продемонстрировал решимость чиновника, на которого была возложена секуляризация, беспрекословно исполнить правительственное распоряжение. Но она дорого обошлась самому М.А. Накашидзе. Армяне занесли его в разряд своих врагов как посягнувшего на главный оплот их национал-сепаратизма и терроризма – Эчмиадзинский монастырь. О том, что армянский комитет постановил убить вице-губернатора, властям стало известно в ноябре 1903 г. С этой целью были приняты меры по его охране. Князь, однако, был убит террористами-дашнаками позже, в мае 1905 г.

Столкновения, происходившие в разных городах и уездах, показывали, что никакие репрессивные шаги не смогут остановить того напора протеста, с которым армяне восприняли известие о переходе под государственный контроль церковного имущества. По большому счету произошло то, на что меньше всего рассчитывало царское правительство: за духовенством и политиканствующей интеллигенцией пошли все слои армянского населения.

Власть столкнулась с оппозицией всего народа, в т. ч. крестьянства, городских купцов, в чьей лояльности она долгие годы себя уверяла. Трудно не согласиться со словами наместника на Кавказе И. И. Воронцова-Дашкова, который констатировал, что секуляризация церковного имущества бросила всех армян, без классового и социального различия, в революционное движение. В террористических актах стали участвовать все армяне – кто деньгами, кто сочувствием.

Тем временем стычки с полицией и войсками во время приёма церковного имущества всё больше происходили при непосредственном участии вооруженных боевиков армянских партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн». К этому времени они уже апробировали методы вооружённого сопротивления властям, пройдя соответствующую «школу» в Турции, владели немалым арсеналом оружия и, самое важное, обрели поддержку среди широких слоёв населения. Без преувеличения можно сказать, что в 1903-1904 гг. Российская империя впервые ощутила на себе горькие результаты многовековой покровительственной политики своему самому «верному» союзнику на Кавказе. Вскоре дала о себе знать и ранее проводившаяся опасная политика заигрывания с армянами и поощрения их к антитурецким действиям.

Как отмечалось в одном официальном рапорте, «…армянская революционная деятельность имеет своей целью борьбу с русским и турецким правительствами. А так как борьба с этим последним не наказуема, то при исследовании каждого преступного деяния исключительно политического характера недостаточно ещё доказать совершение самого деяния, но и то, что оно было направлено именно против русского правительства». Получалось, что власти попросту не могли эффективно противодействовать экстремизму, так как армяне пользовались длительной безнаказанностью за преступления против Османской империи, а теперь умело обставляли свою борьбу против России под лозунги об оказании помощи турецким собратьям.

Местные власти непрерывно отправляли в столицу донесения о ходе приема церковного имущества и стычках с армянами. Эриванский губернатор граф В. Ф. Тизенгаузен докладывал в Санкт-Петербург о сопротивлении населения, которое выражалось в следующих формах: нежелание подписывать протоколы и принимать участие в осуществлении закона, преследование революционными комитетами тех армян, которые выполняли требования властей, и т. п.

Российские чиновники, осуществлявшие прием имущества, столкнулись с серьезными трудностями при претворении в жизнь закона от 12 июня 1903 г. Эти трудности порой, и очень часто, были сопряжены с угрозой для их жизни и безопасности. Вот несколько примеров. Чиновнику Тифлисского управления Министерства земледелия и государственных имуществ (МЗГИ) А. Кидиашвили от армянского комитета было прислано письмо с черной траурной каймой со следующей угрозой: «Уведомляю вас, чтобы вы оставили дело по армянской церкви, а то вам будет плохо, срок 2 месяца».

Чиновники министерства Бадридзе и Шошин, которым было поручено заведовать приемом имущества в Эчмиадзинском уезде, отказались от этого ввиду угроз со стороны армянского революционного комитета. Письмом угрожали начальнику Эриванского управления Павловскому. Армянские террористы напали на лесного ревизора Комаревича, стреляли в него из револьвера и письменно угрожали убийством.

В одной только Эриванской губернии и Карсской области пострадали от рук армянского революционного комитета 22 человека. Были убиты также елизаветпольский вице-губернатор А. Ф. Андреев, сурмалинский уездный начальник А. А. Богуславский, полковник пограничной стражи Быков и др. Не делали армяне исключения и для своих соплеменников: в Эчмиадзине был убит С. Кегамов, пожелавший купить собственность в сел. Вагаршапат, жертвой террора стал армянский протоиерей в сел. Мздок. Были случаи жестокого насилия над жертвами. К примеру, в Карсской области у убитого армянина оказалась отрезанной кисть правой руки за то, что он подписал протокол о приеме в заведывание казны церковного имущества. Труп объездчика Гончаренко с отрезанными ушами был обнаружен в Эчмиадзине.

Самым громким преступлением террористов оказалось покушение на князя Г. С. Голицына – главноначальствующего на Кавказе, человека, олицетворявшего в глазах армян главного инициатора ограничения всевластия церкви и борца с национал-экстремизмом. 14 октября 1903 г. трое террористов партии «Гнчак» напали на Г. С. Голицына и нанесли ему острыми кинжалами раны в голову. Главноначальствующий остался жив, а в июле 1904 г. уехал в Санкт-Петербург и больше на Кавказ не возвращался.

Таким образом, радикальные меры, предпринятые в начале ХХ в. с целью привести в соответствие с законодательством систему образования, установить контроль над деятельностью армянской церкви, обернулись целой серией террористических актов против представителей власти, акциями неповиновения, столкновениями с полицией и войсками. Российская империя столкнулась с угрозой армянского национал-экстремизма, объявившего ей открытую войну.

Читайте по теме:

Армяне и Российская империя: история одного предательства

История одного предательства: Армяне и Российская империя

Армянская церковь — покровительница сепаратизма и экстремизма - ФОТО

Армянский экстремизм в действии: первая мишень – Россия

5 461

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены