1news.az

Покоренный горами. Путь Исрафила Ашурлы: от Эвереста до Антарктиды – ФОТО

10 Августа, 2020 в 16:44 ~ 19 минут на чтение 3574
Покоренный горами. Путь Исрафила Ашурлы: от Эвереста до Антарктиды – ФОТО

Говоря об Исрафиле Ашурлы, в первую очередь приходит в голову то, что он стал первым азербайджанцем, покорившим Эверест - самую высокую точку планеты (8848 метров). Случилось это в 2007 году.

Но сам Исрафил муаллим, как и многие опытные альпинисты, говорит, что вершины не покоряют, на них поднимаются. Поднимаясь на вершину, человек одерживает победу над собой. А гора - она всегда сильнее.

История Исрафила Ашурлы удивительна еще и потому, что, практически, до 30 лет в его жизни не было альпинизма, а сам он считал это занятие смертельно опасным.

С тех пор прошло более 20 лет, а число вершин, на которые поднялся Исрафил Ашурлы, уже и не сосчитать. Он побывал на самых высоких точках каждого из континентов, поднялся на пять «7-тысячников» на территории стран бывшего СССР, получив звание «Снежный барс».  

Достижения, действительно, впечатляют, но Исрафил Ашурлы продолжает работать над собой, ставить новые цели и задачи, к которым планомерно движется.

К интервью с Исрафилом Ашурлы я готовился давно, но пандемия коронавируса внесла изменения в планы. Встретиться лично с прославленным спортсменом не удалось. Азербайджанский альпинист проживает в России и уже долгое время не может приехать в Баку. Тем не менее беседа по телефону затянулась, практически, на полтора часа. Поговорили мы о том, что представляет собой альпинизм в Азербайджане в последние годы, и что необходимо для его развития. Конечно же, И.Ашурлы также рассказал о том, как альпинизм стал для него образом жизни, что он переживает, каждый раз совершая восхождения, как работают организм и мозг человека на высоте 7000-8000 метров, а также о том, что в горы ходят в первую очередь, чтобы вернуться.  

Представляем интервью 1news.az с Исрафилом Ашурлы.

На фото: Исрафил Ашурлы на западной вершине Эльбруса (5642 метра)

Пандемия посмеялась над планами

К сожалению, пока границы не до конца открылись. Поэтому август я планирую провести на Северном Кавказе. Первые 10 дней проведу в альплагере «Безенги», где буду работать инструктором. После этого планирую походить для себя и изучить район. Хочу побывать на новых вершинах. В конце августа я должен буду вести группу как гид-проводник на Эльбрус.

В этом году из-за пандемии коронавируса пришлось сильно пересмотреть свои планы. В 2019 году я каждый месяц совершал какие-то восхождения. Пандемия посмеялась над планами всего человечества.

Но для меня самая большая печаль – я не могу попасть в Баку. У меня там группа, с которой я начал заниматься в начале года. В основном я преподаю за рубежом. Поэтому для меня было делом чести делиться опытом со своими соотечественниками. Мы должны были совершить восхождение на одну из вершин в Азербайджане. Надеюсь, в сентябре я смогу приехать и присоединиться к своей группе.

Альпинизм в Азербайджане

Какое-то время назад я возглавлял Федерацию альпинизма страны, поэтому с моей стороны будет как-то некорректно комментировать работу других. Но у меня такое впечатление, что вообще ничего не делается.    

Я не вижу развития альпинизма. Я начал заниматься альпинизмом, уехав из Азербайджана и попав в среду сильных альпинистов. Да, я хожу с флагом Азербайджана, но это нельзя считать достижением азербайджанского альпинизма. Как альпинист я состоялся и продолжаю свое развитие за пределами страны. В моем понимании, если ты являешься инструктором и кому-то преподаешь, то должен сам уметь ходить серьезные маршруты.

Нужны и сильные спортсмены, которые не факт, что станут инструкторами. Должны быть и люди, просто одержимые горами, но которые, возможно, и не хотят стать сильными спортсменами. Им достаточно просто ходить в горы. Но, в целом, все это я и называю развитием альпинизма. Нужна площадка, попав на которую, человек сможет выбрать тот или иной путь. Это я вижу, к примеру, в России, но не в Азербайджане.

Когда я объявил об открытии школы в Азербайджане, ко мне записалось очень много людей. Правда, большая часть из них быстро отсеялась по тем или иным причинам. Но образовалась группа, с которой мы начали заниматься. То есть, пусть и небольшой, но интерес у наших ребят есть. Но нужна площадка, которая позволит желающим открыть для себя дверь в мир гор. У нас, к сожалению, пока нет культуры массового выезда в горы. Поэтому необходимо это рекламировать.

В соседнем Иране эта культура сформировалась. Для них вполне нормально пойти в поход в выходной день. И речь не идет о высококлассных спортсменах, а о простых любителях. Также у них работают местные производители недорогого снаряжения, оборудования, одежды. У нас, к сожалению, такой базы нет.

Как следствие, Иран начал серьезно продвигаться в классическом альпинизме, а также в спортивном лазании, которое вошло в программу Летних Олимпийских игр. У них очень сильная команда, занимающая призовые места в чемпионатах мира. Собственно, как и в ледолазании.

В Азербайджане возможно положительное движение в этом направлении. Для этого нужны сподвижники. Больше всего в альпинизме зарабатывают гиды. Инструкторы – это те же тренеры - учителя, они не зарабатывают серьезных денег. Но очень многое зависит именно от инструкторов. Это люди, которые приводят человека в спорт, учат его и развивают его лидерские качества. Это то, что могло у нас происходить, но чего я не вижу.

У нас нет своей школы инструкторов, но этому можно обучиться в соседней России, что я и сделал в 2017 году. Инструктор может получить категорию Международной федерации альпинизма. Уже третий сезон я работаю инструктором. В Азербайджане есть люди, которые занимаются этим. Но делают это так, как им видится правильным. Но кто проверял их знания, и кто дал или не дал им право вести и обучать людей, это очень большой вопрос.

У нас была прекрасная старая гвардия, которая растила альпинистов. Это - Расим Джафаров, Эльдар Джафаров, Вагиф Оруджалиев и другие. У нас были сильные инструкторы, окончившие еще советскую школу инструкторов. Но кто-то уехал, кому-то уже много лет и для них уже сложно ходить в горы. А преемственности нет.

На фото: Исрафил Ашурлы и Фируз Дадашов. Вторая по высоте вершина Европы - Дых-тау (5204 м).

Альпинистом становятся в горах

Альпинизм сильно отличается от многих видов спорта. Здесь на первое место выходит сила духа, умение терпеть. Конечно, должна быть хорошая физическая подготовка, выносливость в первую очередь. А также отработанные технические навыки. Лучшим полигоном для отработки всего этого являются горы. У нас есть очень неплохие горы, которые сейчас стали более доступны.

Но для альпинизма нужно снаряжение, порой дорогостоящее. У нас к тому же выбор не такой большой, что объясняется низким спросом. Я преклоняю голову перед энтузиастами, которые находят возможность привозить снаряжение в Азербайджан.

К сожалению, наши альпинисты не могут выезжать далеко, так как это дорогое удовольствие. Нужно покупать билеты, оформлять разрешения. Да и уровень подготовки многим не позволяет. Хотя желающие есть. Все-таки альпинизм – это немного дорогой вид спорта. Поэтому в странах Запада нет той массовости, которая была в СССР, исключение составляет лишь Германия.

В такой ситуации, если человек одержим, то он найдет время, возможность и средства, чтобы пойти в горы. Как минимум, на территории страны. А вырабатывать навыки, терпение, умение работать в плохую погоду можно даже в Баку, на «разинской горке» или на скалах в Нардаране.

На фото: Исрафил Ашурлы и его первая наставница Руфина Арефьева

Путь Исрафила Ашурлы

Мой первый опыт датируется 1999-м годом. Мой двоюродный брат предложил мне присоединиться к группе, которая собиралась совершить трекинг в индийских Гималаях. Тогда я вообще не знал, что такое трекинг. Более того, не понимал, как люди могут идти в горы за свои деньги и подвергать себя риску. Но предложение брата моментально принял. Произошла какая-то химия.

Мне повезло, что руководителем группы оказалась уже покойная мастер спорта СССР Руфина Арефьева. Тогда нашей конечной точкой был перевал Гоча-Ла (5100 метров). Расположенный у подножья третьей по высоте вершины в мире – Канченджанги (8586 метров). Когда я смотрел на нее и слушал рассказы Руфины Григорьевны об экспедициях на эту гору, то представить не мог, как туда мог подняться человек и самое главное - зачем?

Мы переночевали на том перевале. Акклиматизация на такой высоте всегда проходит тяжело, но мне эти ощущения понравились. Когда мы возвращались, я попросил Руфину Арефьеву снова взять меня в горы. Этим же летом я приехал в альплагерь в Таджикистане за знаниями. Там же оказался легендарный Владимир Шатаев. Он и помог мне увидеть свой путь в альпинизме. Тогда мне было 30 лет. В этом возрасте многие уже оставляют это занятие, а я только начал. С тех пор продолжаю развиваться, и желание ходить в горы становится только сильнее и сильнее. У меня были правильные учителя, и возможно это сыграло роль в моем спортивном долголетии.

В Азербайджане у начинающих нет таких возможностей, нет такого количества профессиональных наставников, нет истории азербайджанского альпинизма, высоких достижений. В советское время наши альпинисты зачастую совершали восхождения высшей категории сложности в составе других – например украинских команд. Увы, наших представителей не было в составе легендарной эверестовской сборной.  

На фото: Исрафил Ашурлы на высочайшей точке Южной Америки – Аконкагуа (6962 м)

7 величайших вершин континентов за 8 лет         

О программе «Семь вершин» я узнал позже (Исрафил Ашурлы поднялся на семь вершин 6 континентов за период с 1999 года по 2007-й). Эту программу также называют проектом миллионеров. Тогда отправиться на Эверест (8848 м), к примеру, было не так дорого, как сегодня. Но самым дорогостоящим всегда был Массив Винсона (4897 м) в Антарктиде. Туда не просто было попасть. Это изумительное по красоте место. И мне с детства хотелось побывать там.  

Когда я сходил на третью вершину из семи, то узнал, что есть такой проект. Но самой заветной мечтой для меня был на тот момент Эверест. Когда я, едва начав заниматься альпинизмом, задал Владимиру Шатаеву вопрос, смогу ли я взойти на Эверест, он деликатно ответил, что над этим надо поработать. Хотя на тот момент, скажи он «нет», я бы оставил эту затею. И тогда у меня появилась цель – Эверест. Но чтобы подняться на самую высокую точку мира, нужно готовиться к этому, поднимаясь на 5-тысячники, 6-тысячники, 7-тысячники.

Когда я попал в Антарктиду, то уже двигался по программе «Семь вершин». И чтобы завершить ее, мне осталось осуществить свою давнейшую мечту – Эверест. Эта вершина стала седьмой по счету.

По ходу осуществления этого проекта я услышал о программе «Снежный барс». Альпинисты, взошедшие на пять высочайших вершин бывшего СССР, удостаивались почётного титула «Снежный барс». С 2004 года по 2009-й мне удалось взойти на все пять вершин. В Азербайджане до меня этого никто не делал даже в советское время. Самая тяжелая из вершин – суровый пик Победы, многие считают даже Эверест более легким. Бывают годы, когда на пик Победы не поднимается ни один альпинист, но при этом гора забирает жизни людей. Я считаю, что «Снежный барс», проект не менее значимый, чем «Семь вершин».

Альпинизм – это возможность исследовать мир 

Каждый выезд в горы – это путешествие. До определенной точки вы добираетесь на самолете, потом на машине. Дальше порой пересаживаешься на лошадей или продолжаешь путь пешком. Есть выражение, что в альпинизме главное не восхождение, а подходы к той или иной вершине. Зачастую, чтобы попасть в базовый лагерь, который находится на высоте 5 тысяч метров, человек проходит различные климатические зоны. В начале пути могут быть джунгли, далее леса, кустарники. А потом начинается царство снега, камней и льда. Все это крайне интересно. Альпинист видит первозданную природу с минимальным вмешательством человека.

Горы – это стихия, которая всегда оказывает определенное влияние на человека, вызывая те или иные эмоции. В хорошую погоду – здесь очень красиво. Когда бушует непогода – это филиал ада. Поэтому надо понимать, что альпинизм – это очень опасное для жизни занятие, вне зависимости от вашего уровня мастерства. Стихия всегда сильнее вас. 

Я попадал в различные ситуации. Некоторые до сих пор вспоминаю со страхом, хотя он, как правило, приходит позже. В момент опасности страх мотивирует тебя к действиям.

Альпинист должен уметь принимать решения, иначе это будет последним, что он сделал или не сделал в жизни. Большинство трагедий, которые произошли в горах, связаны именно с человеческим фактором - неправильное решение, неверный расчет или неверное понимание рельефа в изменившихся погодных условиях. Но бывают вещи, на которые мы повлиять не можем. Кстати, сход лавины, в принципе, предугадать можно. Но возможен внезапный ледовый обвал на маршруте или камнепад, вызванный землетрясением.

Альпинист должен уметь принять решение вовремя повернуть назад

Когда вы вступаете на территорию высоких гор, в организме начинаются особые процессы. Сильнейший в техническом плане подготовки альпинист может иметь порог адаптации к высоте. Таких примеров не мало. И для таких людей путь в высотный альпинизм закрыт, никакое мастерство им не поможет.

Если на высоте вы заболели или что-то пошло не так, это может привести к очень печальным последствиям. После Канченджанги у меня было ощущение, что высота мне дается легко, и все, что ниже не доставит хлопот. Это было ошибочное мнение. Во время одного из последующих восхождений на самый низкий восьмитысячник, я серьезно заболел на высоте 6800 метров. У меня начался отек легких, и я чудом смог спуститься. Там не было ни вертолетов, ни спасательных служб. Мне пришлось ползти вниз в течение полутора суток, чтобы добраться до базового лагеря, где мне могли оказать помощь. Это был очень тяжелый момент, и тогда я осознал, как ошибался.

Находясь на какой-то экстремальной высоте, человек должен понимать, насколько это опасно. Деньги всегда можно найти, чтобы повторить восхождение, а вот здоровье, а то и жизнь, можно потерять навсегда. Нужно уметь слушать организм и вовремя принимать решения. Решение о том, что надо повернуть вниз, залог того, что вы останетесь живы. Не повернув вниз, можно добраться до вершины, но не всегда удается после этого спуститься. Конечно, это очень тяжелое решение после всех приложенных усилий, но жизнь важнее. Альпинист идет в горы, чтобы взойти и вернуться живым и здоровым.

На фото: Исрафил Ашурлы на вершине Эвереста

Эверест

Эверест один. Это - самая высокая точка планеты. И туда стремится каждый альпинист. В тот момент, когда я стоял на вершине, наверняка не было человека счастливее меня. В тот день я смог подняться на вершину первым из всех групп, шедших на вершину с южной и северной стороны, несмотря на то, что у меня порвалась кислородная маска, и я не полностью получал кислород из баллона. Но мотивация была запредельной.   

По дороге я ловил себя на мысли, что все получается как-то слишком легко. Но это скорее была эйфория. Потому что в реальности это было тяжело. Рассвет я встречал на вершине. Это непередаваемые ощущения. В тот момент выше не было никого и ничего. На такой высоте летают лишь самолеты.

Но даже в тот момент расслабляться было нельзя. Большое количество трагедий на Эвересте происходит во время спуска. Я был сосредоточен на этом и спустился аж до передового лагеря, чтобы быть в полной безопасности.

Для меня Эверест всегда будет вершиной номер один. Хотя у меня были вершины ниже и гораздо сложнее.

Эверест стал для меня целью еще и после того, как я прочитал информацию об экспедиции «Кавказ-99», в составе которой был наш соотечественник Саридан Мурсагулов. Они штурмовали Эверест, но из-за болезни С.Мурсагулов был вынужден остановить свое восхождение на высоте 7500 метров. Никто не вправе его за это осуждать. Его товарищи по команде - грузинские альпинисты подняли за него над вершиной вымпел Азербайджана.

После этого у меня укрепилась уверенность в том, что я просто обязан подняться на Эверест. Надо, чтобы наш флаг поднял наш гражданин. Есть вещи, которые мы должны делать сами. До экспедиции я встретился с Сариданом Мурсагуловым, он пожелал мне удачи и подарил свои варежки.  

Для меня большая честь и счастье быть первым азербайджанцем, поднявшимся на Эверест. Хотя у нас на тот момент были были более достойные альпинисты, например, Акиф Рустамов, который всегда был и будет на шаг впереди меня.

Правда об Эвересте  

Во-первых, хочу сказать, что фильм «Эверест» Балтазара Кормакура снят на основе реальных событий 1996 года, когда погибло большое число альпинистов двух коммерческих экспедиций. Все, что там описывается, правда. С каждым годом число людей, для которых Эверест становится доступным, растет. Благодаря коммерческим экспедициям.

Я к Эвересту готовился, повышал свой опыт высотного альпинизма. Сейчас зачастую бывает так, что люди не имеют никакого высотного опыта, а имеют лишь желание и деньги. Коммерческие компании их не сильно отговаривают. Им объясняют риски, они подписывают документы и отправляются в такую экспедицию.

В 2007 году я отправился на Эверест в составе международной группы, где было 10 восходителей. Из них лишь двое не имели должного опыта и подготовки. Тогда взойти смогли все. В прошлом году, когда я вернулся в Гималаи после 5-летнего перерыва, то увидел, как изменился процент числа неподготовленных, мне стало страшно. Сейчас из 10 человек даже один едва ли имеет какой-то серьезный опыт и знания. У человека есть деньги, и он целиком полагается на гида-проводника. Все это таит в себе большую опасность.               

Почему люди ходят в горы?

Точного ответа, почему люди ходят в горы, нет. Поэтому ответ: «В горы ходят, потому что они есть», - считается классическим. В горы ходят для самореализации, преодоления себя. Горы они самодостаточные, и им нет дела до того, кто на них лезет. Они стояли до нас и будут стоять, когда нас на этой земле уже не будет.    

Теймур Максутов

3 574

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Спорт

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены