1news.az

Теймур Гаджиев о своем новом фильме «Şanxay, Bakı», проблемах кинематографа и творческих планах

18 Марта, 2016 в 12:52 ~ 8 минут на чтение 5131
Теймур Гаджиев о своем новом фильме «Şanxay, Bakı», проблемах кинематографа и творческих планах

Теймур Гаджиев — молодой азербайджанский кинематографист в послужном списке которого «Двухнедельник режиссеров» в Каннах, участие в Palm Springs ShortFest — крупнейшем фестивале короткометражных фильмов Северной Америки, а также резидентура в летней академии фестиваля в Локарно.

Новый фильм Теймура «Şanxay, Bakı» вошел в конкурсную программу Tampere Film Festival – одного из самых важных кинофестивалей короткометражного кино в Европе.

«Şanxay, Bakı» — это жизненная, местами трогательная история жизни девушки Розы и ее близких, собранная из записей любительской камеры, видеорегистратора, смартфона и прочих гаджетов.

- Итак в каких фестивалях участвует ваш фильм?

- 11 марта 2016-го года состоится мировая премьера нашего фильма на фестивале в Тампере (Финлядия). Это важнейший фестиваль короткометражных фильмов в Европе, наряду с фестивалями в Клермон-Ферран (Франция) и Оберхаузене (Германия).

Также фильм был отобран в конкурс фестиваля «Шелкового Пути» в Дублине и будет показан на Международном Кинофестивале в Вильнюсе.

Кроме того, мы получили приглашения еще от нескольких фестивалей, но пока не можем опубликовать от каких именно. 

- Фильм снят в популярном сейчас жанре «мокьюментари». Вы выбрали именно этот художественный метод из-за ограничений в бюджете?

- Я не совсем согласен с тем, что этот фильм снят в стиле «мокьюментари». На мой взгляд, достаточно очевидно, что данный фильм не является документальным, и налицо постановочность сцен. Ограниченность в средствах, несомненно, сказалась на производственных особенностях картины, но главная причина по которой был выбран такой тип повествования — это желание постараться показать нечто новое, попробовать новый киноязык, или хотя бы нащупать свежий акцент в языке.

Я попытался наглядно показать, что современная нам реальность фиксируется самыми неожиданными приборами — это может быть и мобильный телефон, и камера видеорегистратора, уличная камера наблюдения, камера свадебного оператора, а также домашнее видео. Теперь я вижу, что попытка рассказать целостную историю удалась.

Хотя во время съемок я серьезно волновался, что некоторые сцена попросту не смонтируются друг с другом. А именно, статичные сцены — камеры наблюдения, а также видеорегистратора в машине, — с рваным темпом ручной камеры одного из героев. Однако удалось все сделать правильно и в этом большая заслуга моего друга и виртуозного монтажера Руфата Гасанова, который, кстати, является сопродюсером «Шанхая, Баку».

- Сколько занял весь процесс создания фильма от работы над сценарием до окончания монтажно-тонировочного периода?

- Начали мы в августе 2014-го года, а завершили рендер мастер-файла в марте 2015-го — т. е. вся работа заняла семь месяцев.

- Вы продолжите использовать данный художественный метод?

- Скорее всего нет; не хотелось бы паразитировать на одном и том же приёме. Кроме того, хочется сделать нечто волнующее с точки зрения сюжета и попытаться взять новую планку в работе с актерами. Поэтому на какое-то время следует повременить с эспериментальными выходками (смеется).

- У вас есть профессиональные опасения по поводу перехода на полный метр? Не боитесь потерять темп?

- Опасения потерять темп есть конечно, но они не существенны. Вообще, я всегда стараюсь улучшать качество своей работы дабы избежать застоя и деградации. То, что я делал до сегодняшнего дня — это, по сути, разминка. Реальные дела еще впереди.

- Кино для вас пока не является заработком?

- К сожалению пока нет, но я надеюсь, что будет. Иногда, конечно, накатывает волна пессимизма и руки сами собой опускаюся, но в итоге какая-то сила все же тащит меня дальше, иначе я давно уже бросил бы это неблагодарное дело (смеется).

- А как обстоят дела с вдохновением?

- В кинематографе, впрочем, как и в любом творческом процессе,  действует простой принцип: можешь не снимать — не снимай. 

Важнейшей частью съемочного процесса  — наряду с вдохновением и иными тонкими элементами, — является взаимодействие внутри творческого коллектива, и если вдруг у тебя сдают нервы, или же охватил острый приступ тупоумия, хорошая команда не оставит тебя в такой ситуации, и вытянет на себе этот участок работы. Главное — не злоупотреблять этим (смеется).

К сожалению, у нас в стране крайне мало примеров успешной командной игры, это видно и по нашим спортивным победам — как правило это индивидуальные виды спорта: шахматы, борьба, бокс, т.п. Хочется верить, что эту тенденцию можно изменить.

- Не сложно ли вам искать компромиссов в творческом процессе?

- Кино — это всегда результат коллективных усилий, где ты и съемочная группа взаимозависимы. Да, бывают и столкновения интересов, и даже конфликты, что само по себе не всегда плохо и даже может пойти на пользу проекту.

Для меня не проблема прийти к компромиссу в каком-либо вопросе, если я вижу, что предлагаемое мне творческое решение в итоге окажется лучшим для фильма, чем то, что я планировал сделать изначально.

- Я не люблю этот дежурный вопрос, но все же задам его: каковы ваши творческие планы?

- Должен с определенной долей сожаления отметить, что дальнейшие мои планы в сфере кино не связаны с нашей страной. Тот факт, что у нас до сих пор нет ни одного (!) кинофестиваля не поддается осмыслению (в Армении – 8, в Грузии – 4). Также весьма любопытным фактом является то, что львиная доля успехов азербайджанского кинематографа (как артхаусного, так и коммерческого) происходит вне официального поля, вне министерства культуры и туризма, и вне киностудии Азербайджанфильм.

Азербайджан до сих пор не подписал соглашение с «Eurimages» — влиятельнейшим фондом поддержки кинематографии при Совете Европы.  И это несмотря на то, что есть утвержденная Президентом в 2007-м году «Государственная программа развития азербайджанского кино на 2008-2018 годы». Нет нужды говорить, что грузины и армяне являются членами этой организации и пользуются всеми ее благами для развития кино своих стран.

У нас же ситуация такова, что все те, кто добивается хоть каких-то результатов международного уровня, просто покидают страну и это очень досадно. 

- Что для вас важнее в вопросе участия в международных кинофестивалях - личное участие, так сказать, амбиции, или же участие в них нашей страны через вас?

- Очень важный вопрос, который требует максимальной откровенности. Не только я, но все азербайджанские кинематографисты так или иначе представляют нашу страну на всех международных мероприятиях. И действительно, многие фестивали отбирая наши работы стремятся показать не только то, что мы — кинематографисты умеем в своём ремесле, но и дать возможность своим зрителям увидеть под необычным углом ту страну, которую мы представляем.

Однако, необходимо понимать такую простую вещь как творческий рост художника и увеличение масштаба его работ. Проще говоря, большое кино практически невозможно сделать без серьезной материальной поддержки и если в нашей стране не найдутся люди, которые всерьёз возьмутся за эту отрасль, то утечка мозгов неизбежна.

Как замечательно сказал по этому поводу наш крупнейший киносценарист Рамиз Фаталиев: «Я уверен, что Руфат Гасанов и Эльвин Адыгёзяль в будущем станут гордостью кинематографа, единственный вопрос — какой страны?».

Беседовал Магеррам ЗЕЙНАЛ

Сокращенная версия интервью была опубликована в журнале «REGION plus»

5 131

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены