1news.az

Тимур Шафир: «Журналисты не дали миру скатиться в паническое безумие» - ФОТО

14 Июля, 2020 в 13:13 ~ 13 минут на чтение 2452
Тимур Шафир: «Журналисты не дали миру скатиться в паническое безумие» - ФОТО

В последнее время популярность СМИ на мировой арене значительно возросла – общественность постоянно отслеживает локальные и зарубежные новости касательно распространения COVID-19, вводимых ограничений и статистики заболевших по всему миру.

Для журналистов этот период выдался крайне загруженным, учитывая огромный и зачастую противоречивый информационный поток, который нужно проанализировать и отфильтровать, чтобы не вводить читателей в заблуждение.

Мы обсудили эти и другие сложности работы сотрудников СМИ с Тимуром Шафиром – вице-президентом Международной федерации журналистов и секретарем Союза журналистов России.

Тимур - бакинец, на данный момент проживает в Москве. Он рассказал 1news.az о текущем положении дел непосредственно в России, а также поделился своими соображениями по поводу того, существует ли свобода слова в международной журналистской практике, какие черты отличают профессионального сотрудника СМИ и какие действия осуществляются соответствующими структурами по защите прав представителей этой профессии.

- В свете сложившихся обстоятельств хотелось бы начать с актуального. Какова, по Вашему мнению, роль журналистов в борьбе с коронавирусом? Учитывая, что до сих пор множество людей не верят в эту болезнь и считают сотрудников СМИ распространителями дезинформации.

- Мы с вами сразу упираемся в небольшую загвоздку. Вы сказали, что «множество людей считают сотрудников СМИ распространителями дезинформации». Основываясь на том, что я видел в России, мог бы сказать, что в период пандемии роль так называемых традиционных СМИ – печатных изданий, телевидения, радио резко усилилась и доверие к ним возросло. Потому что вне зависимости от того, как быстро развиваются цифровые технологии, как быстро внедряются новые средства публикации и обмена информацией, традиционные СМИ все-таки сохраняют приверженность классической работе.

Что значит «классическая работа»? Она заключается, в принципе, в одной фразе: проверка фактов и источников. Соответственно, в период пандемии традиционные СМИ выдавали, может, более дозированную информацию, но зато более реальную. И распространение «фейков», истерии и панических сообщений относительно пандемии исходило, в основном, даже не от новых СМИ, таких как веб-сайты, а преимущественно от анонимных Telegram-каналов.

В России это средство стало очень модным. У многих Telegram-каналов подписчики исчисляются сотнями тысяч, но тем не менее они остаются анонимными. Конечно, ими было осуществлено огромное количество взбросов непроверенной информации, которые заставляли людей нервничать, а иногда даже смеяться, потому что эти взбросы были порой абсолютно курьезными. Но в целом доверие к СМИ не пошатнулось. Роль СМИ в период пандемии, как и в любой другой кризисной ситуации, остается крайне высока.

- Вы упомянули о панике, которая появилась среди населения. Действительно, перед журналистом в этом вопросе всегда стоит дилемма. С одной стороны, работа журналиста – информировать общественность о злободневных темах, с другой - подача информации должна быть такой, чтобы общественность не впадала в панику. Как же найти золотую середину?

- Золотую середину человечество ищет всю свою историю, не только в журналистике, но и во всех остальных сферах деятельности, и преимущественно безуспешно. Мне кажется, профессиональный журналист должен руководствоваться теми же принципами, которыми руководствуется врач. Это принцип «не навреди». Да, объем информации и скорость ее передачи важны, но в современных условиях, когда влияние СМИ огромно, огромен может быть и вред, причиняемый взбросами ошибочной и непроверенной информации.

Беседуя со студентами факультета журналистики, молодыми ребятами, которые только приходят в эту профессию, я всегда говорю: если вы хотите стать профессионалами, а не какими-то «хайпожорами», вы должны проверять информацию. Эта работа подразумевает тщательную и детальную проверку источника информации, поиск нескольких источников информации и определенную аналитику всей той информации, которая к вам поступает. Умение сделать это качественно и оперативно и есть главный критерий профессионализма.

Опять-таки в случае с пандемией коронавируса паника, беспокойство, тревога и страх людей вполне оправданы, потому что с таким мы еще никогда не сталкивались. Понятно, что была эпидемия чумы в средние века, был испанский грипп в начале 20 века, но тогда не было такого количества СМИ и информации, которую сейчас просто вываливают ежедневно на головы людей.

Стоит отметить, что в принципе и в России, и в Азербайджане, и в Европе, и в других странах люди с этим нечеловеческим объемом жуткой информации справились довольно неплохо. Когда твой день начинается с новостей о статистике заболевших и умерших и заканчивается введением каких-то ограничений, это вполне может привести к массовым помешательствам, неконтролируемым бунтам, нападениям и всему остальному. К счастью, мы ничего подобного не наблюдали, поэтому людям надо отдать должное. Журналистам, которые работали непосредственно в этой ситуации и показали свой профессионализм, тоже надо отдать должное, потому что они не дали миру скатиться в это паническое безумие.

- Как Вы оцениваете работу журналистов в различных странах в период пандемии? С какими трудностями они сталкиваются? Достаточно ли они сами защищены?

- Мы в России сидели в режиме самоизоляции, но работа наша не прекращалась. Учитывая, что у нас очень много связей по линии Международной федерации журналистов, за это время мы контактировали с зарубежными коллегами и проводили большое количество онлайн-мероприятий посредством ZOOM и других новых технологий. Я не могу сказать, что на деятельность журналистов тех регионов, с которыми мы контактировали, было наложено жесткое табу. К примеру, в ряде стран Западной Европы, включая Италию, которая практически пострадала больше всех, работники СМИ имели достаточную свободу передвижения и возможность освещения происходящих событий.

В России также не было ограничений для журналистов по профессиональному признаку – напротив, наблюдалась определенная поддержка работающих по данной теме. Журналисты были причислены к категории сотрудников, которые, несмотря на все ограничения, имели право свободного передвижения. Официальная информация из Оперативного штаба по борьбе с коронавирусом поступала на постоянной основе и обновлялась в течение десятка минут. Существовала горячая линия, проводились удаленные брифинги для журналистов, они могли работать при соблюдении всех правил безопасности в построенных госпиталях, изоляционных центрах для зараженных. И если они испытывали в этом плане какие-то неудобства, то, на мой взгляд, наравне с гражданами.

- Часто ли Вам приходится по долгу службы или по собственному желанию читать азербайджанские сайты? Сложилось ли у Вас, как у человека, который не находится в Азербайджане, целостное представление о положении с COVID-19 в нашей стране?

- Я читаю азербайджанские СМИ не только по профессиональному долгу, а также по зову сердца, потому что родился и воспитывался в Баку, и Азербайджан – наша общая Родина. Кстати говоря, ваше издание я читаю первым, и это не комплимент, а констатация фактов. Поэтому я могу сделать определенный вывод из всего прочитанного за период пандемии.

 Я слышал множество мнений из нашей республики. Часть людей говорили, что ограничительные меры были введены поздно, часть говорили, что они были введены не в достаточной мере. В этой ситуации, когда никто не знал, с чем столкнулся, опыт появился в международной практике разный. В России, например, были введены средние ограничения – здесь не было карантина, была только самоизоляция. В ряде провинций Китая, как мы знаем, просто выпустили на улицы танки и загнали людей по квартирам, то есть, работали жесткими методами. В Беларуси вообще объявили, что никакого карантина и ограничений не будет, мнение руководства было таково, что бороться с этой болезнью бессмысленно.

На мой взгляд, меры, вводимые в Азербайджане, в той или иной степени соответствовали необходимости и тенденциям, которые наблюдались в остальных странах. Мне сложно отсюда судить, насколько эффективны они были, но опять же, оборачиваясь на статистику Италии, Испании и других западноевропейских стран, не говоря уже о Бразилии и США, где статистика заболевших переваливает за все мыслимые пределы, мы видим, что могло быть гораздо хуже.

В любом случае хотелось бы пожелать всем гражданам Азербайджана скорейшего завершения пандемии и возвращения к нормальной жизни. Надеюсь, не за горами день, когда людям не нужно будет думать о том, ожидается ли вторая волна, какие ограничения снимут, а какие нет, и они смогут заниматься своими привычными делами, будучи уверенными в завтрашнем дне.

- Недавно на своей странице в Facebook Вы посвятили пост событиям в Америке в контексте того, что в ходе беспорядков, спровоцированных убийством афроамериканца Джорджа Флойда, были нарушены права журналистов. Хотя Америка считается эталоном свободы СМИ. Это своеобразный стереотип, который сложился у мирового сообщества, или в данном конкретном случае ситуация просто вышла из-под контроля?

- Это довольно емкий вопрос, который требует не менее емкого ответа. Мы очень плотно работаем с рядом американских организаций, занимающихся и защитой прав журналистов на территории страны, и отслеживанием происходящих событий в нынешней ситуации. Статистика, которая на данный момент зафиксирована в США по фактам нападений и атак на журналистов, пальбы резиновыми пулями, использования нервнопаралитического поражающего газа и всего остального, просто зашкаливает. На 1 июля, по данным некоторых американских институтов, занимающихся мониторингом, уже зафиксировано более 500 случаев.

Конечно, Америка на протяжении многих лет считается эталоном свободных СМИ, определенной журналистской вольницы. Никакого политического подтекста в моих словах нет, здесь есть только профессиональный взгляд человека, который достаточно давно занимается этим вопросом, но мне все-таки кажется, что в этом мнении присутствует… определенный момент Голливуда что ли.

Безусловно, американские журналисты, как мало кто в мире, умеют отстаивать свои права. Система коллективных договоров, противодействия владельцам СМИ во многих печатных изданиях и вещательных СМИ Америки имеет место быть. Но я не могу на данный момент сказать, что эта страна представляет собой эталон свободной журналистики. Ограничения, вводимые глобальными американскими медийными холдингами на информационную картинку, которая формируется у местного зрителя и читателя и транслируется на весь остальной мир, огромны. И если журналист может успешно отстаивать свои права и бороться с проблемами в отношении себя, то повлиять на эту общую картинку практически никто не в силах.

Поэтому здесь наблюдается двойственный момент. На определенном уровне – да, Америка является эталоном борьбы за свободу непосредственно журналиста, но не свободу журналистики в целом. Хотя, есть ли эта свобода в принципе или нет – вопрос для большой дискуссии, которая постоянно нами ведется, в том числе с участием американских коллег.

- Касательно нарушения прав журналистов в США Вы также написали на своей странице: «Международная федерация журналистов приложит все усилия, чтобы наш голос услышали на ближайшей Генассамблее ООН». Это заседание уже состоялось? И вообще, насколько эффективна деятельность подобных журналистских организаций в решении тех или иных проблем? Можете ли Вы привести какие-нибудь примеры?

- Это заседание не состоялось в связи с пандемией. Тем не менее, отложенное – не значит забытое. Этим вопросам продолжат заниматься.

Насчет эффективности журналистских организаций могу сказать так – они не ведут теоретическую борьбу «за все хорошее против всего плохого». К примеру, Международная федерация журналистов, которая во всем мире имеет свои национальные союзы, занимается конкретными делами – защитой прав СМИ и людей, в них работающих. Один из ее лозунгов звучит довольно интересно: «Не может существовать никакой свободы слова, если журналисты живут и работают в условиях бедности, коррупции и страха». То есть, прежде чем громогласно трубить о свободе слова, журналиста надо защитить социально, финансово, а иногда и физически.

Что касается направленных на это действий, приведу пример того, что мы хотели озвучить на той же Генеральной ассамблее. И озвучим обязательно в надежде, что наши предложения примут.

По факту, мы с вами десятки раз во время разговора упомянули слово «журналист». Однако вы сильно удивитесь, узнав, что статус журналиста, вопросы его прав и безопасности в документах ООН практически не отражены. Журналист проходит как элемент чего-то несущественного в документах, которые были приняты и опубликованы еще в конце 50-х годов – в Женевской конвенции и так далее, с определенными поправками, сделанными до сегодняшнего дня. Одна из задач Международной федерации журналистов – признание этой профессии ООН в качестве действительно серьезной силы с высокой ролью и функциями в современном мире. Это глобальный пример того, чем занимаются журналистские организации.

Есть огромное количество других, мелких и незначительных на первый взгляд примеров, когда журналисты, находящиеся в горячих точках, получающие угрозы жизни, благодаря Международной федерации журналистов и другим структурам, эвакуировались – им помогали, грубо говоря, спасти свою жизнь и восстанавливали их права. Сложно оценить, что из этого более значимо – глобальные большие примеры или такие прикладные ежедневные. Я думаю, все находится на одном уровне важности.

Лейла Мамедова

2 452

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены