От редакции

Трамп против Twitter: президент США намерен положить конец гегемонии соцсетей – ФОТО – ВИДЕО

15:42 - 01 / 06 / 2020
Трамп против Twitter: президент США намерен положить конец гегемонии соцсетей – ФОТО – ВИДЕО

В США в конце мая вспыхнул скандал между Дональдом Трампом и соцсетью Twitter, которая пометила посты президента о предстоящих выборах как «недостоверные». 

Посты касались возможных фальсификаций в случае рассылки избирательных бюллетеней по почте, как планируют сделать власти штата Калифорния.

«Почтовые ящики будут вскрыты, бюллетени будут подделаны и даже незаконно распечатаны и подписаны», - написал президент Трамп, добавив, что т.н. «профессионалы» будут говорить людям, за кого им отдать свой голос.

«Это будут сфальсифицированные выборы. Ни за что!» - заключил он.

Под этими постами президента Трампа появилась автоматическая пометка от Twitter, говорящая о недостоверности сведений. Кликнув на нее, переходишь к списку неточностей, которые президент, по мнению специалистов Twitter, допустил в своих сообщениях.

Трамп отреагировал на пометку Twitter под своими постами обвинением соцсети в попытке подавить свободу слова и оказать влияние на предстоящие президентские выборы в США, пообещав не допустить этого.

Уже через два дня Трамп подписал специальный указ, который может стать первым шагом к регулированию социальных сетей. Документ касается статьи 230 принятого в 1996 году Акта о соблюдении приличий в СМИ.

Эта статья рассматривает соцсети не как издателей, а как «площадки», снимая с них ответственность за содержание постов, а также позволяет им ограничивать доступ к вредоносному, по их мнению, контенту. Специальный указ Трампа может также ограничить возможности администрации соцсетей модерировать опубликованный контент – посты, фото, видео, комментарии.

Цель указа, по словам самого президента – защитить свободу выражения мнений и демократию, поскольку большие онлайн-платформы получили «неконтролируемую власть» и могут цензурировать и ограничивать производимые интеракции.

Сразу после подписания документа Дональд Трамп в беседе с журналистами и вовсе заявил, что намерен закрыть соцсеть Twitter в США.

Автор: карикатурист Сергей Елкин, DW

Twitter назвал указ Трампа «реакционным и политизированным». Facebook заявил, что отмена или корректировка статьи 230 усилит ограничения свободы слова в Интернете. Если соцсети будут нести ответственность за все, что говорят их пользователи, им придется «подвергать цензуре все, что может кого-либо обидеть», считает Facebook. С осуждением указа также выступил Google.

По мере нарастания противостояния Twitter и вовсе скрыл одну из последующих публикаций Трампа, сочтя его оправданием насилия. Спорная запись, посвященная происходящим в Миннесоте массовым протестам, была не удалена, но скрыта и заменена словами: «Этот твит нарушает правила Твиттера касательно прославления насилия».

Однако твит не был удален, поскольку компания посчитала, что он «может представлять собой предмет общественного интереса». Кликнув на View справа от сообщения, можно увидеть оригинальный твит Дональда Трампа, однако функция Like и возможность комментировать его отсутствуют.

Почему важна статья 230 Акта о приличиях в СМИ?

В этом контексте интерес представляет статья Джеффа Коссеффа «Постепенная эрозия закона, который сформировал Интернет: Эволюция 230-го раздела за два десятилетия». Выдержки из статьи представлены в русском переводе в научной публикации И.А.Умнова (Конюхова) на тему «Информационное право как отрасль права нового поколения: ответ на технократизацию».

В 1996 году Конгресс США принял Акт под названием «О приличиях в области коммуникации». Джефф Коссефф считает, что, хотя Верховный cуд отменил бóльшую часть Акта через год после его принятия, один раздел, который остался (230-й), оказал бóльшее влияние на развитие современного Интернета, чем любой другой закон, проходящий через Конгресс.

Его влияние, по мнению автора статьи, в первую очередь проистекает из количества слов раздела 230: «Ни один поставщик или пользователь интерактивной компьютерной услуги не должен рассматриваться как издатель или докладчик какой-либо информации, предоставленной другим поставщиком информационного контента».

Несмотря на кажущуюся безобидность, замечает Джефф Коссефф, это единственное положение существенно изменило правовой ландшафт Интернета. Оно означает, что веб-сайты, приложения, интернет-провайдеры (ISP), компании социальных сетей и другие поставщики онлайн-услуг не должны нести ответственности за диффамацию, вторжение в частную жизнь и за практически любой иск, который возникает из пользовательского контента.

Раздел 230 содержит лишь несколько исключений, позволяющих рассматривать интерактивные компьютерные услуги в качестве издателей или носителей контента. Эти узкие исключения охватывают нарушения федерального уголовного законодательства, законодательства об интеллектуальной собственности и Закона о конфиденциальности электронных сообщений.

Следует также отметить, что одновременно статья позволяет интернет-компаниям ограничивать доступ к контенту, который они сочтут непристойным, оскорбительным или иным образом нежелательным, и освобождает от ответственности за эти действия. То есть защищает от исков со стороны авторов удаленных постов.

Иными словами, соцсети могут удалять или ограничивать тот контент, которые им кажется недопустимым, но в то же время за прочий контент, который они удалять не намерены, они никакой ответственности не несут. К примеру, Twitter может «закрыть глаза» на посты неонацистов, отрицающие Холокост, или на призывы террористов к джихаду против христиан и не нести никакой ответственности.

Соцсети под огнем критики

Социальные сети не раз сталкивались с претензиями и критикой за чрезмерный контроль над информацией. Одним из ярких примеров можно считать выступление актера Саши Барона Коэна в ноябре прошлого года на саммите Антидиффамационной Лиги «Never is Now» в Нью-Йорке, где он назвал соцсети «величайшей пропагандистской машиной в истории».

«Facebook, YouTube, Google, Twitter и другие охватывают миллиарды людей. Алгоритмы, на основе которых работают эти платформы, намеренно усиливают тип контента, удерживающий внимание пользователей – истории, которые привлекают наши базовые инстинкты и вызывают негодование и страх», - отметил Барон Коэн.

«Поэтому YouTube в своих рекомендациях советует видео ультраправого конспиролога Алекса Джонса миллионы раз. Поэтому «fake news» популярнее реальных новостей. Потому что, согласно исследованиям, ложь распространяется быстрее правды», - с негодованием подчеркнул он.

По словам Барона Коэна, парадокс в том, что потоками информации в глобальном масштабе управляют не избранные демократическим путем лидеры, а несколько человек из «Силиконовой долины», которых никто не избирал.

В своем эмоциональном выступлении Коэн призвал социальные сети не размещать политическую рекламу на своей платформе без проверки правдивости утверждений, а также рассмотреть возможность задержки публикации пользовательского контента в режиме реального времени, напомнив о трансляции стрелком-неонацистом нападения на две мечети в Новой Зеландии и отметив, что компании должны нести ответственность за контент на своих онлайн-платформах.

«Подумайте, на что был бы способен Геббельс, будь у него Facebook», - заявил актер. 

Того мнения, что соцсети все же нуждаются в некотором регулировании и должны нести ответственность за публикуемый контент, придерживается и главный редактор 1news.az Рахман Гаджиев. По его мнению, в мире сложилась парадоксальная ситуация, когда соцсети обладают правом конечного цензора, но за свои «ошибки» ответственности не несут.

«По законодательству США социальные сети не несут никакой ответственности за распространяемый контент, но при этом сохраняют за собой право модерировать его или попросту удалять, и никто не может привлечь их за это к ответственности. Это – беспрецедентный случай. По сути, мы имеем дело с цензурой в мировом масштабе», - сказал он, выступая на днях на передаче «Diqqət mərkəzi» на телеканале ITV.

Рахман Гаджиев пояснил: когда в 1996 году в США был принят Акт о приличии в СМИ, Интернет был совершенно другим, не существовало еще и самих соцсетей, а закон, скорее, регулировал деятельность интернет-провайдеров, которые и были освобождены от ответственности за распространяемый в Интернете контент.

В отличие от интернет-провайдеров, социальные сети – это не просто средство передачи информации, а самые настоящие медиа-платформы, деятельность которых можно сравнить с деятельностью газет и издателей, считает он.

«Нередко, заходя в Facebook и Twitter, я натыкаюсь на странички и призывы неонацистов, антисемитов, исламофобов, террористов. Кого там только нет… На все претензии в свой адрес соцсети отвечают, что они лишь платформы и не несут ответственности за контент», - возмутился Рахман Гаджиев, считая решение Трампа по соцсетям весьма актуальным.

Что же дальше?

Из всего вышесказанного напрашиваются следующие выводы:

- Социальные сети подвергают цензуре мысли, которые не соответствуют их интересам, тогда как свобода Интернета никак не должна ограничивать другие свободы человека;

- Twitter, Facebook, Instagram и YouTube пытаются формировать взгляды людей в нужном им направлении, открыто или скрыто вмешиваясь в распространение контента;

- Многие ограничительные меры, применяемые социальными сетями, являются политически мотивированными и противоречат плюрализму мнений;

- Онлайн-платформы не являются прозрачными и подотчетными, нет универсальных нормативных стандартов и инструментов для защиты свободы выражения мнений;

- Позиция президента Трампа в этой связи выглядит весьма актуальной и полностью оправдана, демонстрируя то, что назрела необходимость реформы в регулировании работы социальных сетей;

- Бездействие соцсетей или недостаточные меры, принимаемые в отношении распространения ложной информации, а также материалов, противоречащих моральным нормам, призывов к терроризму, насилию, незаконной торговле наркотиками, организации кампаний против отдельных лиц, компаний, стран, политических кругов – все это создает условия для манипуляций общественным мнением, пропаганды противозаконных видов деятельности и преступлений;

- В то время, когда на международном уровне ведутся дискуссии о разработке и реализации универсальных нормативно-правовых актов в социальных сетях, поправках к законам в разных странах, подготовке к принятию новых законов, Азербайджан не должен оставаться в стороне от этого глобального процесса. Свой вклад в это общее дело страна могла бы вносить путем совершенствования национального законодательства.

Редакция 1news.az

Последние новости

Все новости

NEXT TV