1news.az

«Это такой драйв…»: Наргиз Мамедова о нескучных буднях женщины-полицейского в Лондоне – ФОТО

2 Декабря, 2019 в 13:49 ~ 14 минут на чтение 4263
«Это такой драйв…»: Наргиз Мамедова о нескучных буднях женщины-полицейского в Лондоне – ФОТО

Молодая азербайджанка Наргиз Мамедова более 10 лет живет в Лондоне, где работает офицером полиции в округе Вестминстер.

Помимо работы в полиции, Наргиз еще и победительница конкурса красоты Miss Westminster, имеет степень магистра в сфере управления бизнесом и является сертифицированным экспертом в вопросах борьбы с трафикингом и современными формами рабства. Параллельно Наргиз ведет свой фото-блог @miss_westminster.

В начале ноября она выступила в качестве спикера в рамках серии встреч «Вдохновляющие женщины», организуемых Ассоциацией азербайджанских женщин Великобритании (AWAUK). Мы решили подробнее расспросить нашу соотечественницу о том, что собой представляют будни женщины в форме офицера полиции в британской столице.

В интервью 1news.az Наргиз Мамедова рассказала о том, когда и при каких обстоятельствах произошел для нее выбор профессии, чем ее привлекла работа в полиции, какие преграды зачастую стоят перед девушками на пути реализации своей мечты, как бороться со стереотипами и о многом другом.

- Наргиз, когда Вы поняли, что хотите работать в полиции?

- Уже в 13-14 лет, когда я еще жила в Баку, я уже знала, что работа в полиции станет для меня удачным выбором профессии. Эта работа полностью отражает мои интересы и потребности – она динамичная, она захватывает, требует максимального вложения физических и умственных усилий. Это такой драйв, когда ты ищешь, ведешь расследование, ловишь преступников…

Может показаться забавным, но на мысль о работе в полиции меня впервые навел детективный сериал «Комиссар Рекс», который запал мне в душу с детства. Я не пропускала ни одной серии. В сериале была героиня-женщина, которая мне очень нравилась. В детстве у меня даже мысли не возникало, что я не справлюсь с этой работой потому что я девушка. Мне просто была интересна сама работа. Но никто в семье не отнесся к моему выбору серьезно, говорили, что это просто подростковая мечта, пройдет. Для меня такая реакция была удивительной, поскольку я относилась к своей мечте со всей душой.

Однако годам к 17, когда встал вопрос о поступлении в университет, мне все же пришлось поступать в экономический вуз. О полиции не было и речи.

Когда по семейным обстоятельствам чуть более 10 лет назад я оказалась в Великобритании, за реализацию своей детской мечты я взялась не сразу. Все же давление со стороны близкого окружения и те стереотипы, которые они тебе внедряют, пустили свои корни. «Ты не сможешь», «Это не для тебя», «Ты и дня не продержишься» – эти фразы осели в моей голове.

Однако, спустя время, я все-таки решилась. И ни капли об этом не жалею.

- Нет ли трудностей при приеме иностранцев на работу в полицию Лондона?

- К счастью, в Великобритании не делят людей на своих и чужих. В этой стране живет большое число представителей самых разных рас и народов. Если человек соответствует по всем критериям, то проблем в принятии на работу не будет, где бы человек ни родился. Более того, к моменту устройства я уже была официально местной.

Также повезло с тем, что в лондонской полиции нет ограничений по росту. К примеру, в полицию Баку я бы не прошла именно по этому, весьма странному критерию (смеется).

- Как давно Вы в профессии?

- В январе будет пять лет как я работаю офицером полиции в Лондоне, в округе Вестминстер. На данный момент я считаюсь офицером уже с достаточно приличным стажем. За это время я успела попробовать все – от обычных уличных разборок до серьезных аварий, от мелких краж и обыденного разбирательства между соседями до крупных финансовых преступлений. Видела терроризм мирового масштаба в действии. 

Я очень довольна выбором карьеры, чувствую, что нашла свое место. И очень рада, что смогла устоять перед внушаемыми мне негативными стереотипными мыслями.

Поняла, что близкие люди говорят тебе о том, что ты чего-то не сумеешь, так как они боятся за тебя, и просто хотят, чтобы ты была рядом, в целости и сохранности. Но как бы ни было, это, на мой взгляд, эгоистично – заставлять другого человека проживать свою жизнь так, как хочет кто-то другой, но не он сам.

Работа в полиции – это всегда экспромт. Придя утром на работу, никогда не знаешь, когда ты оттуда уйдешь. Это и интересно, и сложно одновременно. Бывает и так, что только зайдешь на работу, а тебя сразу же отправляют на дело. И оно длится следующие 20 часов… Но бывают и спокойные дни. Все очень непредсказуемо.

- Есть какие-то случаи, которые отложились в Вашей памяти за пять лет работы?

С течением времени обычные дела – грабеж, ранения, убийства – уже так сильно не трогают за душу. В первые два года у меня на глазах умерли два человека. Я видела и свежие трупы, и трупы, которые пролежали на месте несколько месяцев. Ужасное зрелище, конечно… Но с течением времени подобные сцены на эмоциональном уровне уже не так сильно влияют на тебя.

Запомнился, к примеру, большой пожар в округе Кенсингтон, который произошел в июне 2017 года в здании Grenfell Tower, погибло много людей. Это был действительно трагический инцидент, который транслировали в новостях по всему миру.

Зрелище было поистине ужасающее: люди бросали своих детей из окон в надежде, что кто-нибудь внизу сможет их поймать. Это был единственный шанс спастись. Когда ты не можешь помочь всем, кто в этом нуждается, и в результате гибнут люди, это очень травмирует психику. После того, как все заканчивается, приходишь домой и… просто не можешь заснуть. Очень тяжело.

Также в памяти запечатлелся случай с ножевым ранением несколько лет назад. На момент нашего приезда на вызов, мужчина лежал на улице, весь в крови, с открытыми ранами, корчился и плакал от боли… Выяснилось, что удары ножом ему нанесли бывшая жена и собственный сын просто потому, что он пришел увидеть свою маленькую дочь без спроса. Это был один из первых случаев в моей профессиональной деятельности, где ранение произошло прямо перед нашим приездом. Наверное, именно поэтому он так запомнился.

Обычных вещей уже не боишься, ощущение страха атрофируется. К примеру, после того, как приходится порой ехать на огромной скорости против общего потока движения, лавируя между машинами, поездка в обычной машине по обычной дороге, пусть даже быстрая, уже не пугает вовсе. Нестрашно, к примеру, подойти к группе хулиганов и заговорить с ними.

- А бывали какие-то знаковые позитивные случаи?

- Да. Порой самым неожиданным образом приходилось сталкиваться со знаменитыми людьми, из королевской семьи. Однажды нас пригласили помочь с обеспечением порядка на церемонии в честь национального праздника. После официальной части мероприятия представителей полиции также пригласили на торжественный обед вместе с ветеранами. За одним столом с нами, на расстоянии вытянутой руки оказался сам принц Чарльз, который был организатором встречи.

В другой раз мне довелось встретиться лицом к лицу с герцогиней Кембриджской Кейт Миддлтон. Мы в тот день обеспечивали безопасность в Национальной портретной галерее. Меня привлекли на помощь в самый последний момент. И на мероприятии я оказалась между Кейт Миддлтон и прессой, где моя роль заключалась в том, чтобы не допустить журналистов слишком близко к королевской персоне.

Также однажды одна уличная художница, с которой мы часто виделись во время патрулирования участка в центре Лондона, неожиданно предложила нарисовать мой портрет. Было очень приятно (улыбается). 

- Наргиз, были ли такие моменты, когда Вы думали, что лучше было бы оставить службу в полиции?

- Однажды был случай, который заставил моего мужа сильно поволноваться за меня. Это случилось, когда во время операции террористы убили моего коллегу возле здания парламента. Он погиб героически. Мы все тогда переживали из-за этой ситуации… Тогда муж даже стал сомневаться, стоит ли мне оставаться в полиции. Сама я никогда всерьез не думала уходить.

Когда вы решаете идти в полицию, нужно отдавать себе отчет в том, что удобно, спокойно и комфортно не будет. Это однозначно работа не для каждого. И речь не только о женщинах. Это работа не для каждого человека. Нужно быть определенного склада характера, чтобы выдержать и не сломаться.

- Вы говорили о спонтанности и невозможности планировать свой рабочий день. Для Вас как для женщины, насколько удается балансировать между семьей и работой при такой непредсказуемости?

- Думаю, что в первую очередь, в свободное от работы время нужно уделять время себе – оставлять достаточное количество часов на сон, здоро́во питаться, отдыхать. На следующий день после ночного дежурства, к примеру, не стоит планировать чрезмерное количество дел. Дать себе возможность расслабиться. 

Очень важно сохранять социальную жизнь – приятное проведение досуга с близкими и друзьями, так как это тоже своего рода отдых, который наполняет позитивной энергией.

Также очень важна поддержка со стороны семьи, как морально, так и делом. К примеру, справедливое разделение домашних дел между всеми членами семьи дает возможность женщине вздохнуть свободнее.

При общении с соотечественницами я часто слышу, что в Азербайджане работающие женщины, как правило, несут на себе весь груз домашних хлопот. Я считаю, что это в корне неправильно и не способствует здоровым отношениям в семье.  

В нашей семье нам удалось установить такую систему взаимной поддержки, что необходимые по дому дела делает тот, у кого на данный момент есть свободное время. Я считаю, что очень важно проявлять любовь друг к другу именно через такие мелкие, но такие важные детали. Я знаю, что приду домой после долгого утомительного дежурства и меня ждет теплый ужин, приготовленный руками любимого человека. И это бесценно.

Автор фото: Maurice Sparrow

- Наргиз, Вы часто публично выступаете с тему гендерного равенства. Ваши усилия больше направлены на усиление роли женщины в Великобритании или же на родине?

- Как и любой уважающий себя человек, я – феминистка, и всеми возможными силами выступаю за равенство между мужчинами и женщинами. В кругах интеллигентных людей в настоящее время уже не дискутируют о том, должно быть равноправие полов или же нет. Это воспринимается как само собой разумеющееся. 

Однако число людей, которые все еще находятся во власти неосознанных предубеждений, все еще достаточно высоко по всему миру. По мере своих сил я пытаюсь бороться с этой пагубной тенденцией – информировать людей, пролить свет на эту злободневную проблему.

К сожалению, в большей степени в этом направлении приходится работать с женщинами с моей родины, поскольку в Азербайджане все еще очень сильна гендерная дифференциация.

Я очень рада тому, что в начале ноября меня пригласили выступить на эту тему в Ассоциацию азербайджанских женщин Великобритании (AWAUK), которая функционирует благодаря усилиям нашей соотечественницы Ульвии Тагизаде.

В рамках подобных встреч я стараюсь поднимать такие актуальные вопросы глобального масштаба как гендерное насилие, которое часто называют домашним насилием. Имея немалый опыт борьбы с подобными преступлениями, могу сказать, что на родине, в Азербайджане в этом направлении предстоит еще очень много работы.

Как я понимаю из общения с соотечественниками, большой проблемой является факт необращения женщины в полицию в случае насилия в семье, поскольку в обществе укоренился стереотип о том, что сор из избы выносить стыдно, лучше молчать. Также большой проблемой остается недостаточное внимание правоохранительных органов к случаям насилия в семье.

Однако общемировая тенденция идет к признанию любой формы насилия преступлением, случаи домашнего насилия не должны оставаться внутри стен дома. Об этом нужно говорить, призывать виновных к ответственности.

Читайте по теме:

«Вдохновляющие женщины»: Азербайджанка-полицейский из Лондона рассказала, как бороться с сексизмом – ФОТО

На фото: Наргиз Мамедова и Ульвия Тагизаде

- Как бороться с укоренившимися стереотипами в вопросе гендерного насилия?

- Первое, что мы в полиции Лондона советуем людям, ставшим жертвой насилия, любого его проявления – это необходимость немедленно обратиться за помощью. Чем больше людей узнает о произошедшем, тем больше шансов, что помощь придет. Люди, ставшие жертвой насилия, должны четко понимать, что им нечего стыдиться, в произошедшем не их вина. Вина целиком и полностью на человеке, который совершил насилие.

С сожалением могу сказать, что именно этот стереотип очень силен в азербайджанском обществе. Прискорбно, что часто даже в близком окружении человека, столкнувшегося с насилием, люди начинают стыдить человека, который является жертвой. В такой атмосфере пострадавшему бывает психологически еще сложнее обратиться за помощью.

При встречах в Лондоне с моими соотечественницами часто затрагивается вопрос домашнего насилия, поскольку их очень волнует эта тема.

- Наргиз ханум, как дальше планируете строить свою карьеру?

- Есть большое желание поработать детективом в области борьбы с эксплуатацией и современными формами работорговли, в чем у меня уже есть некоторый опыт. Это та тема, которая приобретает все больше актуальности по всему миру, поскольку контрабанда наркотиков или оружия, к примеру, связана с большими рисками. Людей же переправлять через государственные границы намного проще, так как многим кажется, что они передвигаются по собственной воле.

Более того, если наркотики – это единоразовый товар, то человека, который оказался в трудовом, сексуальном или любом другом виде рабства, могут эксплуатировать долгие годы.

Я была бы очень рада возможности внести свой вклад в борьбу с этим бесчеловечным видом преступной деятельности XXI века.  

Елена Остапенко, Г.Р.

4 263

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены