1news.az

Тофиг Зульфугаров: «Армянская провокация на линии фронта - это «первый звонок» в преддверии последующих»

5 Июня, 2019 в 19:44 ~ 12 минут на чтение 10425
Тофиг Зульфугаров: «Армянская провокация на линии фронта - это «первый звонок» в преддверии последующих»

Последняя провокация на линии соприкосновения войск, когда армянским снайпером был убит военнослужащий Азербайджанской армии Агиль Омаров, со всей очевидностью обнажила всю степень лицемерия Армении, руководство которой, утверждая о приверженности миру, делает все, чтобы  сорвать переговоры по Карабаху.

Являются ли последние события на линии фронта следствием наблюдаемого сегодня жесткого противостояния между карабахской и пашиняновской группировками, чего армянская сторона пытается этой провокацией добиться, чем это для нее чревато, и почему реакция сопредседателей настолько вялая?

На эти и другие вопросы в интервью 1news.az отвечает бывший министр иностранных дел Азербайджана Тофиг Зульфугаров.

- Как вы думаете, какие цели преследовала армянская сторона такой грубой провокацией, к тому же совершенной в то время, как в Азербайджане находились сопредседатели Минской группы ОБСЕ?

- Прежде всего, хотел бы сказать, что о вероятности провокаций с армянской стороны многие, в том числе и я, говорили ранее. 22 мая я выступал на телевидении – программа  как раз была посвящена обсуждению этого вопроса – и сказал, что логика происходящих в Армении событий, учитывая их традицию прибегать в определенных ситуациях к террористическим актам и политическим убийствам, показывает, что рано или поздно сторона, которая будет ослаблена в этом противостоянии – я имею в виду противостояние между карабахской и пашиняновской группировками – отдаст предпочтение такому апробированному в их политической практике и устоявшемуся методу, как провоцирование Азербайджана с тем, чтобы переключить внутриполитическую ситуацию на  внешнеполитическую, и образом «внешнего врага», так сказать, нейтрализовать сложившуюся внутри Армении ситуацию.

Вторым компонентом, который также повлиял на отдачу приказа об этой провокации – это желание еще больше подорвать переговорный процесс и осуществить такую провокацию именно демонстративно - во время пребывания посредников в Азербайджане.

Почему это - провокация? Вообще-то я бы назвал это политическим убийством, поскольку наш военнослужащий был убит, как мы понимаем, в некотором отдалении от линии соприкосновения, на учебном полигоне. Здесь можно говорить о том, что действовала диверсионная группа либо группа, в составе которой находился снайпер (потому что обычно такого рода операции проводятся снайпером не в одиночку,  а вместе с тем, кто его прикрывает, обеспечивает ему определенную безопасность – это практика, и думаю, военные могут это подтвердить). То есть, был целенаправленный выбор цели и проникновение за линию позиций Вооруженных сил Азербайджана. Поэтому налицо операция, которая могла быть санкционирована только на достаточно высоком, я бы даже сказал, на самом высоком военном уровне, поскольку целый ряд служб должны были обеспечить проникновение, разминирование, прохождение через свои позиции и т.п. Сама специфика говорит о том, что эта провокация была санкционирована на достаточно высоком военном, а, возможно, и политическом уровне.

Поэтому речь идет о том, что армянская сторона – неважно, санкционировала это карабахская группировка или пашиняновская – предпринимает шаги, целью которых является провоцирование Азербайджана на ответные действия. И, насколько я знаю, ответные действия были предприняты, соответствующий урон противнику был нанесен.

Общественность Азербайджана, конечно, возмущена этими действиями армянской стороны и абсолютно правильно требует от руководства республики нанести окончательный удар по преступной группировке, которая сейчас находится на оккупированных территориях.

Следует отметить, что эта провокация не осталась незамеченной не только общественностью Азербайджана. Мы должны вспомнить и достаточно эмоциональное заявление сопредседателей Минской группы, которые восприняли эти действия [армянской стороны] как своего рода вызов - в отношении вообще каких-либо возможностей политического урегулирования.

Поэтому, я думаю, что, к сожалению, мы находимся в преддверии очень и очень серьезных событий. Конечно, не хотелось бы быть провидцем неприятных, имеющих тяжелые последствия, событий. Но, судя по всему, армянская сторона прикладывает все свои усилия, чтобы спровоцировать Азербайджан на ответные действия. Полагаю, провокации будут повторяться, и их цель – общественно-политический резонанс.

- То есть, за этой грубой провокацией в большей степени стоит попытка переключить внимание армянской общественности на образ «внешнего врага»?

- Да. И переключить внимание тоже. Давайте посмотрим, какая у них логика, поскольку, для того чтобы предугадывать их действия, надо немного «вникнуть» в их логику. Сейчас  из Армении, возможно, будут раздаваться, да и уже раздавались, голоса о том, что, мол, карабахская группировка хочет инспирировать военные действия. Если помните, когда Пашинян объявлял о судебной реформе, он и сам об этом говорил, акцентировав внимание на карабахской группировке.

Читайте по теме:

«Чисто армянский ход»: Может ли освобождение Кочаряна привести Армению к гражданской войне?

Но, с другой стороны, Пашинян тоже может быть заинтересован в этих событиях.

Посмотрите, все происходит тогда, когда освобожденные одним из первых указов Пашиняна члены террористической группировки «Сасна црер» предприняли «автопробег» на оккупированные азербайджанские территории, активизировалось движение «миацум» и т.д. Эти группировки приближены к Пашиняну, из чего логически следует, что он сам заинтересован в переключении внимания, поскольку за год его власти пришло отрезвление и понимание того, что он ничего не может изменить в стране. Во внешней политике - очевидны кризисы, которые мы наблюдаем вокруг Армении и в отношении нее. И главный показатель – это отношения Армении с Россией, со странами СНГ, Евразийского союза. Иранский визит Пашиняна тоже закончился скандалом и провалом. Европейское турне также завершилось ничем. И список неудач премьер-министра Армении можно продолжать.

То есть, он не смог серьезно преломить внешнеполитическую ситуацию, и как результат – не сумел привлечь в страну серьезные инвестиции, что означает только одно: Армения продолжит оставаться в экономическом кризисе. Это, в свою очередь, приведет к тому, что  его избиратели, люди, которые и привели его к власти, спросят: «Что ты сделал, чтобы улучшить наше положение?» - а сделать он ничего не может.

И тут мы подходим к главной проблеме, которую не захотел решать Пашинян. В пылу своего популизма и желания сохранить власть он отказался от того, чтобы пойти на серьезные шаги в вопросе разрешения армяно-азербайджанского конфликта, о чем ему  говорили все внешние, региональные игроки. На чем настаивал и Азербайджан. А без урегулирования конфликта он ничего решить не в состоянии - ни в экономической, ни во внешнеполитической сферах, в принципе, как и привлечь инвестиции, поскольку без урегулирования конфликта в Армению никто приходить не хочет. И вот тут наступает момент истины. Как инструмент преодоления этого «момента» Пашинян придает провокации больше реалистичности.

Экстренная эвакуация из Карабаха сыновей министра обороны Армении и самого Пашиняна тоже свидетельствует о том, что они хотят обезопасить своих близких от возможных последствий провокаций, которые намереваются там предпринять.

Плюс к этому они уже могут втихую использовать и определенные намерения  карабахской группировки. Поэтому, думаю, совершенная провокация – только «первый звонок» в преддверии последующей, в чем я нисколько не сомневаюсь.

Повторю, я не хотел бы быть провидцем, который говорит о  тяжелых событиях, трагедиях, одной из которых стала гибель нашего военнослужащего, но мы должны реально оценивать ситуацию и видеть, к чему ведет противник.

- Получается, последняя провокация была давно спланированной?

- Мой достаточно небольшой, но все-таки имеющийся военный опыт подсказывает, что  такая операция требует определенного времени. Планирование и реализация операции пришлись на время кризиса - сразу после истерических криков Пашиняна по поводу освобождения из тюрьмы Кочаряна. И, учитывая это, мы можем, как мне кажется, нащупать, что стоит за этой провокацией. 

Хочу откровенно сказать: результат этой провокации – это не военная потеря азербайджанских Вооруженных сил. Это – политическое убийство, потому что имели место четко поставленные задачи, приведшие к результату, который мы сегодня имеем.

- Вы говорили о заявлении сопредседателей. Не кажется ли вам, что в нем опять не было четкого разграничения между оккупантом и жертвой агрессии? Не по причине ли отсутствия такой категоричности и давления Армения, чувствуя свою безнаказанность, продолжает грубые провокации?

- Знаете, за эти годы, к сожалению, у нас выработался стереотип подхода к процессу посредничества. Мы очень долго воспринимали сопредседателей как серьезных игроков. Речь идет не о политике государств, которые они представляют. Сама эта структура малоэффективна, и немного наивно считать, что уровень представленных в ней дипломатов предполагает, что они могут выносить собственные решения.

Но заявление есть, и в нем мы можем найти понимание того что процессы, которые происходят, ими совершенно не управляются. В лучшем случае они могут выступать в качестве наблюдателей процесса, и как результат выражать обеспокоенность.

Поэтому мы должны оценивать их на этом уровне. Единственно, что они сделают – приедут и доложат о ситуации своему руководству, министрам иностранных дел и т.д.

На самом деле это событие и обсуждается, и воспринимается, и оценивается на несколько другом уровне. Я бы, например, именно в таком контексте оценивал бы состоявшийся 3 июня телефонный разговор между президентами Азербайджана и России.

Читайте по теме:

Президент Ильхам Алиев позвонил Президенту Владимиру Путину

Я думаю, что были обсуждены не только заявленные темы, но и сложившаяся на линии соприкосновения ситуация. Конечно, не хотелось бы говорить о вещах, которые я точно не знаю, но такое ощущение, исходя из моего опыта, у меня присутствует.

Поэтому обращать серьезное внимание на заявление сопредседателей, думаю, не стоит. Давайте воспринимать все, как есть.

- Как вы думаете, почему международное сообщество не оказывает на Армению давления?

- Этого не произойдет. Существует несколько форм воздействия на Армению. Например, демонстративно-политическое, как скажем, санкции в отношении России в ситуации с Украиной. Может быть, и такая форма -  когда, предположим, кто-то скажет, что мы закрываем глаза на то, что делает Азербайджан.

Исходя из политических реалий, я склонен считать, что, скорее всего, вопрос таким образом и будет решен. С другой стороны, армянской стороне могут указать, что, мол,  друзья вы упираетесь, накаляете ситуацию, но имейте в виду, что в случае провокаций, вы не получите поддержки от нас.  Я думаю, что на каком-то этапе Россия так и скажет.

- Каков ваш прогноз относительно дальнейшего развития ситуации?

- Как я сказал,  армянская сторона продолжит провоцировать Азербайджан, потому что выбрала такой путь, и мотивация в принципе полностью была изложена и в пашиняновской группировке, и в кочаряновской – это выгодно и тем, и другим.

Армяне прекрасно осознают, что Россия, скорее всего, не будет их поддерживать в этой ситуации, но они будут продолжать, чтобы сохранить свой политический имидж, а Пашинян – политическую власть. 

Они пойдут дальше, и это произойдет в ближайшее время – уверен, что они к этому очень готовятся и постараются совершить провокацию таким образом, чтобы это было действо, вызвавшее общественный резонанс.

Словом, армяне сами для себя создали ситуацию, именуемую в шахматах цугцванг -  они просто навязывают нам войну.

- А мы…

- Я думаю, что мы эту войну предполагали и ждали. Мы к ней готовились. И думаю, мы должны будем сказать свое слово.

Беседовала: Ф.Багирова

10 425

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены