1news.az

ПРАВИЛА ЖИЗНИ. Фикрет Садыхов: «Одно из правил дипломатии - говорить не то что думаешь, а то что необходимо для страны»

6 Мая, 2019 в 11:00 ~ 11 минут на чтение 9678
ПРАВИЛА ЖИЗНИ. Фикрет Садыхов: «Одно из правил дипломатии - говорить не то что думаешь, а то что необходимо для страны»

Фикрет Садыхов – дипломат, политолог, кавалер ордена «За службу Отечеству», профессор Западно-Каспийского университета, член Союза журналистов Азербайджана, лауреат премии им. Гасанбека Зардаби.

О себе, о жизни, о стране

Я никогда не сделаю подлость, не изменю своему прошлому, не стану противоречить тем реалиям, в которых я нахожусь.  Ведь если я живу в этих реалиях, работаю, отвечаю на вопросы журналистов и говорю, что думаю, то я этому изменять не могу. Это – моя принципиальная позиция.

Взгляды могут измениться, если  меняется общая атмосфера, общая ситуация. Но при этом не должны меняться принципы.  Как бы ни изменились обстоятельства и окружающая действительность, смена взглядов должна оставаться в рамках принципов.

Принципы – это многоступенчатый формат.  В первую очередь их определяет генетический фактор,  плюс  воспитание, образование и окружение. То есть, на их формирование влияют и семья, и школа, и литература, и просмотренные фильмы, и прочитанные статьи. Но генетика здесь первостепенна.

С годами я начинаю верить в то, во что не верил в молодости. например, в реинкарнацию . Потому что вижу, что в этом есть какой-то смысл. Но в мистику, экстрасенсов, конспирологию я не верю. Я в этом смысле прагматичный и приземленный человек.

Мне очень нравится закат солнца. У меня даже на  аватаре в WhatsApp  стоит фотография заката. 

Преимущество детей перед взрослыми в том, что они умеют искренне удивляться, радоваться  и замечать то,  на что мы, взрослые, давно не обращаем внимания. Для них этот мир прекрасен. А мы… просто бежим и смотрим только вперед.

Мне нравится фраза Черчиля: «Высоко летают только те птицы, которые летают против ветра».

Истинные качества людей проявляются в форс-мажорных обстоятельствах. Вы можете много лет знать кого-то и не догадываться, как он поведет себя в критической ситуации. Конечно, специально создавать ему стресс не стоит, просто есть вероятность, что вы не узнаете человека до конца. Поэтому в отношениях так важно совместное прохождение через трудности.

Я не могу сказать, что я научился с первого взгляда  «читать» людей. Но мой опыт и жизненная практика дают основания делать  предположения о том, что за человек передо мной.  Правда, я тоже могу ошибиться.

Да, мне говорили, что я похож на Челентано, хотя я так  не считаю. Меня это сравнение не обижает, но и не особенно радует, потому что я хочу быть похожим на себя самого. Хочу, чтобы меня воспринимали таким, какой я есть, без сравнений.

Некоторые люди рождаются уже талантливыми. Но любой талант нуждается в шлифовке. А это значит, что нужно постоянно работать над собой.

Я, конечно, материалист. Но мой материализм основывается не только на грубой практике и восприятии того,  что меня окружает. Он основывается на генетических способностях, трудолюбии,  самосовершенствовании.

Я работаю практически каждый день.   Бываю в университете, даю комментарии и интервью  журналистам , публикуюсь, выступаю на телевидении. Иногда это физически сложно, но в то же время я считаю, что если мне есть, что сказать, я должен это сделать. Правда, стараюсь не злоупотреблять.

Отдых для меня  - это душевное равновесие и спокойствие. С годами это сложно – накапливаются проблемы, вопросы.

Мне не бывает скучно наедине с самим собой. При этом у меня всегда были и есть близкие друзья. Но шумные застолья и «собироны» я по-прежнему не люблю.

В повседневной жизни и общении правила дипломатии я не применяю. Жизнь более разнообразна, а дипломатия при всей ее важности, все же содержит элементы неискренности.

Даже если люди  лицемерны, отношения между ними - не дипломатические переговоры. Поэтому я часто говорю людям в лицо то, что думаю.

Я жесткий в восприятии определенных вещей, которые я не воспринимаю: откровенного лицемерия, неуемных амбиций и закулисных интриг.

Мечты у меня были лет 20 назад. А в моем нынешнем возрасте мечтать поздно. Есть пожелание: всегда видеть вокруг себя близких людей, ощущать их любовь и быть для них ценным.

Позитива в нашей стране сегодня много: градостроительство, экономическое развитие, региональные программы, - все это очень радует.  Но большим минусом является недостаточная просвещенность общества.

Меня удручает, что люди ждутчто кто-то придет и все за них сделает. Не осознают, что создатели будущего – они сами.

Я не горжусь собой и своими качествами, но сложившаяся судьба меня удовлетворяет.

Да, я счастливый человек. 

О журналисткой и преподавательской карьере

До преподавания я занимался совершенно другими вопросами.

Значительная часть моей жизни посвящена дипломатии.  Долгое время я проработал на Ближнем Востоке, затем – 11 лет в МИДе.  Я имею дипломатический ранг, который мне присвоил еще министр иностранных дел СССР А. Громыко.  Затем была работа в АзерИнформе (ныне – АзерТадж- ред.) , сначала заместителем, а впоследствии – генеральным директором агентства.

Я был одним из тех чиновников которых Гейдар Алиев  собирал по пятницам в Государственной Филармонии, и очень благодарен ему за это. Г. Алиев таким образом заменил традиционные тогда «ленинские политдни» посещением концертов.  И это было правильно и прекрасно: дирижировал Ниязи, выступала  московский музыковед Жана Дозорцева, а оркестр исполнял Гершвина, Гара Гараева, Чайковского, Кабалевского…

На работу в АзерИнформ я согласился с удовольствием, во первых было интересно, во вторых - это был рост – в МИДе я возглавлял Управление информации и печати, а пост заместителя директора Госинформагентства в то время приравнивался к  заместителю члена правительства.

Меня пригласил на работу Е. Г. Гурвич, который отдал 48 лет жизни работе в агентстве. А когда он скончался, вся эта огромная работа свалилась на меня.

Было сложно ,но работа меня увлекла и через какое то время я полностью освоился. К тому же коллектив был достаточно слаженный и профессиональный.

Я возглавил  информагентство в самый сложный для нашей страны период. Тогда было не двое- и не троевластие, тогда была настоящая катастрофа. Азербайджан разваливался: с одной стороны, уходил Юг, с другой – началась Карабахская война, а в самом Баку в это время шла битва за власть. По городу ходили вооруженные отряды. Один за другим бежали из страны Везиров, Муталибов, Эльчибей…  Не представляю, что  бы произошло, если бы не появился Гейдар Алиев.

За что я благодарен Эльчибею – он  успел перед своим побегом освободить меня от занимаемой должности.  К слову, он был достаточно доброжелательный человек, преподавал  у нас на факультете востоковедения, правда, только один семестр, но я успел понять, что он за человек.  Его подвело окружение, стремящееся везде расставить своих людей.

Когда я ушел из Агентства, после стольких лет долгой и сложной работы, я понял, что мне надо какое-то время просто посидеть  и остыть  в тишине. Я, конечно, не сравниваю себя с Обамой, но когда он, покинув пост президента США сказал, что не хочет на протяжении года видеть и слышать себя самого, я его очень хорошо понял.

Мне захотелось полностью поменять вид деятельности, и я стал преподавать, а параллельно  писал книги по дипломатии и публиковался в печати.  И однажды понял, что мне все это очень нравится.

Конечно, преподавать студентам – не так просто, как кажется. Но мне пригодился мой дипломатический и политический опыт.

Я преподаю довольно интересные предметы: «Основы дипломатии», «Теорию международных отношений», «Дипломатический портрет». А это – то, что интересно мне самому, поэтому я делаю это с удовольствием.

О том, любят ли меня студенты, лучше спросить у них. Но в принципе, встречая иногда тех ,  кому я преподавал, чувствую, что они мне признательны.

Дипломатии невозможно научить. Можно дать знания,  привить навыки, но чтобы стать настоящим дипломатом, овладеть искусством дипломатии, человек должен по-настоящему этого хотеть и работать над собой.

О дипломатии

Дипломатом я хотел стать с детства. Вторым желанием было писать. Получается, обе мои мечты сбылись.

На желание стать дипломатом меня вдохновили две книги: Евгения Тарле «Талейран» - о выдающемся европейском политическом деятеле, который был министром иностранных дел при Наполеоне, а потом остался служить и Бурбонам. И вторая книга В. Трухановского - «Антони Иден». Ее я прочел  значительно позже  и рассказывал о ней  в вашей  рубрике 5 книг.  И надо сказать, я не пожалел о том, что стал дипломатом.

С юношества я был достаточно сдержан по натуре. Я редко демонстрирую свои эмоции. И даже в детстве не любил шумных компаний. Я интроверт.

Чтобы стать дипломатом, надо усвоить несколько правил. Их хорошо сформулировал Тайлеран, к примеру, вот одно из них: «Язык дан человеку для того, чтобы он умел скрывать свои мысли» или «Дипломат должен несколько раз подумать ,чтобы ничего не сказать»

Многие думают, что дипломат – это исключительно престижная профессия, и что  быть дипломатом – это значит посещать светские рауты, путешествовать по странам и вести умные разговоры. На самом деле, это – сложная, кропотливая и ответственная деятельность, которую осваивают не все.  И не потому, что не могут, а потому, что просто не хотят напрягаться.

Работа дипломата часто требует огромных человеческих, а иногда и сверхчеловеческих усилий. Ты должен суметь убедить визави в том, что ты прав, а если это не удается, то хотя бы добиться того, чтобы он перестал отрицать те факты, которые ты до него доносишь. Сложность в том, что ровно такая же задача стоит перед твоим оппонентом.

Оружие дипломата – язык, который, по мнению Тайлерана, всегда надо держать за зубами. А это порой очень сложно.

Одно из правил дипломатии: говорить не то, что думаешь, а то, что необходимо в конкретной ситуации. Но важно использовать это правило только в дипломатии. И чтобы стать успешным дипломатом, надо уметь ставить грань между работой и реальной жизнью.

Компромисс – удел дипломатов, и выигравшей стороны при нем нет, потому что каждый остается при своих интересах, лишь частично уступив в чем-то не столь важном.

Переговоры могут длиться очень долго. Я помню, как вылетал на границу с Саудовской Аравией, где шла война, на вертолетах, напоминающих старые мотоциклы. Романтики и престижа в этом мало.

В прошлом веке локальных конфликтов было  не так много, и все они решались при участии в основном двух  супердержав- США и СССР. А сегодня ,поскольку, конфликты почти в каждом регионе,  к процессу урегулирования  подключились и другие мировые игроки, а главное  , добавились терроризм, агрессия,  оголтелый сепаратизм. Это страшно…

Да, иногда договориться невозможно, поэтому есть три принципа теоретиков дипломатии: договоренность, демонстрация силы и применение силы. Последнее, как вы понимаете, происходит тогда, когда дипломаты уже бессильны.

Натали Александрова

Фото: Надир Ибрагимли

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Правила жизни

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены