1news.az

Пять книг, которые стоит прочесть: советует журналист Надежда Исмайлова – ФОТО

31 Мая, 2019 в 10:55 ~ 12 минут на чтение 5708
Пять книг, которые стоит прочесть: советует журналист Надежда Исмайлова – ФОТО

1news.az при поддержке Audiokitab продолжает проект #Top5books, целью которого является повышение интереса к чтению.

В этой рубрике известные люди нашей страны делятся впечатлениями о пяти книгах, которые произвели на них сильное впечатление и которые они советуют к обязательному прочтению. Рубрика эта еженедельная, так что каждый из наших читателей сможет выбрать для себя то, что покажется ему наиболее интересным из предложенного списка книг.

Сегодняшний наш собеседник – заслуженный журналист Азербайджана Надежда Исмайлова. Надежда ханум не смогла ограничиться пятью книгами и попросила разрешения добавить шестую. А потом… прибавила к списку еще одну книгу, причем, ту, которую она, по ее собственным словам, категорически не рекомендует! Впрочем, она и первые пять не сочла себя вправе рекомендовать, лишь поделилась своими собственными впечатлениями от них. И это еще больше интригует! Словом, советуем ознакомиться и со списком, и с интересными причинами того, почему для Надежды ханум именно названные книги стали столь запомнившимися.

***

Чтобы чувствовать, чтобы получать удовольствие от чтения, взрослому человеку надо пройти длинный путь познания. Это – ступени. Он должен вовремя, еще в детском возрасте прочитать «базовые» книги. И только когда будет заложен фундамент знаний, можно уже всерьез, органично воспринимать или не воспринимать серьезную литературу и искусство. Оговорюсь сразу, вы, 1news.az, даете замечательное, но, по сути, неподъемное задание. Вычленить пять книг из многотысячного списка, прочитанного за жизнь,  – задача не для слабонервных.

Поэтому советовать ничего не буду, наверняка, у нового поколения должны быть другие самые-самые, ведь у них и ступени другие. Я просто расскажу о книгах, которые ошеломили или повлияли на мои взгляды и мое жизненное самочувствие.  

Читать самостоятельно начала в шесть лет. Детсадовские и мамины чтения не помню. Но… «Уронили Мишку на пол», «идет бычок, качается», «а в Африке, а в Африке на черной Лимпопо», и «дать ему в награду сто фунтов винограду, сто фунтов шоколаду, сто фунтов мармеладу и тысячу фунтов мороженного» к этому моменту я выдавала наизусть. 

Зато первую книгу, с которой началась моя личная библиотека, помню хорошо.

Ганс Христиан Андерсен «Сказки»

Был день моего рождения, мне исполнилось восемь лет. Праздновали всем двором. И соседка со второго этажа, строгая чопорная «бабушка Голембиовская» подарила мне старинную толстую книгу. Это были сказки Андерсена. У бабушки дрожали руки, она сказала, что расстается с дорогой ей реликвией из своего московского дворянского детства, но надеется, что нашла ей хорошего друга. Что это значит, я поняла значительно позже, а тогда просто открыла книгу, и уже много лет с ней не расставалась. Это был волшебный мир. Там летали эльфы и духи,  оживал фонарный столб и чайник с отколотым носом, гадкий утенок превращался в прекрасного лебедя.  Я примеряла на себя все женские роли: Дюймовочки, Принцессы на горошине, Снежной королевы. Но больше всего меня вдохновляли оловянные солдатики, которые стояли на часах на одной ноге и сжимали длинные ружья. Боже, сколько конфет, печений я «скармливала» им, чтобы они могли легче нести свою службу.

«Если вы хотите, чтобы ваши дети были умнее, - говорил Альберт Эйнштейн, - читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок». Эйнштейн знал цену чтения и воображения. В моем сказочном чтении чуть позднее была еще одна блистательная книга с невероятными иллюстрациями великого Тогрула Нариманбекова.  

Анар «Деде Коркут»

Книга с автографом писателя: «Дорогим Расиму и Наде и маленькой Джамиленьке. Анар».

Книга – сенсация 80-го года. От нее нельзя было оторваться. И не только потому, что в те времена мало, кто отваживался говорить об огузских корнях азербайджанского этногенеза. Завораживали сами истории, воскресающие тени забытых предков. «Где те гордецы, что кричали, будто мир принадлежит им?» Аромат детства народа. Время особого единения людей и природы, мысли, чувств, красок, звука. Прозрачный образный язык. И удивительное по простоте наставление: «Чтобы земля стала отчизной, нужны два дела. Первое, землю надо засеять. И второе, ее надо защищать. Землю, которую ты не смог защитить, не стоит засевать. А землю, которую ты не засеял, не стоит защищать».

Это слова не из памятника, это мудрость Анара, заповедь писателя ХХ века, вложившего свое кредо в уста мудреца Коркута.

Александр Дюма «Три мушкетера»

С Дюма я познакомилась в третьем классе. На большой перемене две девочки обсуждали книжку, которую только что прочли. Пальба, трактиры, стычки, шпаги, кони, Констанция, Миледи, Д’Артаньян. Магия незнакомых слов поразила.

«Как называется книга?» «Три мушкетера». «Как?» - я старательно записала: «Три мушки Тёра». 

Девочки закатились от смеха, аха-ха-ха… но не сказали, почему. На следующий день я показала свою запись Рене ханум в читальном зале библиотеки имени Белинского, что располагалась в Губернаторском саду (родное место, главное пристанище в детстве… мама отводила меня в читальный зал, пока была на работе, и я читала там все подряд). «Не рано ли?» - озадаченно спросила милая библиотекарша. «Что вы?! Весь наш класс уже прочел». 

Она принесла книгу и объяснила, кто такие эти «три мушки Тёра». Так в мою жизнь вошли веселые, храбрые, добрые парни, готовые отдать жизнь друг за друга. Они стали и моими друзьями навсегда. Не поверите, книгу я читала всю зиму и весну, и долго не могла начать что-то другое.

Эрнест Хемингуэй «Праздник, который всегда с тобой»

Я уже как-то писала, что училась в женской школе, до середины пятидесятых в Советском Союзе было раздельное обучение. И мальчики для меня были другой планетой, непознанной, непонятной, но  тревожно притягательной. Надо сказать, что мое поколение девушек было в основном книжным. Образы любимых, идеальных мужчин мы черпали в романах и фильмах. Моим кумиром был Эрнест Хемингуэй. Я любила его самого и его героев за силу, широту, храбрость, готовность постоять за себя и за дело, которое они считали правым, за умение по-настоящему любить Женщину. Это у них я училась определять, что следует называть любовью и что не следует, распознавать людей, с которыми слово любовь сочетается, и с кем не сочетается. 

Мне нравится все, что писал Хемингуэй: романы, повести, рассказы,  фельетоны, испанские дневники… Но, пожалуй,  одно из лучших его творений  - «Праздник, который всегда с тобой». Конечно, это книга о Париже 20-х годов и молодости отважного романтика. Но это книга и о своем труде, начатом смолоду и продолженном сквозь всю жизнь. Об упорстве, счастье и тяжести труда и о бессмыслице существования человека, лишенного этого «праздника, который всегда с тобой». Очень и очень близкая и мне тема… 

Максуд Ибрагимбеков «В аду повеяло прохладой» (или «Обжалованию не подлежит»)

   

На моей памяти Максуд Ибрагимбеков был всегда. С тех самых пор, когда 57 лет назад опубликовал свой первый  рассказ. В плеяде поколения 60-х он был самым независимым, самым смелым и дерзким. Говорил что думал, писал что хотел. Не все им были довольны, но книги его шли нарасхват и зачитывались «до дыр». Одна за другой миллионными тиражами выходили блистательные повести: «И не было лучше брата», «Кто поедет в Трускавец», «Пусть он останется с нами». Доброта, ум, абсолютная правдивость делали Максуда для нашего поколения самым надежным проводником в нравственной неразберихе того времени. Мы жили, окруженные атмосферой его прозы, его мысли, и проникались его творениями больше, чем каким бы то ни было из других советских писателей. В «Аду повеяло прохладой» - последняя его повесть.

Мировая литература знает множество описаний ужасов тюрем и концлагерей. Достоевский, Солженицын, Шаламов, Мандельштам, Цветаева – у каждого из них свой ужас, свой ад. Как будто они спорят с Дарвиным: в их аду выживают не сильные, как утверждает дарвиновская теория эволюции. Здесь сильные гибнут, а выживают всякого рода проходимцы, конформисты, предатели и рабы. А что такое ад по  Максуду? Тоже жизнь. Жизнь в нечеловеческих условиях. И тут самое важное – остаться Человеком в этих нечеловеческих условиях. У героя романа Сеймура Рафибейли, дважды совершившего нежеланное путешествие в ад, это получилось естественно и органично, хотя ситуации, в которые ставит его писатель, совсем не располагают к проявлению порядочности, благородства, доброты, сострадания к ближнему. Мне кажется, именно по такой классной прозе наши потомки будут узнавать наше время, узнавать людей нашего времени.

Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Недавно, перебирая домашний архив, я наткнулась на поздравления друзей с днем нашей с Расимом свадьбы. Самая лаконичная телеграмма гласила: «Жизнь должна идти под Экзюпери». Разумеется, я не стану пытаться судить, как прошла наша жизнь, но Экзюпери со всеми своими небесными романами был в ней всегда. И «Маленький принц» тоже. Сначала мы читали его сами, потом – читали нашей дочери, потом – любимым внукам.

«Маленький принц» - чудесная поэтическая меланхолия, которая заключает в себе целую философию. Короля тут слушают лишь в тех случаях, когда он приказывает сделать то, что без этого состоялось бы. Фонарщика уважают потому, что он занят делом, а не самим собой.  Делового человека осмеивают, так как он полагает, что можно владеть звездами. Лис позволяет приручить себя: «Узнать можно только те вещи, которые приручишь. Люди покупают вещи готовыми в магазине. Но ведь нет магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди не имеют больше друзей».

Я немного завидую тем, кто будет читать его впервые…

Вместо эпилога

Ну, вот, кажется, все. Нет, назову еще одну книгу-альбом с развернутыми литературными аннотациями. Мне подарил ее десять лет назад мой студент Али. И с тех пор она лежит в стопке на журнальном столике.

Бердслей «Шедевры графики»

Великий и ужасный, европейский скандалист, порочный хулиган и грешник Обри Бердслей. Не советую категорически! С точки зрения христианской моральной мистики, он просто вне закона. Но…

У меня  есть три причины ценить «Шедевры Бердслея». Он – гениальный художник. Его чувственные провокации восхищают подлинной культурностью.  

Он – великий книголюб. Три четверти его рисунков вдохновлено книгами всех эпох. Изображение книги, очарование комнат с книгами, библиотеки, книжные лавки и магазины, блюда с книгами – самая любимая его тема и, по собственному признанию, «постоянный источник радости».

И, наконец, третья причина, сакральная.

Из письма Обри Бердслея Смитерсу: «Иисус, наш господь и судья! Дорогой друг! Умоляю Вас уничтожить все экземпляры «Лисистраты»… Всем, что есть святого, заклинаю Вас – все непристойные, неприличные рисунки. Обри Бердслей» И после подписи – строка «В моей предсмертной агонии».

Господь их не уничтожил…

Читайте по теме:

5 книг, которые стоит прочесть: советует Чингиз Абдуллаев - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует Рахман Гаджиев - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует руководитель Audiokitab Гасан Гасанов

5 книг, которые стоит прочесть: советует проректор ADA Фариз Исмаилзаде – ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует Теймур Даими - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует политолог, профессор Западно-Каспийского университета Фикрет Садыхов - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует известный прозаик Натиг Расулзаде - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует народный писатель, депутат Милли Меджлиса Эльмира Ахундова – ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует юрист Акрам Гасанов – ФОТО

«Audiokitab»: Мировые бестселлеры и книги азербайджанских авторов в одном приложении - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует видеоблогер Алихан Раджабов - ФОТО

5 книг, которые стоит прочесть: советует историк Фархад Джаббаров - ФОТО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Общество

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены