1news.az

Владимир Тукмаков: «Если бы Олимпиада начиналась завтра, я бы снова посадил Эльтаджа Сафарли за вторую доску»

10 Сентября, 2012 в 09:08 ~ 10 минут на чтение 3376
Владимир Тукмаков: «Если бы Олимпиада начиналась завтра, я бы снова посадил Эльтаджа Сафарли за вторую доску»

СТАМБУЛ, 10 сен – SPORT.1NEWS.AZ

Развернутое интервью Sport.1news.az с главным тренером мужской сборной Азербайджана по шахматам Владимиром Тукмаковым по итогам завершившейся Олимпиады, на которой наша команда заняла 10-е место

- 10-е место сборной Азербайджана на Олимпиаде – это неудача?

- Я считаю, что мы показали удовлетворительный результат. Мы рассчитывали на лучшее и это лучшее могло случиться, но могло быть и хуже. Изначально в стартовом листе мы были 7-ми, а финишировали 10-ми.

Со второй половины Олимпиады у нас был очень плотный турнир – ни одного проходного соперника. Сыграли примерно в соответствии со своим рейтингом. Более того, если брать суммарный рейтинг команд, то мы его даже повысили.

Получилась парадоксальная ситуация. Мы были 7-ми по рейтингу, сыграли лучше ожидаемого в плане перформанса, но заняли 10-е место. Таковы причуды «швейцарской системы».

Мы рассчитывали и мечтали о большем, но, если трезво смотреть на возможности именно этой сборной Азербайджана, то, чтобы попасть в первую тройку, нужна была огромная удача и вдохновенная игра всей команды. Этого не случилось.

Понятно, что потеря Вугара Гашимова для этой команды невосполнима. Нет у нас шахматистов, которые могли бы хоть сколько-нибудь заменить шахматиста такого калибра.

- Оправдал ли себя перевод Эльтаджа Сафарли на вторую доску?

- Здесь надо говорить не только о позиции Эльтаджа на второй доске, а о комбинации – Сафарли на второй, Мамедъяров на третьей. Это был рискованный шаг, рассчитанный на то, чтобы прыгнуть выше головы.

Риск состоял не только в том, что огромная ответственность падала на плечи Шахрияра – мы его выводили все время на белый цвет, и он обязан был выигрывать, чтобы оправдать эту рокировку. Он был под большим прессом, но блестяще справился. Играл и раскованно, и рискованно. Такая игра оправдалась, и он показал лучший результат на Олимпиаде.

Вторая половина риска заключалась в том, что Эльтадж и Рауф большую часть партий должны были играть черным цветом. Рауф сыграл достойно. Он провел семь подряд партий черным цветом, в основном, против шахматистов, превосходящих его по силе, и потерпел лишь одно поражение от китайца, попав на «вариант». А вот Эльтадж оказался не совсем готов к игре на второй доске.

Все-таки вторая доска во всех ведущих командах – это гроссмейстеры экстра-класса и, конечно, Эльтаджу было сложно.

Однако если бы Олимпиада начиналась бы завтра, то я вновь выбрал бы эту расстановку, даже зная ее недостатки.

- Вы считаете, что с Шахрияром Мамедъяровым на второй доске мы априори заняли бы место ниже 10-го?

- Нет, я так не считаю. Не исключаю, что если бы мы играли в нормальной расстановке, то заняли бы такое же место. Но риск заключался именно в том, чтобы попытаться занять высокое место.

И у нас были шансы. В нескольких стыковых матчах мы не добирали по пол очка. Если бы это удалось, мы бы, быть может, были бы в пятерке.

- Но ведь именно в стыковых матчах наша так называемая рискованная расстановка давала сбой, и мы фактически начинали матч со счета 0:1, так как Эльтадж не готов на сегодняшний день играть против таких соперников, как Грищук и Пономарев.

- Да, он проиграл. Но если в матче с Россией у нас по большому счету не было шансов, то в матче с Украиной у нас был реальный шанс сыграть 2:2, так как у Рауфа было «лучше» черными.

Надо учесть, что мы объективно слабее этих команд при любой расстановке. Повторю, что это был сознательный риск. Нельзя сказать, что он полностью оправдался. Но если бы турнир сложился бы для нас удачнее… Во всех стыковых матчах мы не добирали – и с Китаем, и с Германией, и с Украиной, и с Польшей. Два стыковых матча мы проиграли и три свели вничью.

Если анализировать по доскам, то прекрасно выступил Теймур Раджабов. Он был настоящим лидером команды. Теймур не просто закрывал первую доску, но и набирал очки. К сожалению, во второй половине турнира он подустал, а связано это было с тем, что он приболел. При таком составе я не мог позволить себе роскошь не ставить его, поэтому Раджабов играл через не могу.

И только в последнем туре, когда мы уже потеряли шансы на высокое место, я не поставил его. У человека впереди важные турниры и не хотелось бы, чтобы он работал на износ. Если бы у нас был шанс на попадание в тройку или в пятерку, то Раджабов играл бы. В данном случае я решил, что рисковать здоровьем лидера команды не имеет смысла.

- Матч с Индией получился весьма интересным…

- Да, и, к счастью, все сложилось удачно. Матч с Индией показал, что у этой команды есть потенциал. Без Раджабова мы уступали индийцам в рейтинге. Фаворитом была Индия. Матч получился очень нервным и мог завершиться как 3,5:0,5 в нашу пользу, так и 2,5:1,5 в их пользу. В конечном счете мы победили 2,5:1,5. Вновь здорово сыграл Шахрияр, превзошедший все ожидания.

- Встреча с Индией показала, что Мамедъяров хорошо играет и черным цветом.

- Он вообще сильный шахматист. Он и здесь брал на себя определенные риски, играл редкий для себя дебют. В общем, играл так же, как он провел всю Олимпиаду – с большой энергией, рискованно, но, как правило, контролируя ситуацию.

Оба наших лидера показали прекрасную игру и прибавили в рейтинге, а остальные трое, к сожалению, остались в роли подыгрывающих. Они не способны решить исход матча. У нас было семь серьезных матчей, и ни в одном из них ни Эльтадж, ни Рауф, ни Гадир не одержали ни одной победы.

С двумя людьми, даже фантастически талантливыми, нельзя выиграть Олимпиаду, нельзя показать сильный результат. Это одна из болевых точек азербайджанских шахмат.

- Что нужно делать, чтобы решить данную проблему?

- В первую очередь хочу пожелать здоровья Вугару Гашимову…

- У вас есть информация о состоянии Вугара?

- Нет, я не общался с ним во время Олимпиады… Так вот у нас есть тройка шахматистов экстра-класса и остальные. Большая проблема азербайджанских шахмат – короткая скамейка, отсутствие достойно конкуренции. Это тормозит рост кандидатов в сборную.

Помимо тех, кто играл в Стамбуле, и Вугара, есть еще два шахматиста, которые могут претендовать на попадание в сборную. Это – Васиф Дурарбейли и Ниджат Мамедов, да и то с оговорками. И на подходе никого не видно.

С учетом того, что в 2016 году в Азербайджане пройдет шахматная Олимпиада, на которой страна будет представлена двумя, а то и тремя командами, нужно уже сейчас готовить молодых шахматистов. Нужно подтягивать их ко второй сборной. Быть может, среди них окажутся такие таланты, которые будут играть и за первую.

Почему-то в Азербайджане шахматисты, показывающие великолепные результаты на юношеском уровне, затем исчезают из поля зрения. Они недостаточно прогрессируют, приближается окончание школы и родители делают выбор в пользу не шахматной карьеры. И таким образом теряется много талантливых шахматистов, которые в Азербайджане, бесспорно, есть.

Надо создать молодежную сборную, тренер которой будет работать в тесном контакте с тренером первой сборной. Это нужно для того, чтобы эти молодые ребята чувствовали перспективу. Четыре года для шахмат – это не большой срок, но это достаточное время, чтобы при налаженной работе получить хороший результат.

- В Азербайджане во многих видах спорта руководители федераций и тренерский штаб для достижения сиюминутных результатов привлекают в национальные команды иностранцев. Странно, что в шахматах у нас пока нет натурализованных спортсменов, учитывая проблемы с составом.

- Скажу честно: идеи такие были. Не знаю, к сожалению или к счастью, но данная идея по ряду причин не была воплощена в жизнь.

- Есть еще один момент. Может стоит привозить на крупные турниры штаб тренеров, которые будут помогать шахматистам?

- Ответ на этот вопрос очевиден. Понятно, что это было бы очень хорошо. Дело в том, что уровень теории в шахматах настолько поднялся, что один человек не способен осилить эту работу.

К примеру, в сборных России, кроме капитанов, по два высококлассных действующих гроссмейстера, которые являются отличными теоретиками. Они могут в любой момент придти на помощь любому из своих шахматистов.

Другое дело, что если брать Азербайджан, то я не вижу шахматистов, которые пригодились бы в таком качестве. Но всегда можно пригласить зарубежных специалистов. В конце концов я ведь тоже не азербайджанец.

- Ваш контракт со сборной Азербайджана уже завершается…

- Да, фактически с окончанием Олимпиады мой контракт истек. Пока никаких разговоров о продлении не было.

- Но впереди еще Кубок Европы среди клубов, на котором под вашим руководством будет выступать команда SOCAR. Какое впечатление произвели на вас на Олимпиаде легионеры SOCAR?

- И Грищук, и Камский играли здорово. Если также они будут играть в Израиле, то большего ждать не приходится. Что касается Топалова и Сутовского, то они выступали с большими перепадами. Но это вообще неровные шахматисты.

Топалов долго не играл и сейчас набирает форму. Сутовский же шахматист творческий, у которого очень многое зависит от настроения. На Олимпиаде у него прекрасные победы чередовались с совершенно недопустимыми для его высокого уровня поражениями. Надеюсь, что на Кубке Европы мы с такими проблемами не столкнемся.

Команда у нас очень хорошая, но конкуренция все равно будет невероятно острая. Кроме нас, еще семь-восемь клубов очень высокого уровня. Понятно, что перед нами ставится задача наконец выиграть Кубок Европы, но сделать это будет очень тяжело.

Эльмир Алиев (Турция)

3 376

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены