1news.az

Записки из блокнота журналиста. Путь к независимости проложили шехиды 20 Января...

20 Января, 2020 в 18:40 ~ 8 минут на чтение 13954
Записки из блокнота журналиста. Путь к независимости проложили шехиды 20 Января...

Данный материал впервые был опубликован 20 Января, 2016 года. 1news.az публикует его снова, так как статья не потеряла свою актуальность.

***

20 января  - это скорбная дата азербайджанского народа в исторической летописи конца ХХ столетия.

Агрессия против суверенного государства навсегда развеяла мифы о социализме с «человеческим лицом». Советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым обрушило на мирно спящий город огонь и металл трассирующих пуль, от которых гибли дети, женщины, старики. Карательные части из числа резервистов расправились с безоружными людьми, гревшимися у костра на баррикадах, сооруженных на скорую руку, чтобы не дать танкам войти в столицу Азербайджана.

…До кровавой трагедии января 1990-го военные подразделения различных родов войск расположились лагерем на подступах Баку. По приказу министра обороны СССР Дмитрия Язова в город ворвались танки, а следом за ними резервисты и десантники генерала Александра Лебедя. Эта операция под кодовым названием «Удар» стала самой чудовищной из тех, что союзный Центр проводил с целью восстановления советского режима в Казахстане, Грузии, прибалтийских странах. Образно говоря, режим Горбачева отстреливался до последнего патрона, чтобы сохранить советскую державу. Однако маховик «перестройки» уже работал против его прорабов.

В этой операции принял участие воинский контингент трех родов советских войск численностью в 40 тысяч человек. По словам Дмитрия Язова, предупредить население о вводе войск в город по телевидению не успели, но зато якобы сообщили по радио. Но это -  явная и неприкрытая ложь маршала.

…В ночь с 19 на 20 января 1990 года окраины Баку погрузились во мрак,  оттуда доносился какой-то грохот. Вернувшийся с работы Кямран Мамедов включил телевизор, на экране появились только полосы. Он включил радио,  но и оно молчало. Волнение охватило всю семью.

- Кямран, что происходит? - спросила его супруга Зохра.

- А мы сейчас узнаем,  - спокойно ответил Кямран и вышел на балкон пятиэтажного дома.     

Отсюда как на ладони была видна территория, в центре которой возвышался монументальный памятник ХI Красной армии. Отчетливо были слышны взрывы снарядов, выпущенных из тяжелых орудий, бесперебойно работали пулеметы, шум которых смешался с автоматными очередями.

В это время зазвонил телефон. Кямран снял трубку и услышал знакомый голос Вахаба:  

«Кямран, в городе советские танки. За ними идут военные и стреляют наповал. Закрой двери на балконе, выключи свет, если он горит. Береги семью».

- Уже знаю,- ответил Кямран

Тревожный голос Вахаба прояснил ситуацию в городе, который уже сотрясал грохот гусениц тяжелых танков, прокладывающих себе дорогу в центр столицы.  

…В октябре 1987 года Гейдар Алиев, занимавший в то время высокие посты в правительстве СССР, в знак протеста против политики, проводимой Горбачевым, подал  в отставку.

Через  некоторое время после этого академик Аганбегян заявил о присоединении Нагорной Карабахской Автономной области Азербайджана к Армении. Фактически этим был дан старт процессу  насильственного изгнания азербайджанцев с их исконных земель и присоединение этих территорий к Армении. В то время активизировались националистические организации типа «Крунк», «Миацум».  В Нагорном Карабахе организовывались  митинги, в Армении сотни тысяч азербайджанцев подвергались надругательствам, сжигались их дома. Но никакой реакции Центра на эти преступления не последовало.

События в Армении послужили детонатором  событий в Сумгайыте – городе  где

нашли приют беженцы, бежавшие от бесчинств, распоясавшихся армянских националистов. Инициаторами кровавых акций в этом городе были армяне с криминальным прошлым. Организатором и зачинщиком расправы над городскими жителями был некий Григорьян и его бандитское окружение, которые убивали тех армян, кто не платил дань «Крунку». Кадры о событиях в Сумгайыте показали в своем эфире зарубежные информационные агентства.

В этой сложной ситуации Горбачев назначает первым секретарем ЦК КП Азербайджана слабовольного Абдуррахмана Везирова, который являлся марионеткой Центра, и чья деятельность не служила национальным интересам.

В середине 1988 года по республике прокатилась волна забастовок, в регионах проходили стихийные митинги, на которых осуждалась политика Михаила Горбачева, выдвигались предложения о выходе из состава СССР. Нарушение  прав азербайджанцев в Армении, безнаказанность армянских националистов за кровавые акции в Гукарке, Гюмри, Ереване вызвало законное возмущение людей в Азербайджане. На протестной волне зародилось движение Народного фронта.

В Баку на главной площади «Азадлыг» проходили митинги, которые перекинулись в регионы. 25 ноября 1988 года представители Народного фронта пытались  провести митинг на главной площади города Ширвана, но эта попытка не увенчалась успехом, поскольку по указанию госорганов площадь заняли представители трудовых коллективов промышленных предприятий города. Поэтому протестующие решились совершить марш до Баку. Но и эта акция  не удалась  - на магистральном шоссе Ширван-Баку в толпу врезались Жигули. Тела погибших молодых людей доставили на главную площадь города перед горкомом партии, митингующие направились к месту проживания секретаря горкома партии, но здесь уже никого не было. Это были первые жертвы противостояния между государственными органами и представителями национально-освободительного движения.

…В стране шел процесс национального возрождения, и люди не желали мириться с несправедливой политикой, проводимой Москвой. 

Здесь уместно вспомнить слова Евгения Примакова, которые он произнес на встрече с лидером Народного фронта Этибаром Мамедовым: «Вы находитесь в трех шагах от независимости. Но советское руководство этого вам не позволит».

В конце декабря 1989 года в Джалилабаде возмущенные люди заняли здание райкома партии. На следующий в город прибыли генеральный прокурор республики Ильяс Исмаилов, председатель КГБ Вагиф Гусейнов, депутат Верховного Совета Азербайджана Тофик Кочарли. В районном Доме культуры они выслушали требования людей, главным из которых было справедливое решение вопроса о Нагорном Карабахе, где уже действовал комитет Особого управления, который поддерживал армянских сепаратистов, создававших свои вооруженные отряды самообороны. В ответ на эти требования в Джалилабаде был введен режим чрезвычайного положения и комендантский час.

В Лянкяране также проходили многотысячные акции протеста. В Нахчыване возмущенное население блокировало участок советско-иранской границы протяженностью 164 километра и разрушило контрольно-пропускные пункты. 

В то время я по заданию руководства газеты «Бакинский рабочий» ежедневно выезжал в районы Мугано-Сальянского, Лянкярано-Астаринского регионов,  подробно освещал в своих репортажах ситуацию на местах.

Все акции протеста в республике преследовали одну цель - привлечь внимание советского руководства к проблеме Нагорного Карабаха, но Горбачев и его окружение придерживались четкой проармянской позиции.     

Тяжело вспоминать трагические события прошлого и невозможно забыть шехидов, вставших на защиту Родины. В сознании никак не укладывается военная агрессия бывшего Союза против мирных граждан. Это были последние дни агонизирующего режима советской империи.  

На следующий день после кровавой трагедии, Гейдар Алиев пришел в представительство Азербайджана в Москве и сделал заявление,  в котором потребовал наказать организаторов и исполнителей преступления, совершенного против азербайджанского народа.

7 марта 1991 года Гейдар Алиев, выступая на сессии национального парламента,  так прокомментировал события 20 января: «Со стороны союзного государства против азербайджанского народа была совершена военная агрессия. Без каких-либо на то оснований, предупреждений, грубо нарушив законы государства, в Баку были введены воинские части оснащенной современным оружием советской армии, они совершили зверство, жестокость, в результате чего была пролита невинная кровь, сотни людей были убиты, получили увечья, пропали без вести». Затем Милли Меджлис дал политико-правовую оценку кровавым событиям 20 января.

…Тогда национальное самосознание было всецело переключено на идею обретения республикой  независимости. Уже никто не верил в справедливость и гуманизм СССР.  А после трагедии 20 января, эта идея еще более окрепла.

Сегодня чтя память Кровавого января, мы воздаем должное их героизму и мужеству – именно они проложили путь к независимости Азербайджана и память о них будет жить вечно в сердце нашего народа.

Allah rəhmət eləsin!

Текст: Зейтулла ДЖАББАРОВ

Фото: АЗЕРТАДЖ

13 954

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены