1news.az

«А ребенок так и замерз, лежа на мерзлой земле и обняв ручками маму…» Воспоминания свидетеля Ходжалинского геноцида - ВИДЕО

26 Февраля, 2020 в 10:25 ~ 12 минут на чтение 27147
«А ребенок так и замерз, лежа на мерзлой земле и обняв ручками маму…» Воспоминания свидетеля Ходжалинского геноцида - ВИДЕО

Есть люди, лица которых врезаются в память раз и навсегда.

Особенно, если эти лица ассоциируются с памятными моментами в жизни, истории страны. Героя нашего сегодняшнего интервью знает весь Азербайджан.

Фотографии, на которых он запечатлен, некогда были опубликованы многочисленными ведущими изданиями и облетели весь мир. И еще были знаковые видеокадры, на которых этот сильный и мужественный человек, не стесняясь льющихся из глаз слез, срывающимся от боли голосом кричит журналисту: «Снимай! И это снимай! И это…»

Человек, который в тот день снимал в Ходжалы чудовищные последствия учиненного против нашего народа геноцида – Национальный герой Азербайджана, ныне покойный телерепортер Чингиз Мустафаев.

Человек, который находился рядом с ним и вместе с тем выносил с выжженной земли тела погибших– полковник Асад Фараджев – в то время юридический и военный консультант в Нагорном Карабахе...

Сегодня Асад Фараджев вместе с семьей проживает в Израиле, неизменно принимая участие во всех организуемых в этой стране мероприятиях, посвященных Ходжалинскому геноциду. Он часто приезжает на Родину, совсем недавно был в Баку. Узнав об этом, мы попросили известного израильского эксперта в области международных отношений, большого друга Азербайджана Арье Гута помочь организовать встречу с Асадом Фараджевым.

Ветеран Карабахской войны приехал в нашу редакцию и поделился воспоминаниями об ужасах, свидетелем которых он стал 28 лет назад в Ходжалы. Его рассказ был обрывочный, прерывистым, временами он замолкал, будучи не силах продолжать и прикладывая платок к глазам. И все же продолжал, потому что, как он сказал, люди должны знать. Знать и помнить…

- Родился я в Гяндже, в 1961 году. В 1979-1981 годах проходил службу в Афганистане, в составе спецподразделения советских войск. До того мы отучились в специализированной сержантской школе по подготовке бойцов для борьбы с терроризмом.

В 1986-м окончил юридический факультет Высшей школы МВД СССР в Рязани. В 1989 году был назначен начальником колонии в Архангельской области...

В январе 90-го мы увидели страшные кадры ввода частей советской армии в Баку. Мы, живущие и работающие там азербайджанцы, собрались вместе – общее горе, боль сплотили нас. Именно тогда я и принял решение вернуться в Азербайджан.

В 1993-2000 гг. работал судьей в военном трибунале Азербайджана, впоследствии - помощником бывшего министра юстиции Алисахиба Оруджева. Но до того поехал воевать в Карабах...

После захвата Ходжалы в Агдам стали прибывать уцелевшие в кровавой резне азербайджанцы. Было принято решение изучить обстановку на месте, и через два дня после трагедии мы вместе с журналистом Чингизом Мустафаевым отправились туда. Я тогда сказал ему, что этот кошмар обязательно нужно снять. Чтобы все увидели, как они…

Армяне обстреливали наш вертолет, но нам чудом удалось добраться. Это было поле в 17-20 км от Ходжалы. То, что мы там увидели… Я не знаю, как описать это, не могу найти слов. Нет таких слов.

Знаете, я прошел Афганистан, там тоже была война. Там тоже гибли люди. Мои друзья… Много смертей я там видел. Сам тоже был ранен, получил контузию. Многое я там видел. Как вам сказать, закалился, что ли.

Но когда я увидел, что армяне сотворили в Ходжалы… Мне стало страшно. Таких зверств, такого варварства я никогда не видел.

Они не просто убивали ни в чем не повинных, безоружных людей, они глумились над телами убитых. Они не снимали с женщин кольца - они отрубали пальцы, не снимали серег из ушей - их отрезали, они скальпировали...

Знаете, они ведь на следующий день после расправы получили какие-то премии, вознаграждения и на следующий день еще обещали награды тому, кто принесет или скальп, или отрезанные части тела – пальцы, уши… И они приходили и снова вырезали. Я не знаю, как это назвать… Не знаю.

Несколько секунд мы не могли сдвинуться с места, словно окаменели, какое-то оцепенение нашло. Мы просто стояли и смотрели, а сердце разрывалось на части.

Не знаю… Я не могу передать это словами. 

Как-то само собой пришло осознание того, что об этом надо кричать, донести страшную правду до мира. Поняли, что обязательно надо везти сюда журналистов. Через несколько дней организовали второй вертолет с турецкими, российскими, французскими, японскими журналистами.

Армяне тогда подумали, что мы приехали собирать тела ходжалинцев, не то они бы сбили вертолет.

Прилетели туда, начали делать съемки.

И Чингиз тоже снимал. И рыдал. А я показывал ему на тела и говорил: «Снимай. И это…»

Там были старики. И женщины. И дети… Мы не могли их там оставить. Решили забрать с собой, в Агдам. Сначала взяли тела детей. Один ребенок, двух или трех лет, лежал рядом с погибшей матерью. Она, защищая ее, хотела прикрыть своим телом, но была убита. А ребенок так и замерз, лежа на мерзлой земле и обняв маму ручками.

Это была девочка. Я буквально оторвал ее от матери. Уже в Агдаме мы отнесли ее вместе с другими телами в мечеть для омовения. Оставив ее там, я ушел в заведение под названием «Дом гостей». Сидел там и плакал… И вдруг чувствую, кто-то целует мне руку. Открыл глаза и увидел ахунда Агдамской мечети. Он сказал, что произошло Чудо - когда девочку омывали, она, видимо, под воздействием теплой воды, очнулась...

Слава Богу, она жива до сих пор… Жива и здорова. Это действительно Чудо.

…Те журналисты, которые были вместе с нами, все были потрясены. Но, знаете, были и такие, которые ставили целью не осветить трагедию, а, напротив, очернить. Один из французских журналистов подошел ко мне и спросил: «А может, тела принадлежат армянам?» Тогда я схватил его за руку и буквально потащил в мечеть, где лежали мертвые тела мальчиков, обрезанных по мусульманскому обычаю. Я сказал ему, что армяне не делают мальчикам обрезание. И что все лежащие здесь дети, женщины и мужчины – все они - азербайджанцы. Вот что я ему сказал.

Мы горели жаждой мести. Собрались отряды самообороны, агдамской милиции, и вообще, потом люди со всей страны стали приезжать туда. Мы наших бойцов всегда инструктировали: да это война, мы воюем с армянскими солдатами, но убивать гражданских – табу. Этого ни в коем случае делать нельзя.

Мы говорили, что мы не должны уподобляться бандитам. Это они - варвары, способные мучить женщин, детей, пытать и измываться. Но мы… Мы - люди.

И я предупредил своих солдат: если кто-то будет издеваться над пленными, будет иметь дело со мной. Всех пленных приводили к нам. Там был такой сильный мужественный человек – Аллахверди Багиров. Благодаря ему мы обменивали взятых в плен армян на наших.

Почему я вспомнил Аллахверди? Его сын в то время учился в военном училище в Ярославле – так вот, парень еще не отучился, а Аллахверди вызвал его сюда, воевать. Говорил, он же учится военному делу, а сейчас его умение нужно Родине. Позже я попросил начальство представить его к воинскому званию - парень сражался как лев.

…Да, такие достойные, мужественные ребята там были. Провели мощную военную операцию в Аскеране, чтобы дать армянам отпор. Я хочу вам рассказать еще об одном человеке, Ягуб его звали. Так вот, армяне убили в бою его сына, Джанполада, так он не оставил поле боя. Сына отвезли домой, а он остался. Уже после сражения, после того как мы провели военную операцию, мы пришли к ним в дом и провели похоронную церемонию.

Вот такие смелые, гордые, достойные люди были. Мне тяжело рассказывать это. Сколько ребят осталось там, сколько друзей... Все погибли…

А в Баку шла борьба за власть. Собирались политиканы, кричали, проводили митинги, свергали президента, требовали власти, забыв, даже не думая о том, что там, на передовой, льется кровь нашего народа.

Знаете, как возмущались наши ребята, когда узнали, что министром обороны стал Рагим Газиев?! Это было… даже не знаю, как сказать, так недостойно… Вся эта ситуация в целом стала одной из главных причин того, что мы тогда потерпели поражение… Очень сложно было в таких условиях одерживать победы.

Неизвестно, что было бы, если бы не наш общенациональный лидер Гейдар Алиев. По требованию народа он вернулся к власти, и военные действия были приостановлены - вступил в силу режим прекращения огня. Это было так вовремя - нам обязательно нужна была передышка. Чтобы окрепнуть, подняться на ноги, усилиться.

Позже армяне, все их тогдашние полевые командиры - Саргсян, Кочарян, Оганесян – начали раздавать интервью и говорить, что якобы они предоставили коридор, чтобы гражданские могли уйти из Ходжалы.

Лживые подонки. Никакого коридора не было. Я говорю это как человек, который был там и своими глазами видел все, что там происходило. Не было никакого коридора. Просто некоторые жители, которые вышли раньше - они приблизительно знали, куда идти - вслепую шли в сторону Шелли, Аскерана - там речка была, и оттуда можно было выйти к Агдаму.

«Коридор», о котором они говорят, – это была территория, которую они окружили со всех сторон, чтобы добивать тех, кто сумеет выйти. Они взяли эту территорию в кольцо – это была ловушка, безоружные люди, которые вышли, попали в нее, и там армяне их убивали…

Сейчас они все отрицают, утверждают, будто мы сами все это сотворили. А разве не сам Серж Саргсян, когда был президентом Армении, признался, что «до Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, что армяне не способны поднять руку на гражданское население…»?

Сейчас я живу в Израиле, и знаете, у нас проводится очень много мероприятий по информированию людей о Ходжалинском геноциде. В основном благодаря международной информационной кампании «Справедливость для Ходжалы». Ее инициатор - вице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла ханум Алиева - очень многое делает для того, чтобы весь мир узнал об этой трагедии нашего народа.

Вы знаете, в Израиле есть город Акко. В прошлом году там прошло большое мероприятие, была организована фотовыставка. Мэр Акко выделил автобусы, чтобы люди со всех городов могли приехать и посмотреть эти фотографии.

Да, много людей тогда приехало. Они смотрели и плакали, поражаясь, неужели в наше время можно сотворить такое, неужели Холокост не стал уроком для нынешних поколений?

Сейчас, в преддверии годовщины Ходжалинской трагедии, в Израиле снова организовываются мероприятия, посвященные памяти жертв геноцида.

Хочу отметить одного человека, имеющего большие заслуги в доведении в Израиле правды об Азербайджане. Это - Арье Гут, человек, искренне любящий нашу страну, наш народ, готовый сердце отдать за Азербайджан и делающий все, чтобы как можно больше его соотечественников разделили это его чувство.

1news.az

Мы выражаем признательность Арье Гуту - большому другу Азербайджана, известному эксперту в области международных отношений, главе представительства Бакинского международного центра мультикультурализма в Израиле - за помощь в организации встречи с Асадом Фараджевым.

27 147

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены