1news.az

«Грядут перемены!». Режиссер Руфат Гасанов о новой волне азербайджанского кино - ФОТО

7 Октября, 2019 в 09:36 ~ 11 минут на чтение 4688
«Грядут перемены!». Режиссер Руфат Гасанов о новой волне азербайджанского кино  - ФОТО

«Не хочешь сделать материал о новой волне азербайджанского независимого кино? Мне есть, что рассказать.

Более того, я уверен: грядут перемены!» - написал мне режиссер Руфат Гасанов. Тем, кто пока не знает Руфата, могу предложить прочитать о нем в Википедии или более подробно – прямо на 1news.az. Напомним, что о Руфате Гасанове мы уже писали в 2013 году, когда его совместный с Эльвином Адыгезалом фильм «Хамелеон» впервые представлял Азербайджан в конкурсной программе кинофестиваля в Локарно. В кинематографических кругах России Руфат известен как режиссер монтажа фильмов-лауреатов международных кинофестивалей («Брат Дэян», реж. Б.Бакурадзе, «Интимные Места», реж. Н.Меркулова, А.Чупов, «Муравейник», реж. В.Логинов и пр.). Несколько дней назад новый полнометражный проект Руфата получил финансовую поддержку Французского фонда кино (Aide aux cinémas du monde | CNC).

Об этом и не только – в новом интервью с нашим соотечественником.  

- Руфат, расскажи, что ты имел в виду, говоря о грядущих переменах в сфере кино?

- В этом году сразу несколько азербайджанских режиссеров сумели заявить о себе на престижных кинофестивалях и кинофорумах мира. И речь не только об участии, но и о победах. Так, Хилал Байдаров получил приз «Лучший документальный фильм» на 25-м кинофестивале в Сараево за фильм «Когда Созревает Хурма». Там же участвовал Теймур Гаджиев с короткометражным фильмом «Соль, Перец по Вкусу». Полнометражный фильм Эльмарa Имановa «Конец Сезона» завоевал приз ФИПРЕССИ в программе «Bright Future» Роттердамского кинофестиваля. Эльвин Адыгезал попал в основной конкурс международного кинофестиваля в Пусане с короткометражкой «Снимая фильм с Реной ханум!». Мой полнометражный проект «Daxildəki Ada» получил финансовую поддержку Французского Фонда Кино (Aide aux cinémas du monde | CNC). Также ждем хороших новостей от Исмаила Сафарали с дебютным полнометражным фильмом «Сара, дочь Рыбака».

В количественном плане это – беспрецедентный случай, что дает мне основание для умеренного оптимизма. Ведь о нас стал узнавать международный кино-истэблишмент, нас начинают поддерживать крупные фестивали и фонды кино, и это, кстати, начинает находить отклик и тут. И меня, и Эльмара, к примеру, частично поддержали Министерство культуры и киностудия «Азербайджанфильм». Потому что факты говорят за себя – сегодня Азербайджан на международной арене представляют малобюджетные фильмы молодых азербайджанских режиссеров.

-  Это, безусловно, не может не радовать. Если бы не несколько «но» - опять же, на мой взгляд. Итак, речь идет о режиссерах, как ты сам сказал, независимого, авторского кино. А этот жанр в нашей стране до сих пор стоит неким особняком, считаясь уделом интеллектуалов. Грубо говоря, широкий зритель их успехи не оценит. Кроме того, насколько правильно говорить об успехе именно азербайджанского кино, если почти все из названных тобой режиссеров не живут в Азербайджане?

- Отвечу по порядку. На мой взгляд, дело далеко не в спросе на то или иное кино. Существует целый комплекс проблем, в корне которых  - отсутствие современной законодательной базы и регуляторных инструментов, обеспечивающих имплементацию этих самых законов. Но это – большая и сложная тема, к ней мы еще не раз вернемся.

А конкретно по первому вопросу: о каком зрителе может идти речь, если нет площадок? В каждом городе существуют небольшие, зачастую частные, кинотеатры, в которых можно посмотреть кино «без попкорна», и у этого кино есть свой зритель. У нас на сегодняшний день существует только некоммерческий киноклуб Yarat, и вот только недавно (и то не без скандала) появился Salaam Cinema. Ребята большие молодцы, они делают очень много для развития культуры кинопросмотра в Азербайджане, но и Salaam Cinema, скорее, киноклуб, нежели кинотеатр: должное техническое оснащение требует немалых финансовых вложений.

Крупные же сети, разумеется, прокатывают то, что приносит деньги: в наших реалиях это тошнотворные местные комедии, которые они зачастую сами и производят. В результате лучшие сеансы достаются их собственному контенту, они его держат в ротации столько, сколько им вздумается. Возможно, в краткосрочной перспективе это прибыльно и эффективно, но в долгосрочной перспективе это губительно для развития кинорынка.

Вот мы и упираемся в необходимость реформирования законодательной базы. Ведь таких проблем уйма: отсутствие кинокомиссии; отсутствие системы рибейтов (возврата средств); отсутствие должной инфраструктуры для международного производства (включая членство в Euruimage помимо прочего); отсутствие национального центра поддержки кино, в конце концов. Все это – звенья одной цепи. И об этом можно говорить долго, но суть проста – необходимо принять новый закон о кино, который бы отвечал запросам и требованиям сегодняшнего дня.

И обвинять в нынешнем положении вещей кого-то в отдельности слишком просто. Никто тут не виноват. Просто был механизм, он какое-то время работал, а теперь устарел и перестал работать. Его нужно поменять. А это сопряжено с бюрократическими процедурами, которые могут длиться годами.

Вот, о чем можно и нужно говорить, так это о катализации этого процесса, потому что это в интересах всех. В Казахстане пару дней назад создали комиссию по кинематографии и запустили программу возврата 30% денежных средств для привлечения зарубежных продюсеров. Но я более чем уверен, что и у нас в ближайшее время будет прорыв в этом направлении.

Что касается второго вопроса, тут все полегче – все мы снимаем в Азербайджане, об Азербайджане и на азербайджанском языке. Так что неважно, где и кто из нас сейчас живет, важно, что он продолжает делать. Как говорится, какая разница, какого цвета кошка – лишь бы она мышей ловила.

- А как ты относишься к «старой гвардии», то есть режиссерам старшего поколения?

- Параллельно. В прямом смысле слова: мы особо не пересекаемся. У нас, мне кажется, в силу «поколенческого» фактора разная картина мира и это, наверное, в порядке вещей. Они привыкли снимать по определенной модели, со стопроцентным многомиллионным субсидированием и карт-бланшем со стороны государства. А в 21 веке так уже не принято. Министерство культуры не благотворительная организация. Мы живем во время международных ко-продукций, питчингов и дистрибуции на стриминговых платформах. Повторюсь, разные картины мира. И вообще, смена поколений – процесс небезболезненный.

- А нет планов объединиться вам, молодым?

- Объединиться в очередной, уже третий союз кинематографистов? Нет, союзы в том виде, в котором они существуют у нас – это рудимент советского прошлого. А общаться мы и так общаемся и помогаем друг другу, чем можем. Я считаю, нужно продолжать молча работать и меньше отвлекаться на всякого рода шум.

- Шум иногда тоже полезен. Мы вот все были свидетелями дебатов на эту тему, переросших в «баттлы». Правда, это ни к чему в итоге не привело. По крайней мере, пока.

- Если не привело сейчас, то в скором времени приведет. Просто пока рано об этом говорить.

Читайте по теме:

Почему нужно государственное кино? Отвечает Аяз Салаев

Теймур Гаджиев - вопрос Аязу Салаеву: «А что делать с теми, кто был обязан возродить наш кинематограф?»

Аяз Салаев ответил Теймуру Гаджиеву: Не художнику говорить о «математических критериях успешности» фильмов

Фикрин Бекташи: «Баттлы смысла не имеют, необходимо создание новой киноиндустрии и реформирование всей киносферы» - ФОТО

Фикрин Бекташи: «Минкульт не совсем правильно понимает современные принципы управления киноиндустрией»

- Расскажи о своем фильме. И почему, если ты живешь и работаешь в Москве, ты снимаешь здесь и про нас?

- И снова по порядку. Фильм называется «Daxildәki Ada», это азербайджано-французская ко-продукция. Мы находимся на завершающей стадии – идет работа над звуком и цветом. Сюжет раскрывать не буду, но могу дать небольшую затравку: главный герой – азербайджанский шахматист, который побеждает в Турнире Претендентов, получив право сразиться с действующим чемпионом мира за шахматную корону. И забавное совпадение - 4 октября Теймур Раджабов стал победителем Кубка мира по шахматам. Кино – субстанция метафизическая.

Что касается второго вопроса, ну, наверное, это зов крови. Помнишь, во время нашего с тобой первого интервью я провел параллель с Антеем из древнегреческой мифологии. Когда он чувствовал, что начинает терять силы, он прикасался к земле, своей матери, и они обновлялись: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Я люблю свою землю и своих людей, я ими вдохновляюсь и восхищаюсь. И истории, которые я придумываю, всегда связаны с определенным местом, временем и людьми. Пока все «придумывается» про Азербайджан, понимаешь? Мне сложно это объяснить словами, есть вещи, которые находятся вне семантического поля. Наверное, поэтому подался в кино, а не в литературу.  

- А команда у тебя была местная, или ко-продукция подразумевает привлечение иностранных специалистов?

- На 95% местная команда. При всем кадровом кризисе в сфере кино появляются новые люди, непонятно каким образом. Вопреки, видимо. Вот, к примеру, оператор-постановщик Орхан Аббасов работал совершенно в другой сфере, и был достаточно успешен. Но потом все бросил, переехал во Францию, отучился на оператора. А ты меня спрашиваешь, почему это я оптимистично настроен.

- Если бы ты нашел оператора, который отучился здесь, и при этом еще бы и работал на местной киностудии, тогда я бы поняла твой оптимизм. А поехать учиться во Францию или даже куда-то поближе может далеко не каждый.

- Согласен, далеко не каждый. Но мы снова возвращаемся к закону о кино. Одним из главных его пунктов является создание Института Кино, образовательных программ. А пока этого всего нет, разумеется, будет наблюдаться утечка мозгов. Но все равно кровь, как мы выяснили, зовет: кто-то будет возвращаться, передавать знания и навыки. Понимаешь, это все один большой механизм: киношкола взращивает будущих специалистов, они снимают работы, эти работы показываются на кинофестивалях-

- У нас и крупные фестивали не проводятся.

- Ну, у нас несколько лет подряд проходят фестиваль короткометражек «Старт» и фестиваль документальных фильмов «ДокуБаку». Это классные, но очень камерные мероприятия. Баку, который принимает Европейские игры, Евровидение и финал Лиги Европы заслуживает фестиваль иного масштаба. Кстати, в этом смысле кинофестиваль в Сараево – отличный пример. Они 25 лет назад запустили его с амбициями стать региональными Каннами. И им это удалось, их инвестиции оказались сверхэффективными – сегодня их охват уже расширился от Балкан до Кавказа. Фактически, Сараево стал главной площадкой для режиссеров из Южного Кавказа, за неимением у нас своего кинофестиваля. И это тоже непосредственно связано с необходимостью реформирования законодательной базы.

- Думаю, когда твой фильм будет готов, появятся и другие новости, о чем мы обязательно поговорим. Спасибо за беседу.

- Обязательно. Спасибо!

Натали Александрова

Фото: Надир Ибрагимли, а также фото, предоставленные Руфатом Гасановым

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Интервью

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены