1news.az

Светлой памяти Аждара Ханбабаева: 30 лет со дня политического убийства - ФОТО

30 Мая, 2020 в 13:31 ~ 29 минут на чтение 4826
Светлой памяти Аждара Ханбабаева: 30 лет со дня политического убийства - ФОТО

30 лет назад, 30 мая 1990 года, на одной из улиц нагорной части города в собственной автомашине был застрелен директор издательства «Азернешр» Аджар Ханбабаев.

Убийство известного полиграфиста потрясло весь Баку.  Аждар Ханбабаев был личностью популярной и почитаемой не только в писательских кругах. И дело было не только в его профессиональных качествах, хотя его трагический уход из жизни нанес книгоизданию республики невосполнимый урон.

С именем  А.Ханбабаева связаны издание 10-томной «Азербайджанской энциклопедии» и 50-томника «Детская мировая литература», выход в свет первых тридцати томов «Библиотеки всемирной литературы» на азербайджанском языке. Помимо всего прочего, Аждар Рзаевич был удивительно доброжелательным и интеллигентным человеком.

Вот что рассказывает народный писатель Азербайджана, бывший депутат Милли Меджлиса, а ныне – посол Азербайджана в Украине Эльмира Ахундова:

«Я очень хорошо знала Аждара Рзаевича, так как десять лет проработала консультантом в Союзе писателей Азербайджана. Он и мне помог встать на ноги, всячески поощряя мое увлечение художественными переводами, литературной критикой. Отношение Ханбабаева к творческой молодежи – вообще тема особая. В середине 80-х годов при содействии А.Ханбабаева в издательстве «Язычы» вышел первый сборник моих переводов «Молодая проза Азербайджана», а чуть позднее он же помог мне издать монографию, подготовленную на основе кандидатской диссертации. Словом, благих дел на счету этого человека было великое множество, и потому пуля-убийца, оборвавшая жизнь Ханбабаева, казалась чудовищным абсурдом».

Вечный идеалист и настоящий мужчина

(фрагменты из книги «Убийство полиграфиста» Исы Наджафова и Эльмиры Ахундовой)

«Если в Азербайджане есть пять-шесть человек, обладающих высоким интеллектом и широким мировоззрением, то одним из них был Аждар Ханбабаев», - сказал о своем друге Аждаре Зия Буниятов

Аждар родился в январе 1931 года в многодетной семье простых жителей Ордубада. Мать Наргиз ханым была домохозяйкой, занимавшейся воспитанием девятерых детей, отец Рза-киши заведовал столовой местного общепита.

Судьба испытала Аждар муаллима в первые же месяцы его появления на свет. Во время землетрясения, которое произошло в Ордубаде, когда ему было всего несколько месяцев от роду, он чудом остался жив. Его вынесла из полуразрушенного горящего дома мать. Однако в завалах дома погибла его сестренка.
Аждару было суждено не раз испытать боль безвременных семейных утрат: в 1935 году трагически погиб его старший брат Микаил. А в 1937 году органы НКВД арестовали его отца по нелепому обвинению в незаконном хранении оружия, но, не сумев собрать веских улик,  освободили под подписку о невыезде.  Вернувшись домой, Рза-киши  от потрясения слег, а потом, оправившись от болезни, решил перевезти семью в Баку.

Здесь семье Ханбабаевых пришлось сложно: они ютились в подвальных помещениях, которые удавалось снять за небольшую плату, жили бедно. К тому же, отцу то и дело приходилось менять работу, потому что его везде находили длинные руки «органов». В конце концов, он устроился рабочим на карамельную фабрику и стал ударником  коммунистического труда. Но тяжелые испытания подорвали его здоровье, и в 1944 году Рза-киши умер.

После его смерти положение семьи стало еще более тяжелым. Шла война, на все продукты питания была введена строжайшая карточная система. Старший брат Исмаил отправил семью обратно в Ордубад, однако Аждар спустя время вернулся в Баку поступать в Азербайджанский государственный университет. До этого в Ордубаде он совмещал учебу в школе рабочей молодежи и работу. По возвращении в Баку они с  братом снимали одну комнату и первое время жили впроголодь. Однако на третьем курсе Аждар стал получать Сталинскую стипендию,  что существенно облегчило существование всей семьи.  При этом с первого курса Аждар работал. Он устроился в издательство Академии наук Азербайджана корректором, а уже через два года, в 1954-м, его повысили до редактора.

В 1956 году в жизни Аждар муаллима произошло сразу два знаменательных события: он окончил университет и сразу стал главным редактором издательства. В то время это был высокий и весьма ответственный пост. Между прочим, приказ о его назначении подписал не кто иной, как академик Зия Буниятов.

Это была судьба. Потому что с этого дня и до конца дней Аждар Ханбабаев свяжет свою жизнь с издательским делом, став в этой области профессионалом высочайшего класса. А его трагический уход нанесет книгоизданию республики невосполнимый урон. Известный азербайджанский поэт и публицист Идаят Оруджев, многие годы проработавший главным редактором издательства «Гянджлик», напишет в своих воспоминаниях: «В издательском деле есть такие тонкости, такая ювелирная сложность деталей, о которой не прочтешь ни в каких учебниках, не пропишешь ни в каких законах. В республике был лишь один человек, который знал о полиграфии все – Аждар муаллим».

Секрет профессионального успеха Аждара Ханбабаева заключался в редком сочетании качеств хорошего полиграфиста, который с азов и на практике постиг всю кухню издательского дела, и человека большой эрудиции, глубоких познаний в литературе, особенно классической. В числе его близких друзей были известные писатели, ученые-филологи, арабисты, историки. Достаточно назвать имена профессора Рустама Алиева, академика Зии Буниятова, поэтов Бахтияра Вагабзаде и Сабира Рустамханлы. Однако Аждар муаллим мог перещеголять любого из них, часами декламируя отрывки из произведений какого-нибудь средневекового восточного поэта.

Он мог бы достичь высот в науке, стать крупным руководителем республиканского масштаба, защитить кандидатскую или докторскую диссертацию. Но Аждар Ханбабаев остался верен выбранной стезе. И именно с его именем связана целая эпоха отечественного книгоиздания.

В 1986 году Аждар муаллим был назначен первым заместителем председателя Госкомиздата и вместе со своим коллегой и единомышленником Назимом Ибрагимовым приступил к осуществлению весьма амбициозных планов. Уже через год был завершен выпуск десятитомной «Азербайджанской энциклопедии», выпущен пятидесятитомник «Всемирная детская литература». Кроме того, были изданы первые 30 томов «Библиотеки всемирной литературы» на азербайджанском языке, 20-томник классической азербайджанской литературы на азербайджанском и русском языках, осуществлены издания произведений Низами Гянджеви и других великих поэтов на иностранных языках. Все издания, которые увидели свет благодаря неуемному трудолюбию, таланту и, порой, мужеству Аждара Ханбабаева, сегодня невозможно перечислить.

К примеру, история со знаменитой книгой «Черный январь», издание которой было осуществлено под руководством Аждара Ханбабаева в рекордно короткие сроки. Аждар муаллим сумел выпустить эту обличающую книгу в условиях чрезвычайного положения и под неусыпным оком русских военных. В его кабинете, а также в типографии не раз устраивались обыски. Военные искали рукопись будущей книги, чтобы уничтожить ее, однако всякий раз уходили ни с чем. А Аждар муаллим возил эту рукопись с собой, не расставаясь с ней ни на один день. После убийства Аждар муаллима в числе возможных версий многие бакинцы выдвигали версию о том, что ему отомстили именно за издание книги «Черный январь», в которой было показано истинное лицо горбачевской «демократии».

У него были очень  теплые отношения с творческой молодежью и современными азербайджанскими писателями. Он помнил даты рождения всех здравствующих литераторов и старался приурочить выход той или иной книги к этому дню. Он любил делать подарки знакомым и незнакомым людям.

Кто-то из близких заметил, что если бы Аждар муаллим не избрал профессию издателя, он бы непременно стал садовником или строителем. Этот человек обожал работать на земле. Все свое свободное время он проводил на даче в Мардакане, которую построил своими руками. Почти все, кто близко знал Аждара Ханбабаева, неизменно вспоминают о том, с какой любовью он накрывал для своих друзей столы на даче.

Особая тема – это друзья Аждара Ханбабаева. Среди них были люди, известные на весь Азербайджан. Но основной круг самых близких, кроме родни, составляли люди, с которыми Аждар муаллим подружился в детстве или юности. Например,  доктор наук, известный физик Гудрат Ахундов, парикмахер Лятиф, шофер грузовых машин Алекпер, Адиль Агаларов. Одни из этих друзей достигли определенных высот в науке или профессиональной деятельности, другие до конца дней оставались скромными рядовыми тружениками. Но для Аждара Ханбабаева они все были одинаково драгоценны.

Даже смерть Аждар муаллим принял, выходя из дома своего закадычного друга Ризвана Алиева. С Ризваном они вместе учились в университете, вместе служили в армии, потом подружились семьями. Ни одно радостное или горестное событие в их домах не обходилось друг без друга. А когда Ризван скоропостижно скончался от инфаркта, Аждар муаллим окружил его детей поистине отеческой заботой.

Сестра Аждар муаллима Сафия ханым вспоминает потрясающую подробность из семейной хроники Ханбабаевых. В середине 50-х годов заболела мать Аждара, а дорогостоящие лекарства можно было достать только в Москве. И тогда Аждар муаллим, к тому времени уже работавший в издательстве Академии наук, засел за «левую» работу. Ночами напролет редактировал чьи-то рукописи, писал дипломные работы, получая за это солидные по тем временам гонорары. На эти деньги он летал в Москву, доставал там дефицитные лекарства для матери, а наутро возвращался обратно. И так продолжалось долгих 10 лет!  

Аждар Ханбабаев рано овдовел и всю свою нежность и любовь перенес на двух дочерей - Афат и Наргиз. По образному выражению Афат ханым, он буквально окутал их своей любовью. Упреждал малейшее желание, исполнял любые прихоти. И дома, и на даче всегда были люди. Застолья, дружеские беседы, поездки с дочерьми в Москву... Он создавал вокруг них такую теплую атмосферу, что после смерти матери девочки вовсе не чувствовали себя обделенными.

А после того, как дочери вышли замуж, Аждар муаллим с головой погрузился в работу. Она спасала его от всего - от печальных мыслей, от хандры, от одиночества. Жениться второй раз он категорически отказался, ведь у него было три любимых женщины – Афат, Наргиз и «бабуля». А когда у него родилась внучка, названная в честь жены Тамиллой, Аждар устроил дома большой праздник.

После смерти Аждара Ханбабаева в его личном архиве нашли много стихов. Их автором был сам Аждар муаллим. О том, что он писал стихи, не знал никто – ни родные, ни друзья. И он, при его возможностях, не допускал даже мысли о том, чтобы издать сборник собственных стихов…

Иса Наджафов и Эльмира Ахундова, работая над книгой «Убийство полиграфиста», спрашивали людей, близко знавших Аждара Ханбабаева: что являлось определяющей чертой его характера? Все, как правило, отмечали: мягкость и доброжелательность. Жестокие удары судьбы не только не ожесточили этого человека, а сделали его еще терпимее к людям и их слабостям. 

Один из древних мудрецов сказал: «Не делай того, что осуждает твоя совесть, и не говори того, что  не согласно с правдой. Соблюдай это самое важное, и ты исполнишь всю задачу своей жизни». Аждар Ханбабаев прожил недолгую жизнь, но главную задачу этой жизни он исполнил до конца.

Вероломное и жестокое убийство и его истинные причины

Рассказывает Эльмира Ахундова:

- Тогда мы и представить не могли, что расследование дела об убийстве директора издательства «Азернешр» растянется на долгие годы, будет переходить из рук в руки и неоднократно сдаваться в архив как безнадежное. И что лишь спустя шесть лет убийцы окажутся на скамье подсудимых, а ниточка от исполнителей потянется на самый верх, в результате чего в орбиту следствия попадут люди, определявшие судьбы не только Азербайджана, но и всего бывшего СССР. Само же дело № 44808 обрастет таким количеством захватывающих деталей и подробностей, что по нему будет впору писать документальный детектив  и изучать историю борьбы за власть в постперестроечном Азербайджане.

После судебного процесса над исполнителями убийства А.Ханбабаева Э. Ахундова получила возможность ознакомиться с шестью томами уголовного дела и побеседовать с лицами, непосредственно участвовавшими в раскрытии этого незаурядного по своим мотивам и последствиям преступления.

«Я написала большую статью, вышедшую в «Литературной газете» под названием «Смерть полиграфиста». В республиканской печати она вышла под названием «История одного преступления». («Панорама», №108 от 29 июня 1996 года).  Очерк имел громкий резонанс, его перепечатал ряд зарубежных средств массовой информации.

После того, как отрывки романа были опубликованы по моей инициативе в «Литературной газете», покойный Гейдар Алиев сказал мне: «Я очень рад, что твое произведение напечатано в газете, в которой нападают на меня». Всем было известно, что А.Ханбабаева  убили, чтобы помешать приезду Г.Алиева в Баку».

Позже мы с  Исой Наджафовым написали по материалам уголовного дела книгу "Убийство полиграфиста", - рассказывает Э. Ахундова.

«В этом произведении две линии: одна - уголовная, другая - политическая. Здесь описывается московский период жизни Гейдара Алиева, его взаимоотношения с членами Политбюро, причина отставки, внезапной болезни и т.д. Кстати, именно из-за дела Ханбабаева Алиева в первый и единственный раз в его жизни допрашивали в качестве свидетеля. Его допрос продолжался несколько часов, составил 15 страниц.

Аждара Ханбабаева убили, чтобы запугать Алиева и предотвратить его приезд в Баку. Именно Ханбабаев в июне 1990 года готовил приезд Гейдара Алиева в столицу и настаивал на его участии в XXXII съезде Компартии республики, где решался вопрос о власти. Если бы Алиев появился на том съезде (а он был избран депутатом от Нахчывана), то, вполне возможно, «старая гвардия» избрала бы первым секретарем ЦК не Муталибова, а именно Алиева. И тогда вся история новейшего Азербайджана пошла бы по-другому»,  - рассказывает Э. Ахундова.

Из очерка Эльмиры Ахундовой «История одного преступления»:

На следующий день после убийства А.Ханбабаева – 31 мая 1990 года – Бакинская городская прокуратура возбудила уголовное дело № 44808. Но, судя по материалам уголовного дела, из многочисленных версий прокуратура почему-то предпочла остановиться на «бытовухе», то бишь мотиве убийства на почве мести или ревности. 30 января 1991 года старший следователь Бакинской прокуратуры Г.Алиханов расписался в своем бессилии: «Предварительное следствие по уголовному делу № 44808 приостановить ввиду неустановления лица, совершившего данное преступление».

«Ханбабаева убили, чтобы запугать меня и  преградить путь в Азербайджан» (Из протокола дознания председателя Верховного Меджлиса Нахичеванской АР Г.Алиева 2 ноября 1992 года)

Пока уголовное дело № 44808 дожидалось своего часа в архиве, в Азербайджане произошла очередная смена власти: вместо бежавшего в Москву Муталибова на политический Олимп взошел Эльчибей со своей молодой командой. Один из членов этой команды – прокурор города Баку Чингиз Ганиев – принял решение возобновить следствие по делу об убийстве Аждара Ханбабаева.

Примерно в это же время в газете «Мухалифат» («Оппозиция») появилось открытое письмо известного юриста Адиля Исмаилова к бывшему председателю КГБ Вагифу Гусейнову. В числе прочих вопросов был задан и вопрос о том, по какой причине незадолго до гибели А. Ханбабаева за ним было установлено наружное наблюдение.

Ответить на этот вопрос за Вагифа Гусейнова решил следователь по особо важным делам Бакинской прокуратуры Рагиб Гасанов, который 1 октября 1992 года принял дело № 44808 к производству. По его словам, он понял, что «убийство директора издательства каким-то образом связано с Г.Алиевым, вернее, с перипетиями его возвращения в Азербайджан».

Чтобы проверить эту версию, Р. Гасанов стал добиваться встречи с Г. Алиевым, который в то время уже был избран главой нахичеванского парламента. По его словам, узнав, что речь идет об убийстве директора издательства «Азернешр», Гейдар Алиев сразу же согласился принять Р.Гасанова в Нахичевани и дать показания. Все, что рассказал в тот день глава нахичеванского парламента, показалось Р.Гасанову чрезвычайно интересным.

В былые, более благополучные для Г.Алиева времена, близкого общения между ним и А.Ханбабаевым не было: слишком велика дистанция от первого секретаря ЦК до директора республиканского издательства. В 1989 году Ханбабаев сам отыскал своего кумира в Москве. Они стали регулярно общаться.

Именно Ханбабаев был одним из инициаторов идеи возвращения Алиева в родную республику. Именно он с присущей ему энергией и деловитостью стал претворять это идею в жизнь. Позднее, когда следствие, наконец, начало набирать обороты, выяснилось, что в ту пору многие пытались отговорить Аждара Рзаевича от этой опасной затеи: его предупреждали друзья, ему угрожали недруги. Но этот улыбчивый, мягкий человек оказался крепким орешком. Чем больше было сопротивление, тем сильнее крепла в нем уверенность, что только такому матерому политику, как Г.Алиев, удастся разогнать тучи, сгущавшиеся над его республикой.

Между тем, тучи сгущались и над самим Ханбабаевым.

«Он в последние дни чего-то опасался, даже машину один в гараж ставить не ходил, меня брал» (из показаний брата покойного - Исмаила).

«В день убийства к Аждару Ханбабаеву пришел Бахтияр Вагабзаде. Он передал ему просьбу Аяза Муталибова: позвонить Г. Алиеву и попытаться отговорить от приезда в Баку. Но А.Ханбабаев ответил, что уже говорил с Г.Алиевым и что 1 июня последний прилетает в Азербайджан» (из обвинительного заключения).

«Аждар чувствовал, что КГБ следит за ним. Он ходил звонить к Г.Алиеву по междугороднему автомату. Я это точно знаю, так как несколько раз ходил с ним. Он опасался разговаривать с Алиевым открыто» (из показаний бывшего председателя Госкомитета по делам печати Назима Ибрагимова).

Впрочем, однажды Ханбабаев нарушил негласный запрет и позвонил Алиеву из своего служебного кабинета. Это случилось 30 мая – в день убийства. Разговор оказался для него роковым.

Вот что рассказывал академик Джалал Алиев (брат Гейдара Алиева):

«30 мая утром я гулял с дочкой в Приморском парке. Ко мне подошел незнакомый человек и без всяких предисловий сказал: «Срочно позвоните брату. Скажите, чтобы он не приезжал в Баку. Иначе его застрелят у трапа самолета». – «Кто вы такой?» - спрашиваю. Он поворачивается и, ни слова не говоря, уходит. Я отвез дочку домой и поехал к Аждару Ханбабаеву в издательство «Азернешр».

До того дня мы были знакомы заочно. Узнав о цели моего визита, он бросил все дела и заказал разговор с Москвой. Нас долго не соединяли, по-моему, около четырех часов. Сейчас я понимаю, что это было неспроста. Лишь после многократных звонков Аждара по «вертушке» и его обращения к ответственным чиновникам из Минсвязи мы добились своего. Я был поражен энергией и спокойным мужеством  Ханбабаева. Я, если сказать честно, колебался, а он – ни единой секунды. И брату сказал, что не стоит придавать значения всей этой шумихе и угрозам, что интеллигенция настроена решительно и будет встречать Алиева в аэропорту. Помню, брат просил не поднимать излишнего шума, пускай, дескать, меня никто не встречает кроме Джалала. Ханбабаев возразил: «Уж я-то вас буду встречать непременно. И жить вы будете на первых порах у меня - так безопаснее».

Вечером того же дня мне вновь надо было переговорить с Аждаром. Я взял у Бахтияра Вагабзаде номер его домашнего телефона. Трубку сняла какая-то женщина. Рыдая, она сказала: «Аждара тяжело ранили, братец. В больнице он...». Я опять позвонил Б.Вагабзаде. Тот мне не поверил. «Не может этого быть, - говорит. - Два часа назад я с ним виделся. Вы, наверное, не туда попали». Однако страшное известие вскоре подтвердилось. Я немедленно связался со своим родственником – известным хирургом Джамилем Алиевым. Попросил сделать все возможное и невозможное. К несчастью, врачи оказались бессильны. Через несколько часов, так и не придя в сознание, Аждар скончался. А я до сих пор сожалею, что так поздно узнал этого замечательного человека. Увы, увы!».

Итак, после общения с Г.Алиевым старший следователь Бакпрокуратуры Р.Гасанов окончательно утвердился в своей первоначальной версии. Блистательное начало, казалось бы, обещало  столь же блистательную раскрутку этого громкого дела.  И действительно, через месяц после своей поездки в Нахичевань Рагиб Гасанов вышел на след убийцы. Судя по поступившей в прокуратуру информации, исполнителем убийства оказался некий Тарих Гулиев.

Однако вместо того, чтобы вплотную заняться им, Р.Гасанов почему-то потерял к нему интерес и переключился на вызовы в прокуратуру работников МНБ. Ему удалось выяснить, что в мае 1990 года за А.Ханбабаевым действительно велось наружное наблюдение. Однако следователь даже не попытался допросить бывшего шефа КГБ В.Гусейнова, который был к тому времени арестован и находился под следствием в связи с обвинением в причастности к январской трагедии 90-го года. Через 11 месяцев Р.Гасанов приостановил дело с первоначальной формулировкой: «Ввиду неустановления  лица, совершившего данное преступление».

Решение о возобновлении следствия по делу об убийстве директора издательства «Азернешр» принял 18 мая 1995 года первый заместитель генерального прокурора Азербайджана Иса Наджафов. Он создал следственную группу с участием начальника отдела криминалистики Республиканской прокуратуры Р.Алиева и старшего следователя по особо важным делам А.Ахмедова. Работу этой группы с полным основанием можно назвать блестящей.

Ни один из полутора десятков комитетчиков, которые давали на суде показания, не усомнился в политическом характере убийства Ханбабаева. Один из них, Садых Алиев, сказал: «Проанализировав всю информацию, которая связана с убийством Ханбабаева, я с уверенностью утверждаю, что оно было организовано и целенаправленно осуществлялось спецслужбами КГБ АР с использованием его сил и средств и с ведома руководства КГБ».

И в пользу этого говорит множество фактов. Вот некоторые из них.

В преддверии XXXII партсъезда В.Гусейнов отправляет А.Муталибову служебную информацию о политической ситуации в республике. Отдельным абзацем указывается на необходимость не допустить появления на съезде Г.Алиева. В этой же записке упоминается директор «Азернешра» как «рьяный сторонник Алиева, непосредственно занимающийся решением вопроса практического приезда Алиева в Азербайджан». В результативной части информации содержится предложение:  воспрепятствовать приезду Алиева в республику.

30 мая В. Гусейнову передали сводку со сведениями о приезде Г. Алиева. В этот день наружное наблюдение за Ханбабаевым было усилено.  Тем не менее, как следует из материалов следствия, председатель КГБ не провел никакого служебного расследования, хотя его обязывали это сделать внутринормативные инструкции. Более того, после убийства А. Ханбабаева, когда из МВД в Комитет поступило письмо с просьбой оказать содействие в раскрытии данного преступления, В.Гусейнов не принял абсолютно никаких мер.

17 января 1996 года старший следователь Республиканской прокуратуры А.Ахмедов принял решение объявить розыск бывшего председателя КГБ Азербайджана Вагифа Гусейнова и выдал санкцию на его арест. На сей счет в прокуратуру РФ направлены соответствующие запросы, так как В.Гусейнов скрывался на территории России.

Кроме того, 5 ноября 1995 года Милли Меджлис Азербайджана лишил депутатской неприкосновенности члена парламента С.Бабаева. Именно он, по версии следствия, заказал Т. Гулиеву убить А.Ханбабаева 

Впоследствии Бабаев тяжело заболел. А 3-го ноября того же года его арестовали. Он скончался в тюремной лечебнице, не признав своей вины. 

Судебная коллегия Верховного суда Азербайджана приговорила Тофика Гасымова к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Тарих Гулиев приговорен к исключительной мере наказания – расстрелу.

Вместо послесловия. Вспоминает Чингиз Абдуллаев:

Всегда особо уважаешь людей, которые готовы умереть за свои убеждения. За свои принципы. Таких людей не может быть слишком много. Но они как своеобразные «маяки», указывающие людям, как можно и нужно жить.

Таким остался в моей памяти и Аждар Ханбабаев. Прошло ровно тридцать лет после его подлого убийства, и я с удивлением подумал, что сегодня старше него по возрасту. А тогда он считался признанным аксакалом нашей полиграфической промышленности, нашего издательского дела. Он был одним из тех, кто вместе с Назимом Ибрагимовым и Азером Мустафазаде пробивал мою первую книгу.

Три года Комитет государственной безопасности не давал согласие на издание моего первого романа. Только совместными усилиями удалось пробить книгу. Но совсем близко мы познакомились с Аждар муаллимом, когда в сентябре 89-го нас отправили в Москву, на Международную книжную ярмарку.

Я был уже секретарем Союза писателей. И я видел, как работал Ханбабаев. Словно чувствуя, как мало у него времени, он почти не отдыхал. Ходил в павильоны зарубежных издательств, предлагал им книги азербайджанских авторов, вел переговоры. Это был настоящий подвижник и патриот нашей литературы. А через несколько месяцев случился «Черный январь» (его назовут именно так, по названию нашей книги), когда в город вошли войска, были сотни убитых и раненых.

Вся информация о событиях в Баку выдавалась дозированно центром. Справедливости ради скажу, что и сейчас многие в мире не совсем понимают, что именно тогда произошло. Но нужно было каким-то образом донести эту информацию до мировой общественности. И тогда два человека решили  бросить вызов самой системе - Рашид Махмудов и Аждар Ханбабаев. В такие моменты жизни понимаешь кто настоящий патриот, а кто просто демагог и болтун. Министр предоставил свой кабинет, и мы вместе с Ибрагимом Шукюровым начали готовить книгу. Аждар муаллим тайком печатал ее в типографии и вывозил экземпляры на своей машины, отлично понимая, чем именно рискует.

В городе был введен комендантский час, все типографии находились под особым контролем. Но «рукописи не горят». Книга была готова за два с половиной дня. И ее повезли в Москву, передав всем руководителям Верховного совета СССР. В книге указано, что ее готовили народные депутаты. Это была сознательная ложь. Никто из них даже не знал о существовании этой книги. Но там указано, что директором издательства был Аждар Ханбабаев. И это была правда.

Именно тогда наш общенациональный лидер Гейдар Алиев приехал в представительство Азербайджана и выразил свой решительный протест. Приехал со своим сыном, также отлично понимая, чем рискует.

Это был уже вызов тогдашнему руководству Союза. Его отлично поняли и в Москве. Такого человека нужно было опасаться, ведь в Азербайджане жили миллионы его сторонников. Среди них был и Аждар Ханбабаев. Важно подчеркнуть, что он не занимал особых постов и никогда не был у какой-либо «кормушки». Простите за это слово. Есть люди, которые посвящают свою жизнь обогащению и грабежу собственного народа. А есть люди, готовые что-то сделать для своего народа, убежденные в том, что именно в этом состоит главная цель их жизни. 

Именно они и остаются в благодарной народной памяти. Аждар муаллим не скрывал своего отношения к Гейдару Алиеву. Он был убежден, что именно такой человек может спасти нас от надвигающейся катастрофы. Ханбабаев не скрывал ни своих взглядов, ни своих принципов. Он открыто звонил в Москву, открыто говорил о своем мнении. И 30 мая 1990 года был убит. Его смерть потрясла всех. Но в общей атмосфере страха - неуверенности, разлада, распада многие промолчали. Хотя уже тогда все понимали, почему был убит Аждар Ханбабаев.

Прошло тридцать лет. Мы помним этого человека, поминаем его добрым словом, говорим о его заслугах перед народом. Но меня все время мучает один проклятый вопрос. Ведь Аждар Ханбабаев, Асим Джалилов, Зия Буниятов и некоторые другие были убиты не внешними врагами. И мы все это прекрасно осознаем. Только в результате наших внутренних неурядиц и противостояний мы потеряли Карабах. В 1993-м в Гяндже азербайджанцы уже стреляли друг в друга. А на юге возникла новая республика. Сепаратисты объявились и на севере. Лишь гений Гейдара Алиева позволил тогда избежать катастрофы. 

Прошли годы. Allah rəhmət eləsin! Всем, кто погиб за эти годы. Они все шехиды. Они все боролись за лучшее будущее нашего народа. И сегодня мы справедливо вспоминаем человека, который пожертвовал собой во имя своих высоких принципов.

Светлая память!

Подготовила Натали Александрова

Источники: «Убийство полиграфиста» Исы Наджафова и Эльмиры Ахундовой), статья Эльмиры Ахундовой «История одного преступления»), Heydər Əliyev Beşinci film Tale film, 2000 – (YouTube), Андрей Кончаловский: Бремя власти - Гейдар Алиев 7/12.

4 826

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены