az

Интервью

13 Декабря, 2019 в 13:11

Эльчин Шихлинский: «У нормальных людей отбили желание смотреть азербайджанские телеканалы»

Эльчин Шихлинский: «У нормальных людей отбили желание смотреть азербайджанские телеканалы»

Эльчин Шихлинский о последних тенденциях, состоянии отечественных СМИ и будущем медиа.

Азербайджанские СМИ на пороге перемен – они должны стать лучше, качественнее, насыщеннее, профессиональнее и главное - объективнее. Ведь, к сожалению, сейчас далеко не все медиа следуют требованиям профессиональной этики и не все объективны. И уровень этого переходит всяческие границы настолько, что на это обратил внимание глава государства.

Как подчеркнул уважаемый Президент Ильхам Алиев в своем недавнем выступлении, «одни члены правительства подвергаются шантажу со стороны других членов правительства. Их очерняют. Бросают тень на реформы, которые они проводят по поручению Президента. Это делается, в том числе, и в прессе. Пресса превратилась в своеобразный инструмент внутренней борьбы. Это недопустимо».

Слова главы государства – прямое указание на то, что ситуацию пора менять. Как? Об этом мы побеседовали с председателем Союза журналистов Азербайджана Эльчином Шихлинским.

Было время, когда мы получали за рекламу 30 тысяч долларов в неделю

- Эльчин муаллим, начну с масштабного и в то же время конкретного вопроса: «Как вы оцениваете состояние азербайджанских СМИ сегодня?»

- Нынешнее состояние наших СМИ оставляет желать лучшего. Чисто внешне, по техническим параметрам, количественным показателям выглядят хорошо. Но если говорить о контенте, о сути, то все гораздо хуже. Тяжело говорить правду, а она заключается в том, что у нас практически нет независимых СМИ.

По своей практике могу сказать, что на протяжении 24 лет, что издавались газеты «Зеркало» и «Айна», я убедился, что информация – «продукт», который ценился во все времена, и за нее всегда хорошо платили. Мы в декабре 1990 года, когда выпустили специальный номер нашей газеты на английском языке к международному бизнес-форуму в Баку, только за одну неделю заработали на рекламе 270.000 советских рублей. А в середине 90-х мы зарабатывали на рекламе 30 тысяч долларов в неделю. И никто у нас откаты не требовал. У нас было свое рекламное агентство Image, фирма по распространению печати Çapar с 24-мя киосками, газета бесплатных объявлений «Биржа», газета-программа Week-end+, газета Al-Ver. И все эти фирмы были объединены под в одной корпорации Ayna mətbu evi. 150 человек работало в редакции! Мы платили налоги, работали, сами содержали себя, и никто не мог помыкать нами – хотя такие попытки были.

Сейчас же независимых, самодостаточных в финансовом плане СМИ практически нет. И мы видим регресс, когда нет развития…

- Часто говорят, что азербайджанские СМИ страдают от того, что не получают адекватного информационного ответа на свои запросы от некоторых госструктур и компаний, которые утаивают информацию, непрозрачны в своей деятельности. Почему так происходит?

-  Вся проблема в восприятии и понятии роли СМИ в обществе в том, что эти структуры не понимают, почему СМИ называют четвертой властью. Они полагают, что надо работать непосредственно со СМИ, а не с информацией, а любому правительству, компании, госструктуре надо работать с информацией, которой они владеют. Они же предпочитают работать, скажем, с Эльчином Шихлинским: «Эльчин, давай опубликуем это, а вот это нельзя».

Но есть пословица: «Хочешь спрятаться – встань прямо под фонарем». Человек по своей природе воспринимает и запоминает первую информацию. Все остальные объяснения, дополнения, опровержения, изменения остаются в тени первой информации. У нас обычно если что-то происходит, то пресс-службы молчат как в рот воды набравши, что в корне неправильно. Но как долго можно в современном мире скрывать информацию? День-два, потом обязательно что-то просочится и будет обрастать слухами. В результате от правды ничего не останется. Наоборот, вы сами должны дать первыми информацию. Если уж совсем невтерпеж, можете немного слукавить, то есть, как вы ее подадите, это на вашей совести. Но дать ее надо!

- Что же мешает?

- Люди, которые отвечали за информационную политику, привыкли работать по старинке. И пока пресса не будет самодостаточной, все вышеперечисленные проблемы не исчезнут.

Люди, имеющие не одну квартиру, не постеснялись получить четвертую в «журдоме»

Всем известно ваше отношение к выдаче журналистам бесплатных квартир государством…

- На мой взгляд, это неправильно! Почему? Да, в советское время тоже строили бесплатные дома для писателей, композиторов. И я тоже считаю, что творческий человек – а журналистика это в первую очередь творчество! - должен думать не о хлебе насущном, а о том, как творить, создавать. Но сейчас времена другие. Если уж и поддерживать кого-то, нужно действовать иначе – применять льготы, делать скидки, давать кредиты под очень низкие проценты. А так получается, что квартиры выдают не самым талантливым, а самым послушным. Эльчин послушный? Пожалуйста, тебе квартира! А есть тот, кто не хуже, чем Эльчин, но ему не дают.

К тому же за рубежом скидки журналистам делает не только государство. В Германии, если член Союза журналистов ФРГ приходит в автосалон Mercedes, ему сразу же делают скидку в 30%. И делает ее частная компания, а не государство. Что же касается первого и второго дома для журналистов, то есть люди, имеющие сразу несколько квартир, но получившие без зазрения совести еще одну в «журдоме». Но ведь совесть тоже хорошая вещь!

Плюс необязательно строить такие дома, чтобы помочь журналистам в улучшении жилищных условий. Предположим, я живу в Маштага, мне там нравится, не хочу жить на 20-м участке. Я обращаюсь за доступным кредитом как журналист и покупаю квартиру в Маштага. Можно создать удобные условия для журналистов.

- Почему до сих пор есть проблемы с донесением правды об Азербайджане в мире, почему азербайджанская журналистика не полностью справляется с этой важной миссией?

- В Азербайджане практически не осталось иностранных информагентств. До сих пор немецкая Deutsche Welle (DW) очень обижена на Азербайджан и злится на то, что их попросили отсюда. Здесь были бюро BBC, «Голоса Америки» и т.д., а остался в лучшем случае один журналист. В результате смотрите, что получается – когда партия «Ени Азербайджан» выдвинула инициативу о самороспуске парламента, я тем вечером сидел и долго смотрел «Евроньюс», СNN, BBC, пытался найти информацию об этом – и ничего не нашел! Не только сюжета – даже бегущей строки не было, ни одного предложения об этой новости из Азербайджана. Почему? Потому что их тут нет. А потом мы говорим, что пытаемся донести правду об Азербайджане до мировой общественности!

Или другой пример. Нашими исследователями исписаны тонны бумаги и статей о стране на азербайджанском языке, но кто их будет читать на азербайджанском? Получается, сами пишем, отчасти сами и читаем! Нельзя бояться того, что кто-то что-то напишет! Сделайте так, чтобы человек написал не зло, а конструктивно. Без критики нельзя. Зачем люди смотрятся в зеркало? Чтобы подправить чубчик, вытереть нос. Роль СМИ тоже в этом – в отображении действительности, в критике, чтобы сказать «подправьте чубчик»!

Если бы один человек все успевал, зачем нужны были министерства, помощники, Госкомитеты, отделы? Глава государства поручает конкретному лицу вести эту работу и доверяет ему. А доверие нужно оправдывать. В этом смысле я вспоминаю Гейдара Алиева, который всегда смотрел программу «Хябярчи» на телеканале ANS. Они могли порой «хулиганить» – в хорошем смысле слова. И много раз бывало, когда руководитель какой-то госструктуры начинал говорить, а Гейдар Алиев его останавливал и говорил: «Слушай, я вчера смотрел «Хябярчи», так вот они совершенно другое рассказывали!» И тот садился в лужу.

Недавно такое произошло, когда Президент Ильхам Алиев сделал замечание Салеху Мамедову, перепутавшему цифры, и сказал ему: «В Габалинском районе всего 60 сел, 1 город и 3 поселка. Не раздувай цифры!» Чиновников держат для того, чтобы они выполняли свою работу и не пытались «впихнуть» недостоверную информацию.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

Ильхам Алиев главе Госагентства: Не раздувай цифры! - ВИДЕО

- Как вы относитесь к модному течению – Facebook-журналистике, гражданской журналистике, когда каждый считает себя журналистом?

- Я не воспринимаю ее. Журналист – это профессия, а не хобби. Когда настоящий журналист что-то пишет, у него перед глазами есть Этический кодекс журналиста, он знает Закон «О СМИ», знает, как и что писать, что является оскорблением, а что - критикой. Порой хочется написать что-то, но нельзя – этика! Я могу сказать – этот министр коррупционер! Но если не могу доказать, на меня подадут в суд и разнесут в пух и прах.

У нормальных людей отбили желание смотреть азербайджанские телеканалы

- Эльчин муаллим, что вы можете сказать об азербайджанском телевидении?

 - Отвечу так – вы местные телеканалы смотрите?

- Практически нет. Не могу смотреть, как обсуждают кто с кем спит, кто кому изменяет, кто у кого в содержанках, разборки свекровей с невестками, сопровождаемые низкопробной музыкой, и тому подобное.

- Так вот, подобной информацией и отбили у нормальных людей желание смотреть азербайджанские телеканалы. А это огромный ущерб информационной безопасности Азербайджана. Ведь мы в любом случае смотрим телевизор. Англоязычные каналы смотрит лишь тонкая прослойка, большинство смотрят турецкие и российские телеканалы. Какими бы братьями турки и русские нам бы ни были, и Россия, и Турция имеют свои национальные интересы. И информацию они подают в соответствии с ними. И получается, наше мышление, отношение к событиям в регионе формируем не мы сами, а другие. А это очень опасно.

- Плюс и интеллектуальных передач очень мало…

- Нашего зрителя так воспитали, что он смотрит на телевидение как на бесконечный песенный конкурс. Но это не Сан-Ремо. Люди видят, что выигрывает не всегда самый лучший, видят – год-полтора, и он уже на огромном джипе катается, на свадьбы зовут, денег куры не клюют. И человек оборачивается и видит научного сотрудника, врача, учителя… Чтобы стать врачом, нужно, как минимум, много лет учиться, тратить свое здоровье.  А какой-то неуч записал пару песен на диск, ходит везде, открывает рот под фонограмму, и все у него есть, девочки вокруг, все хорошо и прекрасно! Все хотят жить сегодня и сейчас.

- Есть ли луч света в темном царстве?

- Общественное телевидение. Первое время, когда Балаш Касумов туда пришел, говорили: «Он же не телевизионщик!» Но прошло время, и мы видим, что теперь на ITV есть что смотреть, появляются интересные передачи.

- Многие говорят о закате эпохи газет, о том, что решение запретить продажу газет в метро стало последним гвоздем в крышку их гроба. Что вы об этом думаете?

- Наших людей отучили читать, к тому же в большинстве газет на самом деле нечего читать. В целом нет культуры чтения – посмотрите, в метро и в другом общественном транспорте все музыку слушают в наушниках, а не читают. В газетных киосках нет газет, нет системы подписки, нет почтальонов… Печать технологически ужасная. Хотя в той же Европе не перестали читать газеты, там это чуть ли не показатель элитарности. У нас же к уничтожению газет причастны все вместе – кто в большей, кто в меньшей степени. В том числе те, кто потирал руки, видя, как закрываются конкуренты, и не поддерживал их, думая: «Закрылся, и здорово!» А ведь конкуренция, подобная той, что была между «Зеркало» и «Эхо», только делала нас лучше. Есть огромная куча проблем, но ситуацию можно исправить, если правильно подойти, хотя и не за один день. То есть, все возможно изменить. Самым тяжелым будет вернуть зарубежные СМИ в Азербайджан.

- А про информационные агентства вы что можете сказать? Есть те, кто интересен?

- В азербайджанских информационных агентствах есть профессионалы, есть потенциал. Но они варятся в своем соку, в одном общем кипящем котле, в котором плотно закрыта крышка. Я все понимаю, жить надо, семьи содержать. Плюс у информационных агентств нет рынка, чтобы продать свой товар и заработать, быть самостоятельными. Рекламы в должном количестве тоже нет.

С Советом прессы я не сотрудничаю

- Эльчин муаллим, все сейчас обсуждают инициативу о самороспуске парламента. Если вам поступит предложение выдвинуть кандидатуру, пойдете на выборы?

- Я не могу сказать, что особо рвусь в парламент. Я хочу быть там, где могу что-то сделать, изменить. Если не могу, то лучше мне там не присутствовать. Мне не 30-35, чтобы говорить – через столько-то лет я сделаю то-то. У меня есть определенный жизненный, профессиональный опыт, мне кажется, я знаю, что и как нужно делать. И я не могу разбрасываться временем. Не хочу сидеть и протирать штаны.

- Сотрудничаете ли вы с Советом прессы?

- Нет. Союз журналистов и газеты «Айна» - «Зеркало» были в числе учредителей. А когда я уходил, то сказал, что это не тот Совет прессы, который мы создавали. Раньше председатель Совета прессы мог избираться лишь два раза подряд. Потом внесли изменения в устав, и председатель стал вечным. Мне предлагали быть председателем Совета, я отказался.

В свое время в правлении Совета прессы были величины вроде Анара, Вагифа Самедоглу, гаджи Сабира Гасанлы, Кямала Абдуллы, Джамиля Гасанлы.

- А что вы скажете о Фонде господдержки СМИ?

- США после Второй мировой войны посредством фонда Маршалла помогли восстановить прессу Германии. Создали условия, помогли финансово, и там появились медиа-гиганты. У нас была такая же идея. Сейчас говорят – давайте упраздним. Не нужно упразднять, надо менять людей и подготовить нормальную программу. В принципе, у них в уставе все написано. Просто не нужно раздавать средства газетам и списывать денежку.

- Когда бывший депутат Милли Меджлиса Джумшуд Нуриев сделал скандальное заявление о женщинах, воевавших в годы Карабахской войны, в эфире одного из телеканалов, стали раздаваться мнения, что уж лучше цензура, чем подобного рода «свобода слова»...

- Есть Закон «О СМИ», есть Этический кодекс журналиста, есть просто законы, Уголовный кодекс и т.д. Когда все это работает, цензура не нужна. И если человек ругается в эфире, и если кто-то считает, что его оскорбили, то за оскорбление нужно засудить, чтобы неповадно было.

Разорвать порочный круг коррупционной журналистики можно

- Как вы оцениваете молодое поколение журналистов, есть ли среди них яркие личности? Или, как часто пишут критики в соцсетях, журналистов интересуют только деньги?

- Безусловно, есть, хотя я могу их и не знать. Нашему поколению журналистов надо создать для молодежи такие условия, чтобы они не думали о деньгах. Должны быть достойные зарплаты, надо создать условия, чтобы люди могли работать и зарабатывать. И не боятся случаев, когда есть какой-то условный дядя Муса, который дает деньги, и каждый раз думаешь о том, как бы написать и не обидеть дядю Мусу или его родственника, или знакомого.

Журналисты вынуждены писать с оглядкой. Мы тоже порой так писали, но есть степень оглядки. Самоцензура – это самое страшное, и от нее никуда не деться.

- А материальная составляющая важна?

- Журналист должен ценить свою профессию и достойно зарабатывать. Чтобы купить джип, но не сразу, а после 5 лет работы.

- Тут логично вытекает вопрос о коррупционной журналистике. Это - моя больная тема, потому что порой приходишь в учреждение, говоришь: «Я журналист», - и сразу на тебя смотрят с опаской, вот, мол, вымогатель пришел. Как с этим бороться, выкорчевать это зло?

- В советское время самой коррумпированной республикой была Грузия. Сейчас на бытовом уровне у грузин практически нет коррупции. Вот пример! И если журналист не будет уверен, что ему дадут взятку, он не осмелится вымогать. Просто те люди, которые готовы ему заплатить, сами берут взятки, и боятся, что вот сейчас о них напишут, и они лишатся этой кормушки. Но разорвать этот порочный круг можно, хотя и не за один день.

- Как следует преподносить информацию?

- Когда убили Эльмара Гусейнова, многие выставляли его фото, на котором он запечатлен изрешеченный пулями подлого убийцы. Я категорически был против, мы ставили только одну фотографию – где его маленький сын целует портрет отца. То же самое про заголовки «Брат отрезал голову сестры». Есть этические моменты. В этом плане показательна работа наших зарубежных коллег – там даже свидетелям ДТП на лица лямбду ставят, замазывают.

За этим должен следить Совет прессы. В первые годы после его создания у нас была специальная комиссия, которая следила за этим, проводила мониторинг. Если были нарушения, то о них сообщали редакторам, публиковали результаты, кто сколько сделал нарушений. Работала и лингвистическая комиссия. И в течение года удалось устранить «язык ненависти». Так было до 2006 года. А сейчас все друг друга в СМИ поливают грязью!

- В завершение нашей беседы хотел бы задать главный вопрос. Президент Ильхам Алиев инициировал масштабные позитивные реформы как в общественно-политической, так и в социально-экономической сферах. Чем азербайджанские журналисты могут помочь в этом деле?

- Отвечу просто – писать правду! В этических рамках, в рамках закона. Надо писать не о лицах, а об их действиях, поступках. Если человек слеп на один глаз, мы не должны обсуждать его слепой глаз, а должны оценивать его действия. Нельзя голословно утверждать, что человек коррупционер – это надо доказать, согласно документам, привести факты.

Тимур Рзаев

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

Президент Ильхам Алиев: В Азербайджане одни члены правительства подвергаются шантажу со стороны других, что недопустимо

13 790

просмотра

НОВОЕ В РАЗДЕЛЕ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

читать всю ленту
вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство
"The First News",
Все права защищены