az

Интервью

27 Мая, 2019 в 12:40

Режиссер Имам Гасанов: В Азербайджане люди создают семью ради галочки - ФОТО - ВИДЕО

Режиссер Имам Гасанов: В Азербайджане люди создают семью ради галочки - ФОТО - ВИДЕО

Среди современных деятелей культуры очень многие предпочитают альтернативные жанры традиционным, пытаясь донести свои мысли с помощью не слишком привычного для общественности языка.

Режиссер Имам Гасанов строит свои спектакли именно по такому принципу. Вместо диалогов – пантомима, вместо сути, лежащей на поверхности, – скрытые посылы, а вместо большой сцены и зрительского зала – маленькая темная комната для ограниченного круга людей. Побывав на одном из его спектаклей, я поняла, каково это – быть в непосредственной близости от развернувшегося в шаге от тебя действа и ощутила послевкусие, когда ты уходишь в задумчивом состоянии и продолжаешь задавать самой себе вопросы.

Кстати, именно Гасанов впервые в Азербайджане поставил спектакль с возрастным ограничением 18+, полностью состоящий из откровенных сцен. Его герои проживали всю гамму чувств, начиная от дикой страсти и заканчивая ненавистью, не обращая внимания на устремленные на них взгляды и совершая, можно сказать, настоящую революцию в сфере театрального искусства нашей страны.

А еще Имам увлекается документальными фильмами, снискав в этой сфере определенную популярность на мировой арене. Представляем вашему вниманию нашу интересную беседу с этим необычным режиссером.

- Недавно в театре ADO вновь показали ваш нашумевший спектакль «Mimoda», ранее снятый с репертуара. Расскажите об этом спектакле, который подействовал на многих как красная тряпка на быка.

- Да, в Азербайджане откровенные сцены не могут восприниматься иначе (улыбается). Что касается сюжета спектакля, он взят из моей жизни. Когда-то я был сильно влюблен, но моя девушка была больна и каждый день говорила, что ей предстоит операция, после которой она лишится своих волос. А у нее были очень красивые волосы… И эта болезнь постоянно ее тревожила, делала из нее истеричку, в результате чего у нас возникало множество ссор. Не знаю, будет ли она читать это интервью, мы с ней 2 года уже не общаемся, она исцелилась, вышла замуж, может, родила детей… Когда мы расстались, я очень по ней скучал, и это подвигло меня посвятить ей одну из своих работ.

- Еще в своем спектакле вы хотели показать конфликт между мужчиной и женщиной, когда каждый стремится доминировать и подчинить второго, но ничем хорошим это не заканчивается. Тоже личный опыт?

- В какой-то степени да. Вообще, я хотел показать зрителям, что люди, которые находятся в паре, часто не понимают друг друга. Они могут постоянно ругаться, но в то же время им страшно расставаться. Люди боятся одиночества и продолжают жить вместе ради галочки, даже когда их отношения трещат по швам. В Азербайджане многие так живут. Создают семью ради галочки, а потом проводят всю жизнь с этим крестом на спине.

Насчет конфликта моих героев, то лично я считаю, что в отношениях все-таки главным должен быть мужчина. В то же время обоим в паре нужно уметь находить компромиссы, если вы друг друга любите, потому что это чувство – самое главное в жизни. Я также понимаю стремление феминисток к равноправию, потому что все люди равны, и каждый имеет право на то, что он хочет. В идеале в этом вопросе должен соблюдаться баланс 50 на 50, ведь и мужчины, и женщины составляют одно целое, но зачастую феминизм проявляется совершенно неуместным образом – я очень извиняюсь, это выглядит так, будто неудовлетворенные женщины выходят на улицу и кричат.

В тот период, пока спектакль «Mimoda» запретили в ADO из-за моего разлада с основателями театра, я поставил его под новым названием «Буффонада» с участием других актеров в созданном мною в прошлом году независимом театре Çıxış. Главные роли в спектакле сыграли немец и азербайджанка.

- Было сложно уговорить азербайджанку сыграть в таких откровенных сценах?

- Если честно, она очень много плакала. Думала о том, вдруг родители узнают, или ее брат придет на спектакль и увидит ее обнаженной. Я успокоил девушку, нашел какое-то общее решение, смягчил провокационные сцены. Но она молодец, что согласилась, несмотря на свои страхи, менталитет и общественное мнение.

Вообще, я выбрал для своего театра название Çıxış, потому что оно с философским подтекстом. Оно означает, что выхода из этого мира нет, но я все равно продолжаю его искать. Возможно, выход – это смерть.

- Тогда не стоит говорить, что вы его ищете. Мысли материальны.

- А я чувствую, что моя смерть близка. Я часто задыхаюсь, вижу какие-то непонятные фигурки, ужасные лица, маски. Я закрываю глаза, они уже появляются. Это не сновидения, потому что я даже не успеваю заснуть. Это галлюцинации. Я ощущаю старость, моя борода стала почти седой, но мне это даже нравится. И меня совершенно не огорчает приближение смерти. Конечно, с одной стороны, страшно, но зато я постигну новый опыт.

Однако вернемся к театру Çıxış. Когда я его открывал, то планировал приглашать режиссеров, которые будут ставить здесь интересные современные спектакли. Потом он закрылся ввиду материальных и организационных проблем, но я очень хочу его восстановить. Кстати, я планирую все свои дальнейшие спектакли строить на мимике и пантомиме. Может, вы знаете гениального клоуна Полунина, изначально он был никем, а потом просто взял мини-бас и отправился вместе со своей труппой в путешествие вокруг света, чтобы знакомить мир со своим творчеством. У него номера тоже были построены на мимике, и я хочу взять идентичное направление.

Также, помимо спектаклей, я хочу в этом театре демонстрировать кино, потому что очень увлекаюсь этой сферой, особенно документалистикой.

- Помню, ваш последний документальный фильм «Holy cow» («Священная корова») принес вам победу на многих международных фестивалях. А какое отношение к этому фильму было в Азербайджане? В те времена вы жаловались, что даже финансирование пришлось искать не на родине, а за границей.

- Было очень сложно снимать этот фильм, и работа над ним продолжалась более трех лет. Совершенно верно, снял я его на деньги зарубежных спонсоров, потому что в Азербайджане не было никакой поддержки. Не люблю себя хвалить, но я единственный азербайджанский режиссер, который смог вызвать заинтересованность в своем проекте у иностранных спонсоров и собрать бюджет для съемок. Многие режиссеры снимают свои фильмы за счет государственного бюджета, Министерства культуры и так далее. У меня таких связей нет, и, в принципе, я ничего ни от кого не жду. Вообще, в нашей стране очень часто человека начинают замечать только после того, как он добивается успеха за границей.

Читайте по теме:

В Баку состоится премьера фильма режиссера Имама Гасанова «Священная корова» - ФОТО – ВИДЕО

Мой фильм «Священная корова» участвовал во многих международных фестивалях, таких как IDFA, First Appearance Competition в Амстердаме, Hot Docs –World Showcase в Торонто, One World в Праге, CineDOC в Тбилиси и так далее. О нем написал английский журнал The Guardian, который пишет исключительно о президентах и больших событиях, моим интервью поделились BBC England и BBC Russia. И все удивлялись тому, почему моя страна не помогла мне финансово, и мне пришлось искать спонсоров на стороне.

Вы понимаете, молодежь пытается что-то сделать, но без поддержки это очень трудно. Почему бы не поддерживать талантливых режиссеров, чтобы кино в Азербайджане вышло на новый уровень? Почему элементарно я выхожу на улицу с камерой, не преследуя никаких плохих целей, а полицейский меня останавливает и говорит, что на съемку нужно разрешение? В нашей стране не только жить сложно, но и оставаться человеком.

- Имам, расскажите о самом фильме. Сюжет «Священной коровы» повествует о мужчине из азербайджанского села, который купил европейскую корову и настроил против себя общество, не готовое к чему-то новому и неизведанному. Однако в конце фильма жители села изменили свое отношение к европейской корове, увидев, что она приносит гораздо больше молока. Вы хотели донести до зрителей мысль, что стоит рисковать, если тебе велит сердце, не слушая общественного мнения?

- Да, потому что, когда твой шаг оказывается успешным, у людей отношение к тебе меняется. И второй посыл заключался в том, что нужно обязательно менять консервативное мышление и устоявшиеся каноны. Миру необходимо обновление, он не должен стоять на одном месте и не двигаться.

- То есть, с помощью своих фильмов вы хотите изменять  мировоззрение людей. Вы верите в то, что искусство – именно тот инструмент, который вам в этом поможет?

- Наверное, да Хотя мне самому смешно от моего ответа (задумался). Конечно, с одной стороны, любой творец хочет спасти мир. Если он не преследует такой цели, то у него вообще ничего не получится. Но с другой - он понимает, что не спасет. Потому что этого не смогли добиться даже Фрейд, Достоевский, Гоголь, Станиславский и другие личности, которые остались в истории.

Однако нельзя сказать, что все великие люди трудились зря. Например, я по образованию – режиссер театра. Но если после просмотра мировых документальных фильмов во мне возникло желание тоже снять документальное кино, значит - их авторы поработали не напрасно. И если мой фильм тоже изменит взгляд и отношение к жизни хотя бы одного зрителя – я уже буду чувствовать себя счастливым.

Кстати, я вместе со своим продюсером Вероникой Янатковой, проживающей в Праге, являюсь сооснователем международного фестиваля документальных фильмов DokuBaku, созданного в октябре 2017 года, цель которого заключается в развитии сферы документалистики в Азербайджане. У нас в этом плане пока все трагично, потому что если в Европе документальные фильмы очень ценятся высшим обществом, то наша общественность совершенно не заинтересована в данном жанре, поскольку он здесь не приносит прибыли. Практически все режиссеры стремятся снять кассовое художественное кино.

Так вот, для того чтобы заполнить этот пробел, я и создал данный фестиваль. Мотивировал местных режиссеров снимать документальные фильмы и отправлять нам, а также подключил квалифицированных местных и заграничных специалистов в области кино, которые выступили в качестве жюри. Они оценивали работы конкурсантов дистанционно, потому что у нас не было средств пригласить их в Азербайджан и устроить масштабное торжественное мероприятие с вручением наград. В этом году мы также проведем этот фестиваль при поддержке Goethe Zentrum Baku.

Читайте по теме:

На международном фестивале документального кино DokuBaku покажут 33 фильма

А еще я очень хочу на основе DokuBaku создать киношколу для документалистов. В качестве педагогов приглашу своих немногочисленных коллег, чтобы они поддержали этих молодых энтузиастов, от которых зависит будущее документального кино в Азербайджане. При этом для меня совершенно неважно будут ли они снимать свои фильмы на профессиональное оборудование или на телефон, главное – чтобы выбирали стоящий сюжет.

- Но вы же сказали, что документальное кино в нашей стране прибыли не приносит. Насколько ваша школа будет востребована, если местные режиссеры в большинстве своем не интересуются данным жанром? Вам не будет обидно, если ваши старания не принесут материальной отдачи?

- Если на наши уроки будет приходить хотя бы один человек, который проявит искренний интерес, я буду каждый день с воодушевлением давать ему новые знания, брать с собой на съемки и постараюсь сделать из него профессионала. Чтобы после моей смерти он передал эти знания другому, и так пойдет по цепочке.

Насчет вашего вопроса, мне будет очень обидно другое – если после моей смерти в Азербайджане все забудут про этот жанр. Главная цель жизни, по крайней мере, моей, не заключается в том, чтобы заработать денег. Мне очень близки по духу такие люди, как Ван Гог, Да Винчи, Шопен, которые жили в нищенских условиях, зато в их произведениях чувствуется душа и все, что им довелось выстрадать. Я не причисляю себя к великим, просто привожу примеры для сравнения.

Большинство людей в мире живут маленькими желаниями. Они хотят квартиру, машину, жену, детей, хорошую работу. И этим все заканчивается. Они сами для себя не открывают бесконечность. Нужно быть независимым от этих земных желаний. Можно и на улице жить и быть счастливым.

- Полагаю, у вас есть какая-то возвышенная мечта…

- Моя самая большая мечта – увидеть Вселенную. Я много фильмов пересмотрел про черные дыры, про устройство Вселенной, и мне эта тема очень интересна. Я хочу улететь в космос, посмотреть со стороны на нашу планету, побродить в вакууме, побывать на Луне… Это было бы для меня незабываемым опытом.

Что касается творческой мечты – я хочу снять художественный фильм. Если мне повезет снять хотя бы одну полноценную картину, я смогу спокойно покинуть этот мир. Но, к сожалению, возвращаясь к проблеме, которую мы обсудили ранее – без помощи человек не в состоянии этого сделать. Жизнь похожа на комнату, ты растешь, стареешь и понимаешь, что потолок начинает на тебя давить. Ты чувствуешь, что задыхаешься и не успеваешь реализовать задуманное. Эти ощущения испытывает множество людей. Посмотрим, чем это закончится в моем случае.

- Благодарю за беседу.

Лейла Мамедова

НОВОЕ В РАЗДЕЛЕ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

читать всю ленту
вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство
"The First News",
Все права защищены