Lifestyle

Фотограф Азиз Керимов: «Увидев Худаферинский мост, я прослезился…» - ФОТО

18:55 - 12 / 02 / 2021
Фотограф Азиз Керимов: «Увидев Худаферинский мост, я прослезился…» - ФОТО

Фотограф Азиз Керимов рассказал First News Media (1news.az) о съемках, которые он провел на освобожденных от армянской оккупации территориях.

«В день начала войны я был на съемках в Лянкяране. Фоторедактор Reuters интересовался происходящим и уточнил, поеду ли я на передовую. Я объяснил ситуацию, и рано утром 28 сентября мы с друзьями поехали в Физули. Добавлю, что одним из первых журналистов, отправившихся в зону боевых действий, был я», - рассказывает А.Керимов, отмечая, что его цель состояла в том, чтобы показать войну такой, какая она есть.

По словам фотографа, за 40 дней пребывания на войне ему удалось запечатлеть практически все и показать в своих работах боль и тяжесть войны.

Говоря о том, какие чувства он испытал, находясь на освобожденных землях, А.Керимов отметил следующее: «Абсолютно везде царила разруха, все дома были разрушены. Проходя мимо разрушенных зданий, я всегда задавал себе вопрос: «Почему армяне разрушили все дома?», «Зачем разрушили села и поселки?».

Первым освобожденным районом, который посетил фотограф, стал Агдам: «Кроме Агдамской мечети, все остальное было разрушено, даже купол мечети был разрушен. Дом культуры, дворец, мавзолей Панахали хана и многие другие здания – разрушено было все. Это были руины в прямом смысле слова. Немного побродив по окрестностям, можно было увидеть одежду и оружие, принадлежавшие армянам. И в Физули, Джебраиле, Зангилане, Губадлы - везде было так. Все деревни и поселки были превращены в руины. Иногда я думал: «Кажется, они сами привыкли жить в такой разрухе».

По роду своей профессиональной деятельности А.Керимов объездил практически все азербайджанские села и поселки, в некоторых из которых фотографировал древние албанские церкви, история которых уходит в глубокую древность: «Уверяю вас, что эти церкви находятся в целости и сохранности. В селе Чайкенд Гёйгёля есть даже армянская церковь. Эта церковь не была разрушена, осталась в целости. Однако на освобожденных землях все наши мечети и святыни разрушены. Когда я был в Кяльбаджаре, мечеть, находящаяся в центре города, оказалась полностью снесенной. От нее остались только голые стены. Армяне жили в центре Кяльбаджара - зачем нужно было разрушать эту мечеть? Так было и в Зангилане. Мечеть словно взорвали бомбой, они уничтожили все. Я уже не говорю о том, что они превращали мечети в стойло для животных».

Прежде чем рассказать о монастыре Худавенг, Азиз Керимов отмечает, что он один из счастливчиков, которые посетили освобожденные земли: «Есть много таких, как я, которые хотят поехать на эти земли. И особенно в Кяльбаджар. Я же с нетерпением жду того дня, когда поеду в Шушу, и надеюсь, что скоро смогу поехать и туда».

«Когда мы ехали в Кяльбаджар, дороги туда были довольно непроходимыми. Все было покрыто снегом. Машины поднимались в гору с большим трудом. Гора Муров, Омарский перевал расположены на дороге в Кяльбаджар. Во время первой Карабахской войны многие наши солдаты стали шехидами на этой территории, но сегодня эти стратегические высоты уже освобождены. Все посты на территории контролируются азербайджанскими солдатами. Мы ехали около 4 часов, чтобы добраться до центра Кяльбаджара, и в конце концов смогли добраться», - продолжает фотограф.

А.Керимов рассказывает, что в Худавенге вместе с армянским священником его встретили и российские миротворцы: «После прогулки по окрестностям монастыря я вошел внутрь. Около 7-8 армянских священников молились внутри. Нам не разрешили остаться надолго. Находившийся рядом с нами житель Кяльбаджара сказал, что его детство прошло в окрестностях этого монастыря и на стенах монастыря каких-либо армянских надписей не было…».

«Расскажу вам еще одну интересную историю», - продолжает фотограф, отмечая, что в свое время получил утвердительный ответ для съемок Худаферинского моста в Джебраиле, который ранее видел только в книгах и Сети: «В школьных учебниках он неоднократно упоминается. Вместе со мной в Джебраил поехали мои друзья-журналисты. Когда мы увидели мост, все прослезились. На этот раз мы вживую увидели Худаферинский мост, название которого слышали множество раз, но никогда не видели. Я обратил внимание, что все журналисты на мгновение замерли. Словно сказали про себя: «Наконец-то смогли тебя увидеть». А люди, находившиеся на другой стороне реки Араз, увидев нас, начали махать и кричали: «Карабах — это Азербайджан».

Азиз Керимов отмечает, что во время Отечественной войны произошло несколько крайне печальных событий, которые он никогда не забудет – бомбардировки армянскими ВС находящихся вдали от линии фронта городов Гянджа и Барда, в результате которых погибли мирные жители.

«Несмотря на то, что эти регионы находились далеко от зоны боевых действий, люди здесь стали мишенями. Умерли мирные жители, а не солдаты. Представьте себе, час ночи, все спят. Ракета падает туда, где ты спишь. Или же 7-летний сельский ребенок качается на качелях, а кассетная бомба падает прямо перед ним. С окончания войны прошло уже более 3-х месяцев, но все еще довольно сложно представлять это. Когда я приехал на похороны в село Гараюсифли в Барде, отец не мог опустить свою дочь в могилу и не понимал, что происходит…» - рассказывает А.Керимов, отмечая, что кадр с похорон был включен в годовой отчет агентства Associated Press (AP).

Делясь своими мыслями о военной журналистике, фотограф отмечает следующий важный момент: «Этот тип журналистики делится на два направления, первый - работа в зоне конфликта, то есть жизнь внутри события, и второй - послевоенная жизнь. Человек, который собирается сделать репортаж о войне, должен учитывать любое событие, которое может произойти. Этот журналист может увидеть умерших в период военных действий, перед ним может упасть бомба, он сам может умереть. То есть, человек, психологическое состояние которого не нормально, не должен ничего готовить на тему войны. Я бы посоветовал в таком случае человеку снимать и показывать послевоенную жизнь».

По словам Азиза Керимова, к его огромному сожалению, во время Отечественной войны он увидел таких журналистов: «Кроме того, хотел бы затронуть и тему передачи информации - неважно, фото, видео или статья. Журналист не должен поддаваться эмоциям и сообщать новости. В таком случаев у читателя возникают сомнения. В английском языке есть выражения «misinformation» и «Disinformation». В чем разница между ними? Misinformation — это распространение ошибки, не зная новости. То есть, человек поддается эмоциям и предоставляет неверную информацию. Disinformation, т.е. дезинформация – это преднамеренное искажение новостей. Это направлено на обман и дезориентацию читателей. Во время войны пользователи социальных сетей, не дожидаясь официальных новостей Министерства обороны, поддавались эмоциям и тиражировали информацию, что неизбежно приводило к неприятным инцидентам».

А.Керимов отмечает, что армянские СМИ неоднократно распространяли дезинформацию: «Если вы помните, после того как азербайджанская армия захватила поселок Гадрут, армянские СМИ настаивали на том, что азербайджанцы не вошли в Гадрут и т.д. Можно перечислить много таких случаев. Позже, когда ход войны показал реальность, армянское население не верило своим СМИ. То есть, моя цель говорить обо всем этом в том, что будь то война или другое событие, журналисты, другие люди должны быть менее эмоциональными, сообщая новости».

Феликс Вишневецкий

Фото: Азиз Керимов

Поделиться:
1596

Последние новости

Все новости

NEXT TV