1news.az

Азербайджано-грузинские отношения после спора о монастырском комплексе «Кешикчи Даг». Чего ожидать?

21 Августа, 2019 в 10:00 ~ 6 минут на чтение 7184
Азербайджано-грузинские отношения после спора о монастырском комплексе «Кешикчи Даг». Чего ожидать?

Турал Ширин

Диссертант Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики

С момента обретения независимости после распада Советского Союза Азербайджан и Грузия достигли успешного и плодотворного сотрудничества в экономике, транспортной инфраструктуре, а также осуществляли совместные энергетические проекты. Соучредительство организации ГУАМ, реализация проектов трубопроводов Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзурум, железной дороги Баку-Тбилиси-Карс и самое последнее сотрудничество в рамках проекта TANAP — все это наглядные примеры постсоветских двусторонних отношений между странами. Но невзирая на то, что Азербайджану и Грузии удалось установить дружественные отношения, некоторые конфликты все же возникали. Население Азербайджана до сих пор помнит скандальное поведение фанатов «Динамо» (Тбилиси) во время матча с азербайджанским клубом «Габала» в 2015 году. Последнее разногласие между Баку и Тбилиси возникло из-за спорного монастырского комплекса «Кешикчи Даг» (по-грузински «Давид Гареджи») на границе двух государств, что вызвало большой резонанс среди чиновников и широких слоев населения.

Начало спора

Предполагается, что спор берет начало в 1920-х годах, в эпоху политики размежевания Сталина, которая  служила политическим амбициям для консолидации власти Сталина и привела к территориальным конфликтам в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и, в меньшей степени, в монастырском комплексе «Кешикчи Даг». Грузины утверждают, что комплекс, состоящий из 5000 исторических объектов и 19 монастырей, был расположен в пределах грузинских границ с первых дней его существования, пока не произошли суровые политические изменения Сталина. В то же время аргумент азербайджанской стороны прекрасно обосновывает заместитель министра иностранных дел Халаф Халафов, который утверждает, что спорный исторический памятник является «домом для кавказских албанцев, которые считаются самыми ранними жителями Азербайджана».

Сразу после распада СССР обе стороны предприняли несколько попыток разрешить вопрос раз и навсегда. Самым запоминающимся усилием постсоветского грузинского правительства было предложение о торговле землей с целью взять под свой контроль весь монастырский комплекс. Отказ официального Баку не заставил себя долго ждать.

Тем не менее плодотворное стратегическое партнерство и активное сотрудничество в рамках ранее упомянутых региональных проектов заставили две страны на некоторое время отложить решение этой менее важной пограничной проблемы, несмотря на периодически возникающие споры.

Вновь разгоревшийся вопрос

Последнее обострение спора произошло во время визита президента Зурабишвили в Азербайджан в марте этого года, когда она подняла вопрос о пограничных разногласиях. Через месяц Зурабишвили пошла еще дальше и во время посещения объекта настаивала на демаркации комплекса. Неудивительно, что официальный Баку жестко отреагировал на подобные заявления и накануне празднования Пасхи закрыл монастырь для посетителей. Несмотря на то, что азербайджанская сторона вновь открыла доступ через три дня, реакция общественности была достаточно острой. К сожалению, оскорбительные и провокационные высказывания получили наибольшее распространение главным образом среди националистических и популистских слоев общества, включая некоторые антигрузинские и антиазербайджанские настроения с обеих сторон. К счастью, с официальной позиции эскалации удалось избежать на уровне внешнеполитических ведомств. Умеренная позиция обеих сторон говорила о готовности Баку и Тбилиси к дальнейшему обсуждению пограничного вопроса.

Что дальше?

Эскалация напряженности вокруг пограничного вопроса идет вразрез интересам обеих стран. Прежде всего, Грузия, как и Азербайджан, имеет гангрену в виде замороженных конфликтов. Учитывая проблематичное положение обоих государств в переговорном процессе по конфликтам вокруг Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии, ухудшение стратегического партнерства может иметь разрушительные геополитические и экономические последствия. Кроме того, участие Грузии в вышеупомянутых энергетических проектах, осуществляемых в основном Азербайджаном и Турцией, привлекает многомиллиардные инвестиции, которые вкладывает в эту страну Азербайджан, поэтому Грузия не может позволить себе ухудшение отношений с Азербайджаном и Турцией соответственно, учитывая тесные связи между Баку и Анкарой.

В свою очередь, и Баку необходимо поддерживать добрососедские отношения с Тбилиси, так как последний является безопасным коридором для поставок азербайджанской нефти и газа в Турцию и Восточную Европу. Поэтому, скорее всего, пограничный вопрос будет вновь отложен на некоторое время, поскольку ни Азербайджан, ни Грузия не могут позволить себе эскалации конфликта как с геополитической, так и экономической, и финансовой точек зрения.

И последнее, но не менее важное с точки зрения внутренней политики утверждение: Грузия не в состоянии занимать выгодную позицию, не имея настоящего лидера для ведения переговоров. Заявления президента Зурабишвили, которым не хватало четкого стратегического и геополитического видения, имели умеренную политическую поддержку внутри страны. Напротив, в Азербайджане есть национальный лидер — Президент Алиев, которого поддерживает практически весь политический спектр и значительная часть населения, особенно в вопросах внешней политики. Таким образом, фактор лидера дает Азербайджану полный политический потенциал для ведения успешного переговорного процесса.

Только время может показать, достигнут ли Баку и Тбилиси соглашения, но высшие должностные лица, а также население в целом каждой страны должны иметь в виду, что подрыв существующих плодотворных связей между двумя странами и обострение проблемы «Кешикчи Даг» («Давид Гареджи») могут еще больше дестабилизировать и без того хрупкую атмосферу на Южном Кавказе.

Библиография:

Ломсадзе, Г. (Lomsadze, G.) (2019). Азербайджано-грузинские отношения вновь обострились из-за монастырской напряженности. Eurasianet. Взято из https://eurasianet.org/azerbaijan-georgia-relations-newly-strained- by-monastery-tensions

Попхадзе, М. (Popkhadze, M.) (2019). Загадка монастыря «Давид-Гареджи» в Грузии и Азербайджане. Институт исследований зарубежной политики. Взято из https://www.fpri.org/article/2019/06/georgia-and- azerbaijans-david-gareja-monastery-conundrum/

Рахимов, Р. (Rahimov, R.) (2019). Партнерство Азербайджана и Грузии: Что дальше? «Евразия дейли монитор», 16(96). Взято изhttps://jamestown.org/program/azerbaijan-georgia-partnership-what- next/

Статья отражает точку зрения автора

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Политика

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены