1news.az

Jah Khalib: «Я рос мажором, пока мы всей семьей не оказались на улице…» - ФОТО

15 Ноября, 2018 в 15:29 ~ 6 минут на чтение 21374
Jah Khalib: «Я рос мажором, пока мы всей семьей не оказались на улице…» - ФОТО

25-летний казахский музыкант с азербайджанскими корнями Jah Khalib (Бахтияр Мамедов) дал интервью российскому «ОК!», в котором рассказал о своем детстве, отце и взглядах на жизнь.

«Я рос мажором, пока мы всей семьей не оказались на улице. Никогда ни в чем не нуждался. Отец в свое время купил три квартиры на этаже и сделал из них одну. У нас всегда была приличная машина, родители давали мне неплохие деньги на карманные расходы. Отец имел бизнес в нефтяной промышленности, разрабатывал трансформаторное масло. У него была своя технология, которую он запатентовал в Баку и привез в Казахстан. По сути, он стал монополистом в стране. Его компания зарабатывала миллионы долларов. Причем он никогда не воровал, не обманывал — отец невероятно честный человек...

И вот однажды люди из высших кругов, назовем это так, пришли к нему в кабинет и дали понять, что неприлично азербайджанцу в Казахстане иметь такой доходный бизнес. Не хочу поднимать тему конфликтов на национальной почве. В любой стране найдутся люди, которые готовы кричать на каждом углу «Казахстан для казахов» или «Россия для русских». В общем, это был банальный рэкет. У отца отобрали завод. Мы всей семьей фактически оказались на улице», - рассказывает Jah Khalib в интервью журналу «ОК!».

По словам музыканта, в тот момент именно воспитание, данное в семье, помогло ему не сломаться и не пойти по скользкой дорожке: «У меня очень порядочные родители. Я бы никогда не стал воровать. Многие пацаны с моего района занимались гоп-стопом. И мне предлагали присоединиться. Но это не мой путь».

Отвечая на вопрос о том, как он помогал родителям в тот непростой период, Jah Khalib заявил следующее: «Я пошел работать. Сначала у сводного брата в пивнушке разливал пиво. Потом со знакомыми ребятами по выходным стали ездить на кладбище – где-то надо было заборы покрасить, где-то прибраться на могилах. На автомойке подрабатывал. Со временем решил вернуться к студийной работе. На тот момент у меня уже было довольно много профессионального оборудования – микшер, мониторы, звуковая карта. Ко мне обращались пацаны с района, которые мечтали читать рэп. Всем это было интересно – мы ведь воспитывались на музыке 50 Cent, G-Unit, многие хотели быть на них похожими. А у меня были все инструменты для того, чтобы помочь ребятам реализовать свои мечты.

Я брал за одну студийную сессию около 10 долларов, в месяц набегало до 150-200 долларов. Большую часть отдавал родителям. Потом устроился на профессиональную студию звукорежиссером, постоянно смотрел обучающие видео в интернете, сам старательно развивался в этом направлении. И так к 16 годам я уже работал на трех студиях одновременно – в одной сводил, в другой записывал, в третьей писал аранжировки».

«Мы в шестом классе начали курить. В восьмом мы уже думали, что надо завязывать. Это история про Казахстан. Чуйская долина. «Долина, чудная долина». На самом деле песня «Все, что мы любим, - секс, наркотики» несет двоякий смысл – с одной стороны, она вроде бы легкая и позитивная, но за всей этой беззаботностью скрываются жестокие реалии. Я видел массу ребят и девчонок в своей тусовке, которые бесцельно прожигали свои дни в наркотическом угаре, в телесных наслаждениях. Когда ты смотришь на все это со стороны, становится страшно. В какой-то момент я сказал себе «стоп». Это не моя жизнь! Надо взрослеть! Мне стало стыдно перед родителями, перед руководством студии, которое нам доверяло, вкладывалось в нас, а мы не оправдывали надежд. Я стал слышать голоса – неба, Всевышнего. Назови как угодно. Другими словами, это был голос совести» - рассказывает певец, отмечая, что в тот момент он понял, что следует менять жизнь.

«В голове почему-то все чаще стала проскальзывать мысль: «Сходи в мечеть!» Мне снились сны, как я молюсь. Я позвонил другу, поделился и попросил взять меня с собой на пятничную молитву. Он говорит: «Без проблем!» И вот мы приезжаем, я вообще ничего не знаю, повторяю за всеми движения... И начинаю ощущать всем телом такую энергетику! Только представь, 500 человек одновременно молятся. Я успокоился, как будто груз упал с души. На следующий день начинался мусульманский пост Рамадан. Я его выдержал. Разум очистился, организм очистился, морально и физически стало легко. Я понял, что мне не нужны ни наркотики, ни алкоголь. Стал активнее работать – именно с этого момента пошло огромное количество концертов в Казахстане, а через год уже и в Москве. Кстати, я и в консерватории восстановился. Правда, на платное отделение. Но на учебу зарабатывал сам», - говорит Jah Khalib в интервью журналу «ОК!».

А говоря о правилах жизни, музыкант заявляет следующее: «Я стараюсь просто оставаться собой и жить по правилам. Никогда не обижу слабого, никогда не сделаю подлость по отношению к человеку. Для меня это закон. И еще: во всем нужно чувствовать достаток. В деньгах, в творчестве... Ты не насуешь в аранжировку тысячу звуков. Ты не имеешь права задирать нос только потому, что стал популярным... У меня есть один друг, невероятно обеспеченный человек. Построил баню на 400 «квадратов». Я говорю: «Зачем?» А он: «Ну как зачем? У меня бильярд». Для бильярда достаточно 20 «квадратов», для парилки тоже. Куда еще? У многих людей, к сожалению, стирается грань понятия «достаточно». Чувствовать во всем баланс и достаток — вот, пожалуй, мои главные правила».

Полная версия интервью Jah Khalib’а российскому «ОК!» доступна по ссылке.

Читайте по теме:

Jah Khalib заявил о желании служить в азербайджанской армии – ВИДЕО

Фанат бросился на сцену во время выступления Jah Khalib’a на «Жаре-2018» – ФОТО - ВИДЕО

Ф.В, Г.Р.

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Бомонд

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены