az

Точка зрения

26 Октября, 2020 в 19:32

Низами Сафаров: «Использование детей-солдат в вооруженном конфликте – международное преступление»

Низами Сафаров: «Использование детей-солдат в вооруженном конфликте – международное преступление»

Участие детей-солдат в вооруженных конфликтах, будучи грубым нарушением международного гуманитарного права, является, в то же время,  подтверждением бесчеловечной сущности тех военных преступников, которые осуществляют вербовку и набор несовершеннолетних в состав вооруженных формирований, подстрекают их к активному участию в боевых действиях.  

Исходя из особой уязвимости детей, Женевские конвенции от 12 августа 1949 г., а также их Дополнительные протоколы предусмотрели целый ряд положений, предоставляющих им правовую защиту.  

Присоединившись к женевскому договорно-правовому инструментарию, Армения приняла на себя юридическое обязательство при любых обстоятельствах соблюдать упомянутые конвенции и их протоколы. Однако на практике произошло тотальное нарушение всего свода правил, закрепленных в международном гуманитарном праве, и в частности, таких, как запрет на заселение оккупированных территорий Азербайджана, атаки на гражданское население и объекты гражданской инфраструктуры, включая нанесение ракетно-бомбовых ударов по городам и населенным пунктам, находящимся вне зоны боевых действий, применение запрещенных кластерных (кассетных) боеприпасов и т.д. Очередным вопиющим фактом нарушений фундаментальных основ «женевского права» стало использование детей-солдат в военном противостоянии.  

Надо отметить, что международное гуманитарное право уделяет первостепенное внимание защите детей в ситуациях вооруженных конфликтов, предусматривая для этого как общую, так и специальную защиту. В частности, последняя гарантируется статьей 77 Дополнительного протокола I, согласно которой «дети пользуются особым уважением, и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств.

Стороны, находящиеся в конфликте, обеспечивают им защиту и помощь, которые им требуются ввиду их возраста или по любой другой причине». Причем подобная защита предусмотрена также согласно статье 4 (3) Дополнительного протокола II. Надо особо отметить, что Дополнительные протоколы явились первыми международно-правовыми документами, регулирующими ситуации, связанные с участием детей в вооруженном противостоянии.  

Дополнительный протокол I непосредственно предусмотрел норму (ст. 77 (2)), в соответствии с которой «стороны, находящиеся в конфликте, предпринимают все практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях, и, в частности, стороны воздерживаются от вербовки их в свои вооруженные силы. При вербовке из числа лиц, достигших пятнадцатилетнего возраста, но которым еще не исполнилось восемнадцати лет, стороны, участвующие в конфликте, стремятся отдавать предпочтение лицам более старшего возраста».  

Более категоричная формулировка была включена ст. 4 (3, «с») Дополнительного протокола II, согласно которой дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не подлежат вербовке в вооруженные силы или группы, и им не разрешается принимать участие в военных действиях. Дети, принимающие непосредственное участие в вооруженном конфликте, обладают правом на статус комбатанта.  

Согласно дополнительным протоколам дети-комбатанты, не достигшие 15 лет, имеют право на более благоприятное обращение, поскольку они продолжают пользоваться особой защитой, предоставляемой международным гуманитарным правом (Дополнительный протокол I, ст. 77 (3); Дополнительный протокол II, ст. 4 (3, (d,1). 

Можно также сослаться на Конвенцию о запрещении и неотложных мерах по ликвидации наихудших форм детского труда N 182 от 17 июня 1999 года, согласно которой использование детей в качестве солдат является одной из худших форм детского труда. Согласно ст. 3 Конвенции полностью запрещена принудительаня или обязательная вербовка детей для использования их в вооруженных конфликтах. Кстати, Армения присоединилась к данной Конвенции в 2006 году и несет обязательство по ее соблюдению, которое нарушается самым явным образом.

Специальные положения о защите детей в ситуации вооруженного конфликта включены также в Конвенцию о правах ребенка от 20 ноября 1989 года и Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах от 25 мая 2000 года.  

Статья 38 Конвенции в прямой форме предписывает государствам-участникам принять все возможные меры для обеспечения того, чтобы лица, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях (ст. 38 (2 (6)), а при вербовке из числа лиц, достигших 15-летнего возраста, но которым еще не исполнилось 18 лет, стремиться отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (ст. 38 (3)).  

Более строгого подхода по сравнению с Конвенцией придерживается Факультативный протокол, который согласно ст. 1 предусматривает, что государства-участники обеспечивают, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не подлежали обязательному призыву в их вооруженные силы. Кроме того, в соответствии со ст. 2 государства-участники обеспечивают, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не подлежали обязательному призыву в их вооруженные силы. 

Важное значение имеют положения ст. 4, согласно которым вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, ни при каких обстоятельствах не должны вербовать или использовать в военных действиях лиц, не достигших 18-летнего возраста.  При этом государства-участники принимают все возможные меры в целях предупреждения такой вербовки и использования, включая принятие правовых мер, необходимых для запрещения и криминализации такой практики. 

Осуществляя вербовку и использование детей-солдат, армянская сторона допускает серьезное нарушение норм международных договоров, участницей которых она является, что расценивается как военное преступление.  

Как известно, в июне 1993 г. Армения присоединилась к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. и их Дополнительным протоколам. В полном противоречии с положениями международного гуманитарного права, юридическим фундаментом которого являются указанные конвенции и протоколы, осуществляется использование детей в боевых действиях в зоне вооруженного конфликта. 

В грубой форме нарушаются также упомянутые нами положения Конвенции о правах ребенка и Факультативный протокол к Конвенции, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, к которым Армения присоединилась соответственно 23 июня 1993 года и 30 сентября 2005 года. 

Нельзя упускать из виду, что запрет на участие детей в военных действиях, который применяется в вооруженных конфликтах, установлен практикой государств в качестве нормы обычного международного права. В своём докладе об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне Генеральный секретарь ООН прямо заявил, что положения статьи 4 Дополнительного протокола II уже давно рассматриваются в качестве обычного международного права.   

Кроме того, действия, о которых упоминается, являются одним из видов военных преступлений, которые порождают международную уголовную ответственность.    

Согласно ст. 8 (2) (b) (xxvi)) Статута Международного уголовного суда  набор или вербовка детей в возрасте до пятнадцати лет в состав национальных вооруженных сил или их использование для активного участия в боевых действиях квалифицируется в качестве военного преступления, расцениваемого как серьезное  нарушение законов и обычаев, применимых в международных вооруженных конфликтах.  

Весьма знаменательно, что первый приговор Международного уголовного суда, вынесенный 12 марта 2012 года в отношении Томаса Лубанги Дьило, был связан с обвинением в совершении на территории Демократической Республики Конго военного преступления в виде набора и вербовки детей в возрасте до пятнадцати лет в состав вооруженных сил и их использовании для активного участия в боевых действиях в период с 1 сентября 2002 г. по 13 августа 2003 г. 

Можно упомянуть также Устав Специального суда по Сьерра-Леоне, который  в соответствии со статьей 4 (с) предусмотрел, что призыв или зачисление детей, не достигших 15-летнего возраста, в вооруженные силы или группы или их использование для активного участия в военных действиях является серьезным нарушением международного гуманитарного права, подпадающим под уголовную юрисдикцию данного судебного учреждения. 

Одним из наиболее значительных дел, рассмотренных Специальным судом, явилось дело бывшего президента Либерии Чарльза Тейлора, в отношении которого 30 мая 2012 года был вынесен приговор -лишение свободы сроком на 50 лет за совершение военных преступлениях во время гражданской войны 1991-2002 годов в Сьерра-Леоне. Причем экс-президент стал первым после Второй мировой войны бывшим главой государства, который был осужден за военные преступления и, в том числе, за набор и вербовку детей, не достигших 15-летнего возраста, в состав вооруженных сил или групп и их использование для активного участия в военных действиях.  

Подобного рода судебные прецеденты должны быть серьезным сигналом для тех военных преступников, которые занимаются рекрутированием детей в качестве солдат, поскольку никакой официальный статус или положение в государственной либо военной иерархии не является иммунитетом от уголовного преследования, что делает наказание неотвратимым.    

Низами Сафаров, член Комитета Милли Меджлиса по обороне, безопасности и противодействию коррупции, доктор юридических наук

2 473

просмотра

НОВОЕ В РАЗДЕЛЕ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

читать всю ленту
вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство
"The First News",
Все права защищены