1news.az

«Дождаться момента»: Серж Саргсян хочет «через Европу» вернуться в армянскую политику?

26 Ноября, 2019 в 15:00 ~ 13 минут на чтение 4635
«Дождаться момента»: Серж Саргсян хочет «через Европу» вернуться в армянскую политику?

Серж Саргсян, кажется, решил выйти из подполья, где он тихо сидел с тех пор, как его туда загнал главный «бархатный революционер» Армении.

Напомнить о себе можно разными способами, в случае Саргсяна лучше и прежде всего – громкими заявлениями. Причем желательно не в родных пенатах, где могут «схватить за шкирку», «приставить к стенке», «закатать в асфальт» и провести прочие «хирургические вмешательства», а скажем, где-нибудь далекой Хорватии.

Вот туда Саргсян и отправился, будучи приглашенным на заседание Европейской народной партии, где, воспользовавшись моментом и предоставленной трибуной, стал громко разоблачать того, кому вынужден был уступить кресло руководителя страны.

Вначале бывший президент и пока еще действующий председатель Республиканской партии Армении счел долгом объяснить свою отставку, причем объяснил он ее весьма своеобразно – оказывается, Саргсян ушел… «чтобы народ попытался построить еще более лучшее государство».

«Однако сегодня становятся громкими голоса людей, которые обвиняют меня в том, что я уступил власть популистам. Я здесь сейчас, чтобы заявить об этой обеспокоенности, защитить ту веру и ожидания, которые имели тысячи людей в период смены власти», - сказал Саргсян. По его словам, пришедшие к власти под именем революции лица за прошедшие полтора года не сделали ни одного революционного изменения и не внесли революционного разлома во внешне- и внутриполитическую повестку.

«В Армении происходят опасные развития, угрожающие демократии. Нарушены основы конституционности. Не действует принцип разделения и баланса власти. Нарушена независимость судебной власти. Осуществляются политические преследования. Периодически происходят агрессивные действия против оппозиционных журналистов и активистов. Нетерпимость и ненависть достигли беспокоящих объемов», - сказал он.

Затем, ни с того ни с сего, видимо вспомнив свое президентское прошлое, явно соскучившийся по трибуне Саргсян переключил свое внимание на переговоры по карабахскому урегулированию, лицемерно выразив «обеспокоенность» в связи с нынешним процессом и заявив, что «даже самые плохие переговоры лучше войны».

По его словам, очень важно, чтобы посреднические усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ продолжали получать беспрекословное содействие международного сообщества.

И, подобно Моське из известной басни, попытался напоследок развести свою заезженную и нацеленную на сохранение статус-кво демагогию о том, что, мол, Нагорный Карабах «никогда не будет в составе Азербайджана и эта проблема не имеет военного решения».

Что-то во всех этих претенциозных заявлениях смутно смахивает на желание бывшего президента вернуться в большую армянскую политику в качестве программы-минимум, и во власть – в качестве программы-максимум. В свете этого довольно интересным представляется и недавнее заявление Никола Пашиняна в Италии. Вспомнив «добрым словом» бывших руководителей «старой Армении», Пашинян на встрече с армянской общиной Милана намекнул, что некоторые известные коррупционеры сейчас скрываются от правосудия «в подвалах Ватикана», но пусть никто не надеется, что их не поймают и не привлекут к ответственности. Предположительно, армянский премьер намекал на бывшего посла Армении в Ватикане и зятя экс-президента Сержа Саргсяна - Микаэла Минасяна, который, проживая за рубежом, в последнее время выступает с жесткими нападками на «виновника» отставки своего тестя, не исключая ареста ни своего, ни экс-президента.

Впрочем, Никол Пашинян, сумев упрятать за решетку Роберта Кочаряна, почему-то «не трогает» Сержа Саргсяна. Это вызывает определенные подозрения на возможность наличия между ними некой договоренности в формате «ты мне – я тебе», то есть передача власти взамен на выходное пособие и спокойную жизнь заслуженного пенсионера.

Но если дело обстоит именно так, и указанная договоренность действительно имеет место быть, то почему Саргсян теперь нарушает ее, бросая с европейской трибуны резкие обвинения в адрес «новых» революционеров?

Политический обозреватель Фархад Мамедов склонен усматривать определенный смысл в том, что Саргсян озвучил свое заявление именно на заседании Европейской народной партии (ЕНП).

- Во-первых, Республиканская партия Армении (РПА) является полноправным членом Европейской народной партии. Это крупнейшая политическая платформа в Евросоюзе, обладающая самой большой, многочисленной фракцией в Европейском парламенте.

Членство РПА в этой правоцентристской консервативной структуре само по себе является ярким примером двойных стандартов в Европе. Потому что РПА была принята в Европейскую народную партию в преддверии ожидающегося подписания ассоциативного соглашения между Арменией и ЕС, от которого, как известно, Саргсян отказался в самый последний момент. Членство же его партии в ЕНП было как бы авансом для армянского президента, который он сначала взял на себя, а затем отказался от своих обязательств.

И то что сейчас Саргсяна приглашают и предоставляют ему трибуну, хотя РПА даже не представлена в парламенте Армении, тоже удивительно – как правило, политические партии, являющиеся членами ЕНП, но не имеющие статус правящих в своих странах, не выступают на заседаниях этой политической структуры. Но Саргсяну позволили это сделать – вот это и есть очередной показатель двойных стандартов европейских институтов к государствам.

- Не кажется ли вам, что за высказываниями Саргсяна скрывается подспудное желание вернуться во власть?

- Да, в определенной степени. Это своего рода заявка Саргсяна на свое все присутствие в активной политике и не исключено, что и на возможность «восстановления» своей власти в Армении. Потому что, как бы то ни было, но в армянских реалиях Республиканская партия на сегодня является единственной реальной оппозиционной силой. Во-первых, она обладает большим финансовым и информационным ресурсом в стране. И во-вторых, действительно стремится вернуться к власти. Поэтому они там следят за ошибками Пашиняна, и стараются использовать их в своих целях.

Участие же Саргсяна на заседании Европейской народной партии придает этой заявке как бы международное «признание». Обратите внимание на его речь на заседании ЕНП. Он использовал трендовую в Европе терминологию – популизм. А ведь по всей Европе на протяжении последних 4-5 лет традиционные партии – как сконцентрировавшиеся в ЕНП правоцентристы, так и социал-демократы - уступают позиции популистским силам правого и левого толка. То есть, мы видим, что и в Германии, и в Испании, и во Франции популисты занимают все больше мест в своих парламентах, в Европейском парламенте и т.д.

Поэтому то, что Саргсян приравнял Пашиняна именно к популистам, является показателем того что он использует европейскую терминологию для того чтобы очернить или маргинализировать своего нового премьера в европейском пространстве.

Нужно учитывать и то что на заседании ЕНП бывший председатель ЕС Дональд Туск был избран руководителем Европейской народной партии. То есть, имеется большое влияние ЕНП на европейские институты.

Поэтому Серж Саргсян - для того чтобы очернить реформы, которые пытается провести Никол Пашинян - посредством ЕНП будет доводить до Европарламента и других европейских институтов факты политического преследования премьером своих оппонентов, его нападки на Конституционный суд, и стараться показать его в образе «человека с улицы», популиста, который не считается с юридической процедурой, а ведет политическую борьбу методом арестов, террора, запугиваний и т.п.

В этом отношении стратегия Сержа Саргсяна ясна. Теперь о его заявлении в отношении карабахского урегулирования. В бытность Саргсяна главой Армении, переговоры продолжались. Сейчас Пашинян старается как-то изменить форму заявлений армянской стороны, но содержательно, конечно, ничего не меняет. В этом отношении в фабулах, которые использовал Серж Саргсян, нет ничего нового. Он просто хочет показать, что был участником этого процесса и владеет достаточной информацией, что он – тот политический лидер, который может стать альтернативой Николу Пашиняну и будет стараться это сделать в ближайшем будущем.

- Не просматривается ли, на ваш взгляд, в высказываниях Саргсяна попытка защитить себя и своих близких от все чаще звучащих угроз со стороны Пашиняна? Может, таким образом Саргсян еще и предостерегает его от конкретных действий?

- Да, зять Сержа Саргсяна - Микаэл Минасян является владельцем нескольких крупных информационных ресурсов в Армении и, как бы основным идеологом борьбы с нынешним режимом Никола Пашиняна.

Вообще, это очень интересный момент: то, что Серж Саргсян не был привлечен к какому-либо судебному процессу в Армении -  ни в качестве обвиняемого, ни в качестве свидетеля. И в армянских кругах есть такая версия о том, что между Саргсяном и Пашиняном существует какая-то договоренность о том, что один сдает власть, а другой не привлекает его к ответственности.

Поэтому любое упоминание Саргсяна и членов его семьи вызывает у экс-президента раздражение. И в этом отношении – да, нотки угрозы, о которой вы говорите, в его заявлении прослушивались.

Но опять же, следует отметить, что Серж Саргсян долгое время находился в Армении на ключевых позициях – был руководителем Службы национальной безопасности, которая обладает огромными полномочиями. Так вот, Саргсян занимал эту должность и в период активности Пашиняна как оппозиционера и журналиста, и плюс, именно он был избран президентом Армении во время «мартовских событий». Поэтому на нем тоже лежит ответственность за силовой разгон протестующих против подтасовки выборов.

Но… Саргсян не привлекается ни в какой роли к уголовному делу по «событиям 1 марта», кроме того, его не вызывают на заседание парламентской комиссии по апрельской войне 2016 года. Все это показывает, что действительно может иметься какая-то договоренность. И в случае если Пашинян все-таки пойдет на какой-то шаг к ее нарушению, то я думаю, раскроется много карт, в Саргсян этой ситуации проявит гораздо большую активность, потому что ему уже нечего будет терять.

- В целом, как вы думаете, Саргсян был бы не прочь вернуть власть?

- Думаю, да. Он понимает, что так или иначе в армянском обществе будет определенный процент разочарованных новой властью. В принципе, мы видим это и сейчас – определенный элемент разочарования в отношении пашиняновской команды и самого премьера есть.

Посмотрите: основным оппонентом Пашиняна на сегодня выступает Роберт Кочарян. Но он настолько дискредицирован в армянском обществе, что просто не способен аккумулировать вокруг себя широкие слои населения, кроме разве что «карабахских» армян.

Поэтому я думаю, что Серж Саргсян сейчас преднамеренно не выступает, практически ушел в тень и крайне редко делает какие-то заявления. Он просто ждет момента - когда завершится процесс над Робертом Кочаряном, когда экономические реформы не принесут видимых результатов, когда возникнут очередные осложнения в отношениях с Россией, или пойдет на обострение нагорно-карабахский конфликт. Вот тогда он и заявит о себе как политическая сила.

Вот сейчас он активно очищает РПА от наиболее одиозных фигур – бывших министров, губернаторов, которые в период его правления погрязли в коррупции - и выдвигает на первый план молодых, не особо запятнанных фигур. Таким образом он готовит свою политическую организацию к тому, чтобы стать реальной альтернативой нынешней власти в ближайшем будущем.

- То есть, претендует на лидерство в оппозиции?

- Совершенно верно. Потому что партии, представленные сегодня в парламенте, хотя и заявляют, что стоят в оппозиции, но видно, что все свои действия согласовывают с партией власти.

- А сам Пашинян это понимает?

- Конечно, понимает, поэтому повестка его внутриполитической деятельности и состоит в том, чтобы постоянно очернять РПА. Поэтому в оборот и пущены такие выражения как «бывшие», «белое и черное». То есть, все его действия аккумулированы именно в этом направлении. Он понимает, что реальная альтернатива его власти может исходить только со стороны РПА, и именно она может воспользоваться протестным электоратом.

Потому что эти самые, как говорит Пашинян, «бывшие», обладают и финансовыми, и организационными, и информационными ресурсами. По проведенным в Армении исследованиям, порядка 30% медийного пространства Армении принадлежит РПА.

- Но способен ли Саргсян повести за собой массы?

- Нет, разве что случится что-то из ряда вон выходящее. Но надо учитывать, что не всегда массы определяют политическую повестку.

Я думаю, что Саргсян будет делать упор на среднее чиновничество в государственных структурах и на муниципалитеты. Потому что Пагшинян, как бы он этого ни хотел, но пока что не обладает таким количеством сторонников, чтобы суметь заполнить муниципалитеты.

Он, правда, выигрывает большинство позиций на местных выборах мэров городов, но отсутствие у этих новых людей опыта, или проявляемые ими элементы коррупции вызывают у населения разочарование.

РПА же долгие годы была у власти, и обладает большим числом достаточно влиятельных и богатых сторонников, которые занимали определенные позиции на местах. Так вот, Саргсян ждет, и в нужный момент использует этот ресурс.

Ф.Багирова

4 635

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены