1news.az

Джаз, кино, спорт – три составляющих любви к жизни Азера Джавад Алиева - ФОТО - ВИДЕО

14 Июня, 2019 в 14:47 ~ 21 минута на чтение 5022
Джаз, кино, спорт – три составляющих любви к жизни Азера Джавад Алиева - ФОТО - ВИДЕО

В этом году заместитель генерального директора телеканала CBC sport Азер Джавад Алиев отметил 60-летний юбилей.

Биография этого замечательного человека не уместится в пару строк, поэтому краткую подверстку всех его достижений мы приведем отдельно. А вот рассказать о его интересной жизни постараемся в ходе нашей беседы.

К слову, встретиться с Азер беем для интервью я смогла лишь после проведения в Баку финала Лиги Европы УЕФА. До этого ни одной свободной минуты у него просто не было: работали, по его собственным словам, с раннего утра и до глубокой ночи.

Творческая деятельность:

В период учебы в Институте нефти и химии:

Организатор и руководитель студенческого Джаз-клуба (1977-1979);

Организатор республиканских конкурсов диско-студий (1980-1981);

Член режиссерской сценарной группы студенческого театра миниатюры «У камина»;

Редактор музыкальной газеты «Биг-Базар»;

Джазовый и эстрадный обозреватель газет «Молодежь Азербайджана», «Бакинский рабочий» и «Баку» (1982-1989);

Организатор, режиссер и ведущий цикла джазовых концертов при Союзе композиторов Азербайджана «Баку, Бакинцы, Джаз» (1987-1988).

Член оргкомитета первого джаз-фестиваля памяти В.Мустафазаде 1983 г.;

Организатор, режиссер и ведущий джаз-фестиваля памяти В.Мустафазаде 1987 г.;

Руководитель пресс-центра и член оргкомитета Всесоюзного джаз-фестиваля в Баку 1987 г.;

Участник Всесоюзного опроса джазовых критиков (1984-1989);

В качестве приглашенного принимал участие в джаз-фестивалях в Москве, Ленинграде, Тбилиси, Риге, Таллинне, Новосибирске, Паневежисе, Пярну, Ярославле, Будапеште (1983-1989);

Член правления (от Закавказья одно место) Всесоюзной джазовой федерации, созданной в 1987 году;

В 1985 году работал в Москве руководителем группы по организации гала-концертов национальных делегаций в Центральном штабе культурной программы 12-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов;

Организатор, директор и режиссер-постановщик:

Первого Бакинского фестиваля «Рок-панорама-88» (участвовало 17 групп);

Фестиваля «Рок-панорама-89» (участвовало 28 групп);

Фестиваля–конкурса «Золотая осень-89»;

Конкурс проводился по трем отдельным жанрам (джаз, рок и поп-музыки);

Фестиваля азербайджанской популярной музыки «Одлар Юрду – Баку-90»;

Фестиваль проходил по двум категориям (конкурс молодых исполнителей, конкурс азербайджанской эстрадной песни);

Фестиваля джазовых исполнителей Азербайджана и Великобритании «Джаз Саммит–93», прошедшего в мае 1993 года.

Организатор и руководитель городского молодежного центра современной музыки (1987-1991);

Руководитель делегации Министерства культуры Азербайджана на втором международном фестивале «Голос Азии» в Алма-Ате (1997);

Окончил интенсивные курсы менеджмента в области шоу-бизнеса в Чикаго в 1991 году.

Член международной ассоциации музыкальных продюсеров и менеджеров с 1992 года;

Вице-президент Союза рекламных деятелей Азербайджана с июня 1998 года;

Член Международной рекламной ассоциации с января 1997 года.

Лауреат премии Хумай - Sənət Uğurları - 93» («Умай - Успехи в исскустве - 93») за лучшую телевизионную программу года в области культуры и искусства.

Лауреат премии «Хумай-99» за лучшую телевизионную рекламу года.

Лауреат фестивалей-конкурсов рекламы «Новруз-96» и «Новруз-97».

Специальный приз Союза кинематографов стран СНГ и Балтии  «Евразийского Телефорума – 99».

Лауреат и обладатель специального приза телекритиков и журналистов, XI Международного фестиваля телевизионных  фильмов.

Обладатель премии IV республиканского Кинематографического конкурса «Золотой Чираг» за лучший документальный фильм года   «Bizdə hər şey var» («У нас все есть») – 2003 год.

Автор и режиссер телевизионной программы «Стиль А», освещающей события в культурной жизни республики.

Автор и режиссер телевизионных фильмов:

«Голос Азии - итоги и проблемы» - 1991 год;

« Рафик Бабаев – взгляд в будущее» - 1992 год;

« Муслим Магомаев – 50» - 1992 год;

«Праздник, который всегда с нами» (75-летие композитора Тофика Кулиева) – 1993 год;

«Джаз-саммит - 94» - 1994 год;

«Весь этот Полад» - 1995 год  (к 50-летию Полада Бюльбюльоглу);

«Уйти, чтобы остаться» (памяти композитора Рафика Бабаева) – 1996 год;

«Фестиваль рекламы «Новруз-96» - 1996 год;

«Bizdə hər şey var» («У нас все есть») – 1998 год (посвящение М.Ростроповичу);

Фильмы, снятые на CBC sport:

«Fotodan üstün... Kənanın ümidləri»

«Xəzridən Xəzriyə»

«26-cı dəqiqə»

«Kubok həyəcanı 2018»

- Азер бей, я знаю Вас как человека, влюбленного в джаз и долгое время работавшего в сфере организации различных фестивалей. Как получилось, что Вы стали работать на спортивном телеканале?

- Дело в том, что в свое время я работал на телевидении. Кроме того, спорт – одна из составляющих моей любви к жизни. Их три: музыка, кино и футбол. Поэтому, когда меня пригласили на спортивный телеканал, я согласился. Правда, не сразу: месяца три я серьезно думал над этим предложением. Я пришел на должность директора программ, но спустя время стал заместителем генерального директора телеканала. Очень полюбил ребят, с которыми работаю.

- Тех, которые находятся в Вашем подчинении?

- Да. Они замечательные, и за время работы мы стали, можно сказать, одной семьей. Кроме того, за прошедший период, а это уже больше трех лет, сделано тоже немало. Появились достойные программы европейского уровня, снято несколько хороших фильмов.

- Да, 1news.az писал об этом, в частности, о фильме «От Хазри к Хазри».

Читайте по теме:

«От Хазри к Хазри». Азер Джавад Алиев о фильме, который заставит вспомнить успешный клуб 90-х

- Самым трогательным был фильм про мальчика с «Советской», у которого есть проблемы с ногой. Наш редактор Мамедшериф  Алекберов случайно увидел его – с мячом, но на костылях. Он сделал фото, которое в соцсетях собрало множество откликов и перепостов. И тогда мы решили снять фильм о нем. Выяснилось, что у мальчика какая-то врожденная патология, и, несмотря на несколько тяжелых операций, ходить самостоятельно он так и не может. Но при этом очень любит футбол и, как может, играет в него с друзьями по двору. Нам эта история показалась очень интересной, мы сняли хороший фильм о нем, к тому же мы искренне хотели помочь ему.

- Удалось помочь мальчику?

- К сожалению, нет. С помощью AFFA мы обратились к врачам Германии, но их профессора, изучив анамнез, рассмотрев все медицинские документы и результаты проведенных операций, к сожалению, дали отрицательное заключение.

- Обидно.

- Очень. Но мы сделали все, что могли. Стараемся поддерживать с ним связь.  

- Вы очень активно освещали подготовку к финалу Лиги Европы УЕФА.

- О финале Лиги Европы будет еще и фильм, над которым мы сейчас работаем.

- Вы говорите о том, что любите коллектив, в котором работаете. Вы – строгий руководитель или, наоборот, мягкий и добрый?

- Я разный в зависимости от ситуации. Но с возрастом стал не то, что добрее – мягче, наверное. Многое понимаю иначе, вижу по-другому. Я очень люблю своих ребят и четко вижу, что они – просто другое поколение. И чем ворчать и сравнивать их с самим собой в их возрасте, лучше понять, что они просто другие. Они относятся к миру чуть проще, чем мы, они любят работать, но любят и отдыхать. И, наверное, это правильное отношение к жизни. Зато я очень хорошо понимаю, что в любой работе очень важна мотивация, и если подчиненный выполнил задание на отлично, его обязательно нужно поощрить, если не материально, то хотя бы вербально.

- А Ваши подчиненные тоже Вас так любят?

- Надо спросить у них. Хотя я думаю и чувствую, что да. На мой юбилей они подготовили для меня сюрприз, который меня очень тронул: сняли видеоролик обо мне и о нас всех. Да мы, в общем-то, все праздники стараемся отмечать вместе. Ну и, разумеется, помогаем друг другу в сложных ситуациях.

Меня радует осознание того, что я нужен – своим детям дома и своим же другим детям на работе. Я радуюсь, когда вижу их радость, ведь они порой счастливы даже больше, чем я, причем, вроде бы обыденным вещам. Они рады, если мы выезжаем на съемку, они счастливы работать с камерой и на камеру, им нравится учиться тонкостям профессии. Это – счастье.

Кроме того, когда делаешь работу и понимаешь, что ты создал что-то действительно стоящее, это очень вдохновляет. Поверьте, я очень редко так говорю о том, что делаю, потому я очень самокритичен в этом смысле.

- Вы занимаетесь тем, что Вам по душе.  И, насколько я знаю, так было всегда.

- В целом, да. Я могу делать намного больше, но в силу определенных обстоятельств реалии не всегда это позволяют.

- Насколько я знаю, у Вас была насыщенная студенческая жизнь. Расскажете о ней? И сразу второй вопрос: согласны ли Вы с тем, что если основа характера, согласно мнению психологов, закладывается в возрасте до пяти лет, то сам этот характер оттачивается как раз в студенчестве?

- О, да. Я поступил в институт в 1976 году, тогда он назывался Азербайджанский институт нефти и химии, но его уже тогда кратко называли АЗИ. Хотя, по сути, я всегда был гуманитарием: любил историю, литературу, географию, биологию, участвовал по этим предметам в олимпиадах.

Но когда я учился в старших классах, в 46 школе, где я учился, создали экспериментальный выпускной класс – физико-математический. Туда брали лучших, и мои родители настояли, чтобы я перешел именно туда. Понятное дело, что мне наняли репетиторов, благодаря чему я сумел благополучно закончить школу. Но дальше поступать своими силами в то время можно было только в АЗИ.

- А куда Вы хотели?

- Я уже тогда увлекался кино, и очень хотел во ВГИК. Но родители сказали, что возможности помочь мне у них нет, поэтому пришлось поступать в АЗИ. Что интересно, в тот год был эксперимент: при условии получения 9 баллов за первые два вступительных экзамена остальные сдавать было не нужно. Я сдал физику и математику на 4 и 5, в сумме получил как раз 9 и поступил. А уже русский язык и историю мне сдавать не пришлось.

- Действительно, забавно: предметы, которые Вы прекрасно знали и любили, сдавать не пришлось. И как Вам учеба в АЗИ?

- Чудеса начались буквально с момента поступления. Дело в том, что в школе я был очень спокойным мальчиком. То есть, я просто хорошо учился и никогда не стремился стать «идейным общественным работником». А в АЗИ я буквально сразу стал совершенно другим. Важно понять, что в то время АЗИ был центром всей студенческой жизни в Баку, и в нем самом жизнь буквально кипела. Да, все мероприятия проводились под эгидой комсомольской организации, но какие это были мероприятия!

- То есть, в комсомол больше вступали не по идейным соображениям «юного строителя коммунизма», а движимые совсем другими идеями?

- Да, совершенно верно. В Баку комсомольская организация была очень, как сегодня говорят, продвинутой в интеллектуальном и во всех остальных смыслах. Так  вот, в АЗИ на момент моего поступления были уникальный театр, дискотеки, клубы по интересам. Так что, я попал туда в самый хороший для вуза период. Неудивительно, что с первого же курса я понял, что нужно вливаться в эту жизнь, а для этого нужно что-то делать. Поэтому я тут же пошел в студенческий комитет комсомола и заявил, что хочу работать. На вопрос, что умею делать, я ответил, что хорошо пишу и разбираюсь в музыке. И мне в качестве первого задания поручили сделать стенгазету. Я сделал.

До сих пор помню название: «Биг базар», над которым крупным шрифтом шла преамбула: «Между прочим, рок-н-роллу – 20 лет!».

- Однако. Круто Вы стартовали.

- Еще как. Для газеты я использовал статьи из журнала «Америка»,  поэтому в ней были статьи о «Роллинг Стоунз», Элтоне Джоне и эротическом балете. А в самом центре на фоне американского флага красовался жест всех рокеров (знак «Victory»)

- То есть, настолько свободно было в то время?

- Не настолько. Потому что сразу после того, как моя газета моментально завоевала популярность среди студентов (возле нее стояли толпы народа), меня вызвали в комитет комсомола, где поинтересовались, что и зачем я вытворяю. После моего ответа, что я сделал, как и просили, газету, и она, судя по всему, всем понравилась, меня отвели в партком.  И женщина, сидящая там, очень удивилась, увидев «виновника инцидента». По ее словам, она была уверена, что это какой-то опасный и взрослый человек специально вредит нашему институту. Ну, а мне сказала, чтобы газету я делать продолжал, но чтобы подобных антисоветских материалов больше не было.

- И что было дальше?

- Дальше я стал замсекретаря комсомольской организации факультета, а еще позже – секретарем. И началась моя бурная деятельность: первый конкурс дискотек в Азербайджане в 1980 году, который охватил все вузы и предприятия города и шел пять дней. Это было грандиозное событие. Причем, все дискотеки были тематическими, и это было просто невероятное событие. Потом – театр миниатюр «У камина», первый джаз-клуб АЗИ. Собрания там тоже проходили очень насыщенно: мы находили и показывали старые хроникальные кадры, а в то время это было, мягко говоря, непросто сделать.

- Посмотрите, как удивительно сложилось: вроде бы Вы поступили не туда, куда лежала душа, но получается, что именно это сыграло в Вашей жизни важную и положительную роль. Получается, иногда надо следовать не велению души, а подчиняться обстоятельствам?

- Или слушать родителей. Так или иначе, но действительно неизвестно, как бы сложилась моя жизнь, если б я поступил тогда в другой институт.

- Похожие ситуации, когда стоишь перед выбором и делаешь вроде бы не то, что хотел бы, в Вашей жизни еще были?

- Таких знаковых не припоминаю. А так – выбор мы совершаем постоянно.

- Что было потом?

- Я проучился в АЗИ пять лет, и, поскольку был секретарем комсомола факультета, мог бы продолжить карьеру, оставшись на комсомольской работе. Но мой папа – человек поразительной чистоты души и порядочности – сказал, что мне надо, прежде всего, возвратить долг стране.

 - То есть?

- То есть, проработать положенные три года энергетиком на предприятии по распределению. Что я и сделал, отработав на Бакинском электромашиностроительном заводе.

- Наверное, там был разительный контраст после бурной студенческой жизни.

- Нет, потому что то же самое я устраивал и на заводе, где меня также избрали секретарем заводоуправления. В то же время я стал очень плотно заниматься джазовой музыкой, которую всегда любил. Начал активно печататься в республиканской и всесоюзной прессе. И одновременно стал выезжать на фестивали, проводимые в Союзе. Сначала я выезжал за свой счет, а потом меня уже начали приглашать. Где я только не был: Одесса, Ялта, Юрмала, Таллинн, Новосибирск, Москва, Ленинград, Ярославль…

И параллельно я начал организовывать такие фестивали здесь. Я придумал цикл концертов «Баку, Бакинцы, Джаз», концертные вечера которых проходили в актовом зале Оперной студии, Союзе композиторов, Филармонии, летнем театре на «Венеции». В этих концертах цикла принимали участие джазовые музыканты Азербайджана, исполнители и ансамбли из Москвы, Ленинграда и Эстонии. Причем, я приглашал в Баку, в том числе, и авангардных музыкантов, которых здесь не знали. Благодаря моей журналистской и организаторской деятельности меня выбрали сначала в организационный комитет Всесоюзной джазовой федерации, а потом уже в ее правление.

Меня вновь привлекли к комсомольской работе. Я ушел с завода и стал работать в Наримановском райкоме партии.

Внезапно в 1985 году меня пригласили в Москву, в оргкомитет 12-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Это было мероприятие всесоюзного масштаба! Так, я в течение пяти месяцев работал там, представляя нашу республику. У меня была почетная должность руководителя группы организации гала-концертов национальных делегаций. Это был для меня очень большой опыт.

- А что было после Фестиваля молодежи?

- Я работал в горкоме комсомола, который возглавлял Эльдар Азизов. Он дал карт-бланш всем моим идеям. Должность у меня была «инструктор орготдела», так что поле для деятельности было широкое.

Поскольку мне дали возможность действовать, я, что называется, развернулся. Для начала я возобновил в Баку проведение фестиваля «Золотая осень», который до этого проводился в 60-е годы. А потом два года подряд проводил здесь рок-панораму. Помню, как мы искали наших «рокеров»: ходили вечерами по подвалам, по клубам, кафешкам… И нашли действительно очень интересных ребят.  

Правда, все это длилось недолго: уже начались известные события в Карабахе, и я помню страшную, но очень сюрреалистичную картину: двор горкома, где стоит локационная машина с солдатами, и там же – металлисты с соответствующей атрибутикой и внешним видом.

Последним фестивалем, который я провел, стал «Одлар юрду» в 1990 году. По истории о том, как мы привозили сюда световое и звуковое оборудование Софии Ротару (у ее шоу была лучшая по тем временам техника), можно снимать отдельное кино.

Но после этого я ушел. Не мог уже работать, учитывая сложившуюся непростую ситуацию в стране. И не потому, что что-то или кто-то мешал, а по принципиальным соображениям.

Какое-то время я работал на должности директора Дворца, а потом у меня началась новая стадия в жизни – я серьезно увлекся телевидением.

- Что послужило толчком к этому?

- Тогда на всесоюзном телевидении появились прекрасные программы - «Взгляд», «Матадор» и другие, и мне очень понравилось то, что делали эти ребята. Поскольку интернета тогда не было, я просто записывал на видеомагнитофон эти передачи и тщательно их изучал.  Потихоньку осваивал монтаж, изучал, как должна стоять камера при съемках, и так далее. В общем, практически с нуля я начал делать свою передачу под названием «Стиль А». Было очень сложно, потому что я работал, можно сказать, на энтузиазме: я находил так называемых спонсоров, денег которых хватало на аренду камеры и на монтаж, да на гонорар оператора. То есть, мне уже ничего не оставалось. Но я буквально загорелся этой идеей – создавать свою программу, а то, что она стала популярной, лишь воодушевляло меня.
Первый раз я принес ее на АзТВ, в студию «Баку» Рафику Гусейнову. Он даже не стал просматривать ее – сказал, что полностью доверяет мне. Потом моя программа выходила на известном 215 кл.

Ну, а потом… пришел Народный фронт, и стало тяжело. Меня убрали с эфира после моего «пламенного» вступительного слова к фильму о Тофике Кулиеве. Там я высказал все, что думаю о новой власти, слава Богу, временной.

- Как ее пропустили в эфир?

- Это был воскресный день. На вопрос, что на кассете, я честно сказал одному из руководителей ТВ, что там фильм о Тофике Кулиеве, и даже показал ему фрагмент. Но о вступлении с моей речью я не сказал ничего. На следующее утро на меня обрушились телефонные звонки друзей и… запрет на выход в эфир. Руководителю 215 кл тоже досталось тогда. 

Но я продолжал сотрудничать с другими телеканалами, на которых вышли многие мои работы, например, фильмы о Поладе Бюльбюльоглу, фильм памяти Рафика Бабаева. А фильм о Мстиславе Ростроповиче был показан на АзТВ после изменения политической ситуации в стране.

А затем долгое время я возглавлял компанию «А Visual Productions». Мы снимали фильмы, клипы, рекламу. Помнится, мне посчастливилось поработать с известными московскими кинопродюсерами. В том числе, с Александром Роднянским, продюсером фильмов «Левиафан», и даже был на Каннском кинофестивале вместе с ними. Я также принимал участие в работе над сценарием фильма «Дуэлянт».

- У Вас очень интересная и насыщенная жизнь.

- Да…

- Азер бей, получается, пресловутого кризиса среднего возраста у Вас не было?

- Нет. Были вопросы к себе самому, когда что-то не получилось.

- То есть, счет Вы всегда предъявляете только себе?

- Безусловно. Если что-то идет не так, значит, я что-то сделал недостаточно правильно или хорошо.

- В Вашей жизни была ситуация, когда выбор, вроде бы «не тот», привел к удаче. А как Вы считаете вообще, человек создает себе судьбу сам или все же все предопределено свыше?

- Я думаю, что конструкцию жизни нам дает Всевышний, и у каждого есть Предназначение.

- Спасибо за интересную беседу. Удачи Вам!

Натали Александрова

Фото предоставлены Азером Джавад Алиевым

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены