1news.az

Таир Амирасланов должен извиниться перед Фархадом Ашурбейли – эти и другие подробности громкого суда

7 Января, 2020 в 11:52 ~ 13 минут на чтение 22062
Таир Амирасланов должен извиниться перед Фархадом Ашурбейли – эти и другие подробности громкого суда

Известный фуд-блогер, соучредитель Ассоциации кулинарных специалистов Азербайджана Фархад Ашурбейли доволен результатами судебный тяжбы с главой Центра азербайджанской национальной кулинарии Таиром Амираслановым.

Отметим, что на днях в Ясамальском суде города Баку завершился суд между кулинарами Таиром Амираслановым, Фархадом Ашурбейли и Орханом Мухтаровым.

Инициатором судебного разбирательства выступил руководитель Центра азербайджанской национальной кулинарии Т.Амирасланов, требовавший от вышеуказанных лиц компенсацию морального и материального ущерба в размере 350 тысяч манатов.

В заявлении Таир бея также фигурировал известный юрист Фикрин Бекташи, с которым сторона Таир бея впоследствии пришла к мировому соглашению. 

Суд под председательством Тогрула Ахундова не только не удовлетворил большинство требований адвокатов Т.Амирасланова, но и, приняв встречные иски Ашурбейли и Мухтарова, вынес решение и по претензиям первоначальных ответчиков.

Согласно решению Ясамальского районного суда Баку Таир Амирасланов за высказывания в отношении Фархада Ашурбейли в СМИ и на Общественном телевидении обязан принести извинения и указать, что его высказывания не соответствовали действительности.

Также он обязан выплатить Фархаду Ашурбейли компенсацию в размере 500 манатов.

Также Таир Амирасланов за высказывания в отношении Орхана Мухтарова в СМИ обязан принести ему извинения и указать, что его высказывания не соответствовали действительности.

Также он обязан выплатить Орхану Мухтарову компенсацию в размере 500 манатов.

В свою очередь, Фархад Ашурбейли обязан подписаться под письмом во Всемирную ассоциацию кулинаров, где будет указано, что у него нет претензий к Таиру Амирасланову и жалобы на него не соответствуют действительности.

Также он обязан выплатить Таиру Амирасланову компенсацию в размере 500 манатов.

Орхан Мухтаров вследствие того, что не смог доказать на основе фактов, что Таир Амирасланов предлагал ему приобрести диплом за 750 манатов, обязан извиниться перед Таиром Амираслановым и указать, что его высказывания не соответствуют действительности, а также выплатить Т.Амирасланову компенсацию в размере 500 манатов.

Учитывая, что это было резонансное дело, участники которого не раз обращались и в 1news.az, мы обратились за комментариями ко всем сторонам и публикуем их мнение без каких-либо изменений.

Фархад Ашурбейли:

- Спасибо, что обратились за комментариями, в первую очередь хочу поздравить всех с прошедшими праздниками.

По поводу вашего вопроса, согласен ли я с решением суда и как его оцениваю. Оцениваю я его очень хорошо, мало того, я считаю это прецедентом, подтверждающим фундаментальное право каждого гражданина на свободу слова.

Я как гражданин своей страны имею полное право на критику деятельности того или иного ведомства, в данном случае Центра национальной кулинарии, и решение суда лишь доказало мне, что я на правильном пути. По поводу того, буду ли я исполнять решение суда в отношении меня? Да, конечно, это моя обязанность, и я исполню его, каким бы оно ни было.

Хочу еще раз отметить то, что данный кейс показал общественности, что конструктивная критика не наказывается, а наоборот - приветствуется. Если честно, я благодарен Таир бею за то, что он подал на нас в суд. Он показал кулинарному сообществу свои истинные намерения, и многие кулинары перестали доверять руководству национального центра. Именно благодаря суду кулинары смогли консолидироваться и создать новую Ассоциацию кулинаров Азербайджана.

СМИ, общество, профессионалы, зарубежные и местные эксперты были свидетелями этого процесса и различных инсинуаций, которые были озвучены с другой стороны. Мы неоднократно предлагали мир и сотрудничество, но все наши предложения разбивались о стену самомнения, что Таир бей единственный и незаменимый на рынке гастрономии страны. Да, это было так в начале 90-х, и я неоднократно об этом писал, но нынче век XXI, и давно пора смириться с тем, что за молодежью не угонишься.

Истинными причинами суда я лично не считаю эфемерный «моральный и материальный ущерб», это, как мне кажется, была попытка «задушить» Первый чемпионат поваров Азербайджана и нашу инициативную группу кулинаров, которая со временем стала официальной Ассоциацией кулинаров. Всё просто, мы за последние полтора года сделали огромное количество работы, не привлекая финансирование из бюджета, и это вызвало чувство агрессии со стороны руководства национального центра. Мы довольно часто сталкивались с «палками в колёса» от Таир бея, но суд это, конечно, был финиш.

Опять-таки, я сейчас обращаюсь лично к Таир бею посредством вашей статьи.

- Уважаемый Таир бей, вы в свое время делали очень много для формирования гастрономии в стране, никто, в том числе и я, не может этого отрицать. Но, пожалуйста, перестаньте вступать в конфликт с молодежью и заявлять свои эксклюзивные права на кулинарию. Все ваши действия последних лет ударяют по вашему имиджу руководителя и учителя, как вы себя называете. Ваш конфликт с молодежью ничем хорошим не закончится, поэтому я призываю вас быть мудрее и протянуть руку всем, кто хоть как-то пытается улучшить ситуацию на рынке.

Ваша принципиальная позиция вредит не только вам лично, она вредит всей стране и всему кулинарному рынку. Одумайтесь, а мы со своим энтузиазмом и рвением сделать хорошее для страны окажем вам поддержку.

Орхан Мухтаров:

- Решением суда я частично недоволен, так как суд не принял во внимание мои показания о том, что Таир бей предлагал мне получить диплом за так называемый «официальный сбор». Я от своих слов не отказываюсь, Таир бей действительно предлагал мне диплом, о чем он сам заявил на последнем слушании.

Просто Таир бей считает, что оплата в размере 700 манатов - это официальный сбор за диплом, а я предпочитаю называть это другим словом. Учитывая, что дипломы выдаются без экзамена и курсов. Будем называть выдачу и оплату дипломов без экзамена, аттестации, практики, без курсов по повышению профпригодности «Официальными сборами».

Если Таир бей решит оспаривать решение суда в Апелляционном суде, то у меня для него плохие новости. По имеющимся у меня данным, многие повара начали обращаться в различные инстанции с просьбой подтвердить то, что выданные Таир беем дипломы признаются государством. Думаю, в будущем Центр национальной кулинарии столкнется с валом запросов от поваров и государственных организаций, и это повлияет на решение Апелляционного суда.

Причиной суда, по моему мнению, была попытка давления на молодых поваров, которые хотели развиваться и продвигаться в Международной ассоциацией кулинаров.

Единственное, о чем я сожалею, что высказал правду, не имя на руках твердых доказательств. Но я уверен, что в скором времени вся правда откроется, так как многие люди интересуются законностью дипломов Центра кулинарии.

Фикрин Бекташи:

- В первую очередь, пользуясь случаем, хочу поздравить редакцию 1news.az с Новым годом, ну и, конечно же, всех читателей. Честно говоря, вообще не понятно, зачем надо было начинать этот процесс. То есть, в ситуации, когда ребята (Фархад Ашурбейли и Орхан Мухтаров, и иные деятели кулинарного мастерства) просто пытались решить свои проблемы путем встреч, переговоров, обращением напрямую в Центр национальной кулинарии, который, по сути, должен помогать развитию отрасли и содействовать профессиональному росту кулинаров, поваров, рестораторов и иных людей, работающих в данной отрасли, ассоциация бездействовала и в некоторых моментах официально отказывалась что-либо предпринимать.

Ребята, потеряв надежду, обратились в СМИ. А я дал оценивающее мнение касательно деятельности чиновника, чем разозлил последнего и, тем самым, «фактически» примкнул к Орхану и Фархаду. То есть, моей целью было содействие решению проблемы, которая реально была пустяковой, а в итоге оказалось, что «я оскорбляю честь и достоинство Амирасланова». Дело перешло в суд, и фактически мы все потеряли во времени, так как прошло 14 месяцев! Честно говоря, любой чиновник должен проявлять большую толерантность в отношении любой критики в свой адрес. Это просто необходимо для повышения эффективности реализации государственной политики.

Я надеялся, что проблемы все же будут решены, недопонимания перейдут на уровень активного взаимодействия, но в итоге Амирасланов подал в суд на Орхана Мухтарова и Фархада Ашурбейли, редакцию 1news.az (это действительно так, редакция была оказана в числе ответчиков, однако никаких решений в отношении 1news.az вынесено не было – прим. ред.) и меня.

Дело рассматривалось в Ясамальском суде, и мои интересы представлял большой профессионал - адвокат Севиндж Алиева, которая в суде с первого дня утверждала, что, по сути, суд должен отклонить иск Амирасланова в отношении меня, так как я выражал «оценочное мнение».

«Оценочное мнение» во всем мире способствует совершенствованию системы, управления, законодательства и демократии в целом. А тут нам пришлось объяснять и суду, и истцу, что мы хотим, сначала вместе, а потом по-отдельности. В силу того, что процесс шел на азербайджанском, нам пришлось переводить с русского все интервью, включая интервью Амирасланова. Далее суд назначил несколько лингвистических экспертиз по каждому интервью в отдельности. В итоге эксперт по одному и тому же интервью выразил мнение, согласно которому оскорбительный заголовок, под котором упоминаются несколько человек можно интерпретировать как оскорбительный только к конкретному человеку, что по сути является «нелогичным».

Назначение повторных экспертиз, включение в дело новых лиц напрягает и затягивает весь судебный процесс, который мог бы длиться еще несколько месяцев. В итоге, я со своим адвокатом пришел к мнению, что в целях ускорения процесса решения проблем ребят надо прийти к консенсусу. Суд вынес решение, прямо или косвенно устраивающее все стороны, но для ответчиков главной целью всего процесса было решение проблем, о которых говорилось в интервью.

Остался ли я доволен процессом?

Мне сложно сказать, что я согласен со всем, но скажем, работа экспертов не устроила ни одного из участников процесса. То есть, практически, все упиралось не в закон, не в очевидную оценку нашего оценочного мнения судом, а в экспертную оценку нашей оценки. В итоге эксперт дал заключение, которое разнилось по каждому в отдельности. Опять же, налицо отсутствие практики национальных судов по вопросам защиты чести, достоинства, свободы выражения мнений и т.д.

В силу того, что Амирасланов является поваром, чиновником и руководителем ассоциации, это создало определенные трудности на стадии предварительного слушания в суде. Если я говорил об Амирасланове как о чиновнике, а ребята как о руководителе ассоциации, то фактически Амирасланов в своем иске ставил вопрос о защите деловой репутации.

Решение суда в отношении меня в принципе на данном этапе нас устраивает. Но, я думаю, что судебная практика Европейского суда по правам человека в отношении решений, принятых по разбирательствам касательно применения статьи 10 о свободе выражения мнения должна дальше изучаться судами, особенно судом первой инстанции. Сегодня с развитием СМИ и отсутствием цензуры данная практика является еще более востребованной. Актуальность диктуется необходимостью теоретического осмысления судьями концепций, связанных со свободой выражения мнения.

Вы спрашиваете, что означает решение суда для Амирасланова? Я думаю, что он, будучи руководителем ассоциации, проиграл еще на стадии идеи подачи в суд против Фархада Ашурбейли и Орхана Мухтарова. Судебным процессом Амирасланов фактически оттянул решение проблем. В итоге ребята добились решения в свою пользу, и он обязан его исполнить.  В отношении иска против меня, то он был отозван, как, впрочем, и я отозвал свой иск в отношении Амирасланова. 

Объективно говоря, поражением Амирасланова это называть нельзя, так как суд вынес решение и в его пользу тоже. Конечно же, требование компенсации в 350 тысяч было безосновательным и нелогичным, поэтому суд вынес более обоснованное решение касательно компенсации. И ему принесут извинения посредством СМИ.  

Для меня главным в этой ситуации было исключительно способствование решению проблем молодых поваров, кулинаров, кондитеров, обеспечение для наших талантов доступа на мировые рынки. Я думаю, что этот вопрос решен. Я не буду продолжать судебный процесс, так как для меня он завершен, равно как и для Амирасланова в отношении меня.

* * *

Отметим, что 1news.az, естественно, обратился и к Таиру Амирасланову с просьбой прокомментировать решение суда. Но Таир бей сказал, что пока еще не знаком с решением, и поэтому комментировать не будет, но не исключил, что сделает это в будущем.

1news.az будет отслеживать развитие событий.

Тимур Рзаев

22 062

просмотра
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены