1news.az

От Горби до Аун Сан Су Чжи: будут ли эти палачи лишены Нобелевской премии?

29 Января, 2020 в 11:15 ~ 11 минут на чтение 11113
От Горби до Аун Сан Су Чжи: будут ли эти палачи лишены Нобелевской премии?

Государственный советник и фактический лидер Мьянмы Аун Сан Су Чжи – символ правозащитного движения в своей стране, обладатель ряда международных званий и наград, оценивающих ее заслуги в защите прав человека, самой весомой из которых является Нобелевская премия мира.

Сегодня ее образ правозащитника на грани краха – 74-летняя Аун Сан Су Чжи встала на защиту генералов, некогда державших ее саму под домашним арестом в течение 15 лет.

Суть вопроса – в ее отношении к факту жестоких преследований в Мьянме представителей рохинджа – местной этнической группы, исповедующей ислам.

В декабре прошлого года на заседании Международного суда ООН в Гааге Аун Сан Су Чжи решительно отвергла обвинения в геноциде, выдвинутые против властей ее страны, назвав их «не отражающими полноту картины и вводящими в заблуждение».

Действия армии в отношении рохинджа она объяснила защитой страны от вооруженных мятежников, признав, что в ходе конфликта могло иметь место и превышение полномочий.

Рохинджа проживают в мьянманском штате Ракхайн, в отличие от буддистского большинства населения страны исповедуют ислам и говорят на языке, родственном бенгальскому.

В европейских источниках об их общинах известно с XVIII века. Власти Мьянмы, однако, заявляют, что они переселились туда из Индии во времена британского колониального правления и в ходе войны за независимость Бангладеш от Пакистана в 1971 году, не употребляют термин «рохинджа», называя их бенгальцами, и отказывают им в гражданстве.

Иск против Мьянмы подала Гамбия, небольшая мусульманская страна на западе Африки, которую поддержала Организация исламского сотрудничества. Документ основан на докладе экспертов ООН, в котором говорится, что 600 тысяч рохинджа, проживающих в Мьянме, сталкиваются с угрозой геноцида.

Власти Мьянмы обвиняются в массовых убийствах рохинджа, пытках и сожжении домов, в том числе вместе с запертыми внутри обитателями. Около 740 тысяч человек, по данным ООН, из-за угрозы геноцида в Мьянме вынуждены были бежать в соседний Бангладеш.

Аун Сан Су Чжи фактически возглавила страну в апреле 2016 года, за пять месяцев до начала операции в Ракхайне. Армейское командование ей напрямую не подчиняется, однако, по оценке экспертов ООН, ее вина – в сопричастности и бездействии.

Как пишет The New York Times, после прихода к власти Аун Сан Су Чжи сама начала проявлять «диктаторские черты». Об этом изданию рассказали и ее бывшие единомышленники, оказавшиеся в опале.

За свою безмолвную поддержку жестокости в отношении части населения собственной страны она уже лишилась звания «Посла совести», которого была удостоена в 2009 году от правозащитной организации Amnesty International, а также статуса «почетного гражданина» Канады.

Активисты по всему миру призывают лишить Аун Сан Су Чжи и Нобелевской премии мира, которую она получила в 1991 году за достижения в борьбе за демократию и права человека.

В 2018 году Нобелевский комитет хотя и признал Аун Сан Су Чжи частично ответственной за происходящее в Мьянме, однако заявил, что не намерен лишать ее премии.

«Это втянуло бы нас в постоянные дискуссии о том, как измерять и оценивать поступки людей после того, как они получили премию, - сказал исполнительный директор Нобелевского фонда Ларс Хайкенстен. – Всегда были и будут Нобелевские лауреаты, чьи поступки уже после вручения премии мы не одобряем или не считаем верными. Полагаю, этого невозможно избежать».

На фото: Аун Сан Су Чжи

Двойные стандарты

Однако тот факт, что лауреатом Нобелевской премии мира является и известный советский политический деятель Михаил Горбачев, в западном мире никого не смущает, и право Горбачева на премию не оспаривается.

Для Запада Горбачев – это человек, разрушивший «железный занавес», положивший конец «холодной войне». При нем советские войска были выведены из стран Варшавского договора, разрушена Берлинская стена… Однако на совести Горбачева и многие другие, менее доблестные решения и поступки.

Так, в самом начале 1990 года «всемирный миротворец» устроил кровавую расправу над жителями Баку, а также пытался силой оружия подавить протестные настроения и в других союзных республиках – Грузии, Литве, Латвии и др.

Именно он – последний генсек ЦК КПСС и первый президент СССР – отдал приказ о проведении в Баку варварской акции под кодовым названием «Удар», отправив против мирных граждан собственной страны тяжелую военную технику. Движение частей сопровождалось обстрелом случайных людей, автомашин, попадавшихся на пути следования.

Карательная акция была учинена в Баку в ночь с 19-го на 20 января 1990 года, по итогам которой погибли 147 человек, были ранены 744, незаконно арестован 841 человек, сотни пропали без вести.

Советские руководители пытались оправдать кровавую бойню «необходимостью недопущения армянских погромов», хотя к тому времени армян в Баку уже почти не было. Но цель была совсем иной – подавление национально-освободительного движения, устрашение народа и спасение коммунистической власти в Азербайджане.

Поскольку республиканское партийное руководство уже не владело ситуацией, Михаил Горбачев приказал армии взять Баку под полный контроль. Его очевидную ложь о том, что якобы «азербайджанские боевики первыми открыли огонь по солдатам советской армии», позже опровергли независимые адвокатские организации, в частности, известная организация «Щит». Изучив факты по данному делу, эксперты не выявили никаких формирований «азербайджанских боевиков» и заключили, что советская армия вела войну со своими же гражданами.

На фото: Михаил Горбачев

Вспоминают очевидцы

Алиев Надир, пос. Бузовна (дорога в аэропорт), больница пос. Мардакян:

«19 января я с двоюродным братом ехал в аэропорт. Между 12 часами и часом ночи на дороге начался обстрел. Я – свидетель того, как солдаты стреляли в спины бежавших по дороге людей, кололи штыками тех, кто уже был в агонии.

Я забыл выключить фары машины и, когда они подбежали, хорошо рассмотрел лица солдат: они были очень рослые, с длинными волосами, усами, бородами, не как положено солдатам, но они были в военной форме. Вся наша машина была пробита пулями. В меня попали четыре пули, три рядом с печенью, одна подкожно.

Со мной в реанимации лежал парень, Фуад, 22 года, из пос. ГРЭС. Он был ранен, солдаты кололи его штыком. Через два часа он умер. Там, на дороге, в ту ночь я видел, как в мертвого человека всадили пули целого «магазина».

Алекперов Нариман Мамедали оглу, 11-я Хребтовая, художник:

«В ночь на 20 января я ехал на машине мимо таксомоторного парка, хотел отвезти детей к родителям, в их районе не стреляли, а у нас все время, по окнам. Вдруг я увидел два танка, один повернул в сторону памятника XI Красной армии, а второй на большой скорости поехал прямо на меня.

Я остановил машину на обочине и, когда танк подъезжал, сам не знаю почему, закричал детям (13 и 15 лет), чтобы они бежали. Танк наехал на машину, я не успел выскочить, остался между двумя гусеницами, получил переломы, части машины врезались мне в тело.

С другой стороны остановился РАФ, люди вышли из машины, они не могли понять, что происходит. Тогда танк развернулся и поехал на этот РАФ. Все побежали, из танка по ним стали стрелять. Мои дети, прятавшиеся на обочине, закричали, одному попала пуля в живот. Потом танк уехал, незнакомые люди доставили нас на машине ГАЗ-24 в больницу».

Прохоров Иван, Тбилисский проспект, шофер дежурной машины «Бакводопровода»:

«19 января я вышел на дежурство. Ночью, после 12 часов, мы ехали в 69-й резервуар (северный). Открыли воду для больницы «Скорой помощи». Выстрелы были слышны со всех сторон. Я, начальник дежурства и один рабочий работали в резервуаре, подключали.

Нам надо было вернуться за одной деталью. Рабочего мы оставили в резервуаре, а сами с начальником дежурства поехали на Мусабеков, где мы обычно дежурим. Около Тбилисского проспекта увидели сильный свет фар, это оказался танк.

Мы остановились, я дал знать, что мы работаем – не стреляйте! Я садился в кабину, когда раздалась автоматная или пулеметная очередь. Я замер, но они снова стали стрелять уже в меня, пуля попала в левую ногу. Потом танк уехал. Не знаю, откуда появилась «Скорая», но мой начальник ее остановил. Внутри было много раненых, меня уже просто впихнули туда».

Сафарова Севиндж, сотрудница регистратуры Клинической больницы «Скорой медицинской помощи»:

«19 января я была на дежурстве и находилась в здании больницы. Около 12 часов ночи стали поступать первые раненые. Через некоторое время раненые пошли сплошным потоком. В отделении находились 3 хирурга и 2 медсестры. Все были в растерянности, никто не знал про русские войска.

Я обзвонила всех хирургов и попросила выйти на работу. Со всех сторон слышались стоны, крики, было много крови. Часа в два ночи отключили электроэнергию, и света не стало. На помощь пришли студенты-медики, они все прибежали, жгли газеты, кто-то нашел свечи, так и делали операции. Все операционные были заполнены, но поток продолжался.

Возле больницы стояли солдаты и не разрешали выходить на улицу. Они стреляли в врачей! Никогда не забуду смерть двоих детей – четырнадцати и девяти лет, а еще одного привезли с ранением в живот, он тоже умер. В ту ночь в течение только одного часа поступило 42 трупа».

Призвать Горбачева к ответственности

Официальный Баку неоднократно и на разных уровнях призывал наказать всех виновных в трагедии 20 Января, вошедшей в историю как «Черный январь».

Первым, кто выступил с публичным осуждением этих событий, был общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев, находившийся в то время в Москве и будучи в отставке.

На следующий день после трагедии Гейдар Алиев, выступив в Постоянном представительстве Азербайджана в Москве, подверг резкой критике лиц, совершивших эту акцию, и заявил, что считает этот акт противозаконным, антидемократичным, противоречащим гуманизму и принципам объявленного в стране строительства правового государства.

«Я считаю, что были возможности для политического урегулирования вопроса. Были возможности для диалога с народом, но они не были использованы, и в ночь с 19-го на 20 [января] в Баку были введены крупные контингенты советской армии и войск МВД СССР. К чему это привело… к каким трагическим последствиям это привело, теперь уже нам хорошо известно», - сказал в тот день Гейдар Алиев.

В январе 1994 года Генпрокуратура завершила следствие по расследованию событий «Черного января», в числе прочих объявив виновным в трагедии Михаила Горбачева. В марте 2003 года Следственное управление по особо тяжким преступлениям прокуратуры Азербайджана возбудило против Горбачева уголовное дело.

Этот вопрос был затронут и в этом году в рамках мероприятий в связи с 30-й годовщиной трагедии 20 Января. Так, помощник Президента Азербайджана – заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации Президента Хикмет Гаджиев, отметив причастность Горбачева, призвал лишить его Нобелевской премии:

«Вручение Нобелевской премии мира Михаилу Горбачеву, на котором лежит вина за Январские события, не поддается логике, и еще не поздно лишить его этой премии».

Автор: Е.Остапенко

11 113

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ От редакции

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены