Наши за рубежом

Ирада Гурбанова: «На скоростной трассе я закрыла глаза, хотела отпустить руль, и в этот момент у меня в животе зашевелился ребенок…»

13:16 - 03 / 05 / 2016
Ирада Гурбанова: «На скоростной трассе я закрыла глаза, хотела отпустить руль, и в этот момент у меня в животе зашевелился ребенок…»

Очередной гость авторского проекта «Наши за рубежом» - врач Ирада Гурбанова, владелица собственной клиники в Берлине, проживающая в Германии более 25 лет.

- Ирада ханум, наши общие друзья рассказали мне о Вас. И вот, воспользовавшись тем, что Вы гостите в Баку на Новруз байрамы, я решила пригласить Вас в проект об азербайджанцах, проживающих за рубежом. Знаю, Вы бываете в наших краях не часто...

- В последнее время не чаще одного раза в год. Удается вырваться на Новруз байрамы. В этом году приехала с сыном, ему 12 лет. Родился он в Германии, и у него нет иных возможностей познакомиться с традициями своего народа, кроме как приехать на историческую Родину и увидеть все воочию. Я, конечно же, все увиденное сопровождаю своими разъяснениями. Для меня очень важно, чтобы он знал и чувствовал себя азербайджанцем, знал традиции и культуру нашего народа.

- Вы покинули Азербайджан в начале 90-х годов…

- Сначала уехал мой муж. Позже, по приглашению, поехала и я с дочкой. Поначалу нам было очень трудно. Помимо нас, в Германии было очень много мигрантов из советских республик. У нас были проблемы с жильем, социального пособия хватало только на самое необходимое. Было непросто, очень непросто.

- Сейчас Вы - преуспевающая бизнес-леди, мать двоих детей. Какой путь пришлось Вам пройти, чтобы добиться всего этого?

- Сейчас, оглядываясь назад, могу сказать, что многого из случившегося со мной не пожелала бы врагу. Началось с того, что нас обобрали в аэропорту «Шереметьево». Советские пограничники всегда славились своей «доброжелательностью» по отношению к желающим выехать за рубеж. Не разрешалось вывозить ничего, в том числе и метрики, дипломы и т.д. В самолет садилась с одной сумкой, где были вещи для дочки и кое-что для себя. Германия нас с распростертыми объятиями не встречала. Нам помогли знакомые из Баку, благодаря которым мы оказались во Франкфурте-на-Майне. Первое время мы оставались на американской базе. Нам приходилось жить на военном корабле. Лишь в 1993 году мы смогли получить постоянный вид на жительство.

Некоторое время спустя мы с супругом разошлись, и каждый пошел своей дорогой, а дорога моего бывшего супруга привела его прямиком к тюрьме. Думаю, переживаемые трудности все-таки сказались на нем и наложили свой отпечаток.

- И вы фактически оказались одна в еще не ставшей родной стране, без какой-либо поддержки…

- В общем-то, да, но при этом постоянный вид на жительство давал право работать. В 1995 году мы с дочкой переехали в Берлин. Там я нашла себе работу в частной практике психиатра. Врачом я, конечно же, не могла работать, но в качестве помощника на регистратуре я на практике училась всему, и благодаря этому и выбрала впоследствии эту профессию. Я проработала там 6-7 лет, одновременно училась, проходила интернатуру. В итоге я получила право работать ассистентом врача. К этому времени Бог наградил меня второй дочерью.

Я устроилась в новом качестве у другого психиатра в частной практике. Ему было около 70 лет, и он был мне как отец. Я многому научилась у него. Работая в частной практике, я получала копейки, хотя и накапливала необходимый мне опыт и практические знания. Чтобы больше зарабатывать, я устроилась медсестрой в амбулаторной службе. Это было что-то вроде сервиса присмотра за больными. Совмещала работу и учебу, по завершении которой получила право быть ассистентом врача-психиатра.

В один прекрасный момент германские власти начали процесс депортации моего бывшего мужа. А так как ПМЖ я получила благодаря ему, соответственно постоянный вид на жительство отозвали и у меня, передо мной стала маячить депортация.

Посовещавшись со знакомым адвокатом, нашли выход – заключили соглашение с государством, согласно которому я должна была вернуть все социальные выплаты, которые получала в Германии до получения ПМЖ, и мне оставляли право на работу. Таким образом, я смогла продолжить свою деятельность, работала на двух работах, содержала двух дочек, которым на то время было 8 лет и 2 годика соответственно. Старшая дочь рано научилась самостоятельности, ухаживала за младшенькой. Помогали и соседи, отвозили и привозили в садик. Это все так резко отличалось от того, к чему я привыкла с детства. И это стало мне уроком жизни.

- Не каждый бы выдержал. Что Вас поддерживало в эти годы?

- Была одна ситуация, когда я чуть не сдалась. Мне нужно было ехать ночью в другой конец Берлина к пациенту, я не знала дороги и не могла сориентироваться. И тут все на меня нахлынуло, я заплакала. Проплакав некоторое время, я вздохнула и про себя сказала – или ты идешь к оврагу и остаешься навсегда там, или собираешь всю волю в кулак и дальше идешь по жизни. И тогда я успокоилась. Путь мне как будто стал ясным – надо много работать и работать.

- Тогда Вы и предположить не могли, что самый главный удар в Вашей жизни еще впереди….

- В 2002 году я получила немецкий паспорт и смогла, наконец, приехать в Азербайджан навестить родственников. В 2003 году я снова приехала в Баку, на этот раз уже с младшей дочкой. Так получилось, что мы, будучи в Баку, попали в автомобильную аварию, в результате которой моя дочь скончалась.

Дальше все как во сне. Острая душевная боль постепенно перешла в другую стадию. Осознание потери давалось очень тяжело. Возвратившись в Германию, пыталась продолжать жить. Вновь получила постоянный вид на жительство. Я в третий раз стала мамой - у меня родился сын. Мне очень помогли мои братья и сестры, так как в период беременности я не получала помощи от государства.

Я долго переживала смерть дочки. Будучи беременной, не могла найти себе успокоения. Был даже момент, когда на скоростной трассе я закрыла глаза, хотела отпустить руль, и будь что будет. И в этот момент у меня в животе зашевелился ребенок. Слово он почувствовал и сказал: «Куда же ты собралась?» Я уже не стала закрывать глаза, поняла, что не имею права этого делать. Я не одна. Этот ребенок спас нам всем жизнь. Он вернул всю нашу семью к жизни. Мы смогли пережить смерть моей второй дочки. Его очень любят все, и мои братья, и сестры, и бабушка.

- Что изменилось в Вашей жизни с рождением сына?

- С помощью родственников я создала свой бизнес. Это клиника по реабилитации больных и уходу за пожилыми людьми в Берлине. За счет опыта, который накопила до этого, я смогла набрать пациентов. И дело пошло. Помимо собственной практики, я участвовала в различных общественных проектах, затрагивающих беженцев из арабских стран. В этом году исполняется 10 лет, как развивается моя практика врача-психиатра в Германии. Я долго к этому шла, не искала легких путей и это все окупилось.

Кроме того, у меня был филиальный проект моего бизнеса в Нюрнберге. Практика показала, что очень тяжело работать на два города, и мне пришлось продать его.

В позапрошлом году мне пришло предложение из турецкого министерства о создании пенсионного фонда в Турции. Я подписала договор с Министерством пенсионного обеспечения Турции о реализации пилотного проекта. Он будет реализован в городе Маниса. Правда, чтобы реализовать этот проект, я должна бросить все свои дела в Германии и заняться только им. Поэтому пока проект заморожен, но своей актуальности не теряет.

Еще один проект, над которым активно работаю, - это проект открытия этакого Дома престарелых, куда пенсионеры могут приезжать утром, а вечером уезжать. Объект находится рядом с больницей и рядом с поликлиникой. Сейчас мы переоборудуем снимаемое помещение под действующие в Германии нормы.

- С какими трудностями сталкиваетесь в своей работе в Германии?

- Есть сложности, связанные с наплывом мигрантов в Германию. К сожалению, очень часты случаи мошенничества. Это накладывает свой отпечаток на остальных приезжих, которые честно работают. Это чувствую сейчас даже я, прожившая более 15 лет в Германии, имеющая гражданство и большой опыт работы в этой стране. Даже отношение со стороны налоговых органов гораздо более тщательное.

Много завистников - два раза на меня жаловались. Один раз даже полиция приезжала, проводила обыск. Разумеется, все эти жалобы оказались надуманными, но все это является большим стрессом.

- Но, несмотря на это, жизнь в этой стране уже, наверное, не кажется такой страшной, как в самом начале?

- Только благодаря рождению сына. Я ему всегда говорю, что с твоим появлением пришло и материальное благополучие. Я уже примерно знаю свои расходы и доходы, на жизнь и развитие хватает, есть уверенность в будущем. Сын хорошо учится в школе, из 18 человек 6 ребят получили направление в гимназию, и он среди них. Дочь вышла замуж, учится на юриста в Гумбольдтском университете Берлина. У нее сын пяти лет.

- В Германии живет много азербайджанцев. Поддерживаете ли Вы общение с ними?

- Среди моих пациентов азербайджанцев нет. Но с соотечественниками связи не теряем. У нас тут функционирует Дом азербайджанцев, по линии которого вместе участвуем в различных мероприятиях. Как правило, это благотворительные мероприятия. Лично я вот уже 6-7 лет организую мероприятия по поводу праздников Рамазан, Новруз и др. Сами немцы с удовольствием принимают в них участие.

- Скажите, в Баку Вы не вернетесь уже никогда?

- Мой дом - в Германии, но мое сердце - в Баку, навсегда…

Текст: Ругия Ашрафли

Фото: Виктория Мельник 

Новости для вас

Последние новости

Все новости

NEXT TV