1news.az

«Импровизация президента»: Кешикчидаг как причина противоречий в грузинской власти

7 Июня, 2019 в 17:14 ~ 10 минут на чтение 7861
«Импровизация президента»: Кешикчидаг как причина противоречий в грузинской власти

Похоже, в политическом истеблишменте Грузии назревают противоречия по вопросу делимитации азербайджано-грузинской границы.

Так, председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе, обеспокоенный ситуацией, сложившейся вокруг монастырского комплекса Кешикчидаг (Давид Гареджи), выступил с достаточно резким комментарием относительно действий президента Саломе Зурабишвили.

Как сообщает «Sputnik Грузия», заявление грузинского президента о необходимости скорейшего решения вопроса делимитации азербайджано-грузинской границы Кобахидзе назвал «импровизацией, которая в конечном итоге вылилась в обострение ситуации».

При этом спикер грузинского парламента еще в конце мая выразил уверенность в том, что дружественные государства обязательно найдут выход из сложившегося положения.

«За заявлением президента последовали определенные шаги с разных сторон, которые, к сожалению, обусловили обострение ситуации. Поэтому это является контрпродуктивным», - сказал Кобахидзе журналистам.

Проблема, по его словам, заключается в импровизации на эту тему.

«Подчеркивание вопроса демаркации и делимитации нельзя считать проблемой. Главное, чтобы за этим не последовали бы провокационные шаги. Поэтому мы часто всех призываем воздержаться от частных инициатив и импровизаций - это тот вопрос который должен решаться на уровне консультаций между двумя дружественными странами», - отметил Кобахидзе.

Надо отметить, что после заявления Саломе Зурабишвили на границе действительно имели место нежелательные действия, способные накалить ситуацию.

Читайте по теме:

Пограничная провокация: Почему грузинский политик устроил скандал у Кешикчидаг? - ВИДЕО

 «Живая стена» на границе: кто и зачем в Грузии называет Азербайджан оккупантом?

Прокомментировать разногласия в правительственной верхушке Грузии по вопросу делимитации границ с Азербайджаном и, соответственно, ситуацию вокруг монастырского комплекса Кешикчидаг (Давид Гареджи), мы попросили азербайджанского политолога Ильгара Велизаде:

- Я полностью солидарен с мнением председателя парламента Грузии. На самом деле, после заявлений Саломе Зурабишвили, к ним стали «подстраиваться» различные интересанты, пытавшиеся, что называется, «поймать рыбку в помутневшей воде». Абсолютно понятно же, что весь вопрос о согласовании границ упирается в чисто технические моменты.

Речь идет о делимитации границ, а этот процесс, прежде всего, обусловлен решением и согласованием целого ряда технических деталей. Поэтому он должен обсуждаться специалистами, непосредственно занимающимися этой темой. До сих пор было проведено, если не ошибаюсь, более десяти встреч специальной комиссии по делимитации азербайджано-грузинской границы, причем значительная часть вопросов была решена. Не делимитированной сегодня остается примерно треть от всей протяженности границы. И подходы, которые применялись к делимитации уже согласованных участков, фактически применяются к тем, которые пока остаются не делимитированными. Вот такая ситуация.

К сожалению, были заявления, которые на самом деле вызвали, прямо скажем, неадекватную реакцию - в частности, в грузинском обществе. Этот нездоровый ажиотаж был подхвачен средствами массовой информации,  и ситуация, скажем так, стала жить собственной жизнью. Сам же процесс делимитации и двустороннего согласования шел в соответствии с задачами, которые были поставлены в предыдущее время. Согласование проходило  в соответствии с определенной логикой, а ажиотаж нагнетался сторонними силами и приобрел совершенно другой характер.

Таким образом, в регионе начали складываться две реалии – одна настоящая, реальная, и вторая – виртуальная. Как результат, сами грузинские государственные деятели начали высказывать мнения о том, что все-таки следует умерить эти настроения и сосредоточиться на конкретных делах.

Выступление спикера парламента, кстати, не первое – до этого были заявления министров иностранных дел, внутренних дел Грузии. То есть, люди, имеющие отношение к исполнительной, законодательной  власти в Грузии, прекрасно знают цену азербайджано-грузинским отношениям, и понимают, что в случае какого-то неблагоприятного хода событий - естественно, прежде всего, речь идет о национальных интересах, в частности Грузии, по ним может быть нанесен удар. И, конечно, сегодня никто из ответственных лиц в грузинском руководстве этого не хочет.

- Выходит, формулировка «спорные территории» применимо к данному случаю некорректна?

- Абсолютно некорректна. Она вообще не соответствует реалиям этого процесса. Между нами нет никаких спорных территорий, спорных участков границы. Есть не делимитированные участки границы, что отнюдь не сопоставимо с понятием «спорные участки». Ни по границам, ни по территории мы с Грузией не спорим, поскольку нет  предмета спора. 

Ведь что подразумевается под спорными территориями? Приведу конкретный пример - Индия и Китай, между которыми неоднократно возникали конфликты на почве взаимных территориальных претензий. 

Между нами с Грузией такого нет – ни Азербайджан никогда не претендовал на грузинские территории, ни Грузия никогда не притязала на азербайджанские территории. Почему здесь нет спорных территорий или спорных участков границы? Давайте вспомним: в апреле этого года МИД Грузии  выступил с просьбой к азербайджанской стороне предоставить возможность грузинским паломникам посетить ряд сооружений в монастырском комплексе Кешикчидаг, расположенных на азербайджанской территории.

То есть, признавая суверенитет Азербайджана над этими территориями, грузинский МИД официально обращается к Баку с просьбой разрешить грузинским паломникам посетить эти сооружения.

И ни разу, ни МИД Грузии, ни грузинские официальные лица не заявляли о своем несогласии с характером устройства государственных границ, и с какими-либо требованиями «о возвращении территорий» и т.п. Но с такими заявлениями выступали безграмотные и безответственные политики. И вот сейчас руководство Грузии, в частности, устами спикера парламента, обращает внимание этих политиков на то, что на самом деле проблем, которые они сегодня себе представляют, не существует.

- Наверное, в Тбилиси есть понимание того, что обострение ситуации не в пользу Грузии, не нужно это и Азербайджану…

- Конечно. Здесь надо отдать должное руководству Азербайджана, которое  очень сдержанно относится к этой ситуации. До сих пор не было ни одного заявления со стороны представителя азербайджанских властей, которое могло бы как-то иначе интерпретироваться или послужить формированию какого-то напряженного фона вокруг этого процесса. Сейчас и грузинские власти пытаются сдержанно реагировать, и азербайджанское руководство с самого начала очень сдержанно реагирует.

Напряженность возникает, когда к очень чувствительным темам примешивается политика, особенно, когда некоторые политические деятели неумело подходят к этому вопросу.

- Какой, по вашей экспертной оценке, может быть наиболее оптимальное решение вопроса Кешикчидаг?   

- В мире существует большой накопленный опыт, когда государственная граница - представляющая собой режимный объект – проходит по территориям, представляющим важность не только для государства, которое ими обладает, но и  сопредельным странам. Если эти страны находятся в дружественных отношениях, то конечно, для определенных объектов можно сделать какие-то исключения. Скажем, можно выделить этот вопрос в какой-то отдельный протокол к основному двустороннему документу, можно как-то иначе подходить к этому вопросу, когда гражданам соседнего государства  предоставляется возможность переходить границу в определенных местах и посещать эти объекты, в данном случае, совершать паломничество в святые места, и т.д.

В принципе, до сих пор так и происходило между Азербайджаном и Грузией, поскольку азербайджанская сторона, руководствуясь доброй волей, хорошими отношениями между нашими странами, предоставляла возможность грузинским паломникам совершать паломничество к монастырскому комплексу. Я думаю, эту практику можно было бы сохранить, конечно, с учетом того, что граница все-таки – это режимный объект, и есть режим охраны государственной границы. Просто можно давать возможность гражданам соседней страны в определенное время посещать комплекс для выполнения религиозных обрядов. С другой стороны, мы могли бы разработать, например, совместный культурно-туристический проект, согласно которому, сюда могли бы приезжать туристы.

В целом, все эти вопросы надо решать в рамках приграничного сотрудничества. Есть международная практика, когда в рамках вот такого приграничного сотрудничества был разработан отдельный подход к подобным вопросам. В этом случае они регулируются решениями межправкомиссий или каких-либо других структур с соответствующим статусом. Таким же образом можно подойти и к вопросу Кешикчидаг (Давид Гареджи). Тем более, что такая практика имеется у нас самих - комплекс не был полностью закрытым объектом и азербайджанская сторона давала грузинским гражданам возможность посещать его.

- Как вы думаете, критическое замечание спикера парламента Ираклия Кобахидзе может накалить ситуацию в самой Грузии или, напротив, приведет к пониманию ситуации и решению вопроса в конструктивном ключе?

- Конечно, если к этой ситуации опять будут примешиваться действия посторонних сил, каковыми я считаю тех, кто не к месту высказывают свои мнения и накаляют обстановку, то, конечно, она может усугубиться.

Дело в том, что Грузия – это государство, где проживают также представители  довольно внушительного азербайджанского меньшинства, и любые противоречия на этой почве, к сожалению,  могут привести к очень нелицеприятной ситуации между грузинами и азербайджанцами. Опять же, к сожалению, сейчас на грузинском политическом поле появились сомнительные личности, высказывающие абсолютно недопустимые суждения, и уже выходя за рамки непосредственно этого вопроса, переходят на тему азербайджано-грузинских отношений в целом, пытаются подвергнуть их ревизии, высказывают свои оценки азербайджанцам как нации. Это абсолютно недопустимо, и этому надо положить конец.  Хотелось бы верить, что опасность развития ситуации в этом направлении побудит грузинское общественное и политическое мнение предпринять усилия для того чтобы  заставить замолчать таких людей.

С другой стороны, хотелось бы надеяться, что в данном случае и азербайджанцы Грузии проявят определенную солидарность и, объединившись со здоровыми политическими силами в Грузии, чтобы дать достойный ответ радикальным группам.

Ф.Багирова

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены